Меню

Золотая лихорадка река в северной америке

Золотая лихорадка река в северной америке

Клондайкская золотая лихорадка

26 июня 1925 года, ровно 90 лет назад, состоялась премьера знаменитого фильма Чаплина «Золотая лихорадка». Картина, снятая 29 лет спустя после вспышки золотой лихорадки на Аляске, в общем и целом воссоздает то историческое явление. Для пущей правдоподобности Чаплин даже нанял 2500 бродяг, которые махали кирками, имитируя работу старателей. Однако за 95 минут экранного времени невозможно отразить все подробности жизни золотодобытчиков. Да этого и не требовалось, потому что в кинокомедии нет места трагедиям и крушениям иллюзий, которые подстерегали старателей на каждом шагу. И экранный Чарли, сказочно разбогатевший и встретивший на приисках счастье, был на Клондайке редчайшим исключением.

В 1896 году началась золотая лихорадка на Клондайке — пожалуй, самая известная в истории. Она доказала: чтобы заработать на золоте, совсем не обязательно его добывать. 5 сентября 1896 года пароход Alice Коммерческой компании Аляски подплыл к устью реки Клондайк. На его борту была сотня старателей из ближайших поселков. Они шли по следам Джорджа Кармака. Тремя неделями раньше тот привез из этих мест чехол от винчестера, полностью набитый золотым песком. Так началась самая известная и масштабная золотая лихорадка в истории.

Давайте узнаем подробности .

Пошли за лососем, вернулись с золотом

«Открытие» Клондайка не было случайным. Старатели подбирались к нему медленно, но верно. Золото на тихоокеанском побережье Канады находили и раньше 1896 года. Первыми драгоценный металл в местных реках заметили миссионеры и торговцы пушниной еще в 40-х годах XIX века, но промолчали. Первые — из-за страха, что наплыв старателей пошатнет моральные устои только-только обращенных в новую веру индейцев. Вторые — потому что считали торговлю пушниной бизнесом более выгодным, чем добыча золота.

Но все же в начале 50-х на реке Фрейзер в Британской Колумбии появились первые старатели. Их было немного: прииски здесь были не слишком богатые, а кроме того, в разгаре была золотая лихорадка в Калифорнии. Но по мере того как в Калифорнии запасы истощались, миграция старателей усиливалась. С переменным успехом они исследовали русла канадских рек, постепенно продвигаясь на север, к границе с Аляской.

Появились даже первые города старателей. Сначала Форти-Майл — поселение на излучине одноименной реки и Юкона. Когда золото нашли чуть севернее, многие старатели перебрались в новый поселок Серкл-Сити. Добывали здесь золота немного, но все же сумели обустроить свой быт. На тысячу с небольшим жителей здесь открыли два театра, музыкальный салон и 28 салунов — то есть по салуну примерно на каждые 40 человек!

Всякое стихийное бедствие — а золотая лихорадка для подавляющего большинства ее участников являлась именно бедствием — начинается случайно, с какого-нибудь пустяка. В начале августа 1896 года трое жителей канадского штата Юкон, граничившего на севере с Аляской, отправились на поиски запропастившихся Кейт и Джоржда Кармаков. Через пару дней те отыскались в устье реки Клондайк, где они заготавливали на зиму лосося.

Затем эти пять человек немного побродили в окрестностях и натолкнулись на богатейшие россыпи золота, которое просто сверкало в ручье, и его можно было собирать голыми руками.

5 сентября Джордж Кармак привез в поселок Серкл-Сити пару килограммов золотого песка, чтобы обменять его на валюту и необходимые товары. Серкл-Сити, в котором проживало около тысячи человек, мгновенно опустел — все ринулись в устье Клондайка. Точно такое же умопомрачение охватило и жителей всей округи. Таким образом на добычу золота в места его наиболее богатых залежей осенью 1896 года собралось около трех тысяч человек. Именно им удалось ухватить за хвост птицу счастья. Золото лежало буквально под ногами, и собирать его было можно, не встречая ожесточенного сопротивления конкурентов. В 1896 году золота на Клондайке хватало всем.

Такой лафе эти счастливчики были обязаны удаленностью региона от цивилизации и отсутствию в холодное время года транспортной и информационной связи с крупными городами, находившимися значительно южнее. Вот именно эти три тысячи человек, за редким исключением, намыли золота на многие тысячи долларов. Однако далеко не все они разумно распорядились нажитым, у большинства золотой песок протек между пальцев.

К прилично заработавшим следует еще отнести от силы тысячу-полторы тех, кто впоследствии прибыл в Юкон из других регионов мира, включая даже Австралию. Этим уже приходилось буквально драться за золото. И терпеть неимоверные тяготы, поскольку они не были приспособлены к тяжелому труду в суровых условиях севера.

Надо признать, им повезло. Начиналась зима, связи с «большой землей» не было, никто не мог ни приехать на Юкон, ни уехать отсюда, и широкие круги американской общественности узнали о новых месторождениях золота только летом следующего года. Тысяча старателей получила возможность полгода намывать золото на самых плодородных участках, не беспокоясь о конкурентах.

Настоящая золотая лихорадка началась лишь после того, как с началом лета эти старатели привезли свое золото на «большую землю». 14 июля 1897 года в порт Сан-Франциско зашел пароход Excelsior. Он совершал рейс с Аляски. У каждого пассажира на руках было золотого песка на сумму от $5 тыс. до $130 тыс. Чтобы понять, что это значит в современных ценах, смело умножайте на 20. Выйдет, что у самого бедного пассажира рейса в кармане было $100 тыс.

А через три дня, 17 июля, другой пароход, «Портлэнд», зашел в порт Сиэтла. На борту «Портленда» находилось три тонны золота: песок и самородки в грязных холщовых мешках, на которых восседали, сияя обветренной улыбкой промеж обмороженных щек, их законные владельцы. После этого Соединенные Штаты Америки (а затем и весь остальной мир, цивилизованный и не очень) хором сошли с ума. Люди бросали работу и семь­и, закладывали последние пожитки и устремлялись на север. Полицейские уходили с постов, вагоновожатые оставляли трамваи, пасторы — приходы.

Мэр Сиэтла, находившийся в командировке в Сан-Франциско, телеграфировал о своей отставке и, не возвращаясь в Сиэтл, бросился на Клондайк. Почтенная тридцатилетняя домохозяйка Милдред Бленкинс, мать троих детей, выйдя за покупками, не вернулась домой: забрав из банка общие с супругом сбережения, она добралась до Доусона и щеголяла там в суконных штанах, занимаясь перепродажей продовольствия и стройматериалов. Кстати, старушка Милли не прогадала: через три года она вернулась к семье, принеся с собой в качестве искупительного дара золотого песка на 190 тысяч долларов.

«Настало время отправляться в страну Клондайк, где золота так же много, как опилок», — написала на следующий день городская газета The Seattle Daily Times.

И наступила цепная реакция. На север пошли десятки судов. К сентябрю из Сиэтла на Аляску отправились 10 тыс. человек. Зима поставила лихорадку на паузу, но уже следующей весной по тому же маршруту поехали более 100 тыс. охотников за удачей.

Конечно, мало кто понимал, на что он идет. Самый легкий маршрут до Клондайка выглядел так: несколько тысяч километров по океану до Аляски, потом переход через перевал Чилкут высотой километр, очередь в несколько тысяч человек. Да еще преодолеть его можно было только пешком — вьючные животные не могли подняться по крутому склону. Лошади и собаки на склоне оказывались бессильны. Правда, имелись индейцы, которых можно было нанять на переноску из расчета доллар за фунт поклажи. Но такие деньги водились только у эксцентричных миллионеров, которые, впрочем, попадались на Юконе чаще, чем в ресторанах Ниццы. Дополнительная трудность: во избежание голода власти Канады не пускали через перевал, если с собой у старателя не было как минимум 800 кг продовольствия. Некоторые по сорок раз мотались вверх и вниз, чтобы перетащить на себе груз. Ползли так плотно, что, выпав из очереди, можно было прождать пять-шесть часов, чтобы снова встать в строй. Частые лавины погребали под собой и людей, и пожитки.

Дальше — переправа через озеро Линдеман и 800 км сплава по усыпанной порогами реке Юкон до Клондайка.

Те, кто преодолел Чилкут, рубили лес, строили плоты, лодки — короче, все, что держало на плаву их и запасы, и готовились к последнему броску по реке Юкон. В мае 1898 года, как только река освободилась ото льда, флотилия из семи тысяч так называемых судов пустилась в 800-километровое плавание вниз по течению.

Пороги и узкие каньоны разбили мечты и жизни многих: из 100 тысяч авантюристов, выгрузившихся в Скагуэе, только 30 тысяч достигли Доусона — в то время невзрачной индейской деревушки. Из них состояние на добытом золоте сделали в лучшем случае несколько сотен.

Нажито непосильным трудом

Статистика продолжавшейся два года золотой лихорадки, охватившей и Юкон, и перекинувшейся на Аляску, весьма печальна. За этот период в северных краях попытались найти свое финансовое счастье около 200 тыс. человек. Счастье нашли, как было сказано, 4 тыс. человек. Но тех, кто нашел тут смерть, было гораздо больше — по различным оценкам от 15 до 25 тыс.

Невзгоды начинались сразу же, как только ловцы удачи добирались на корабле до Аляски, где необходимо было преодолеть крутой перевал Чилкут, который были не в состоянии осилить вьючные животные. Здесь их встречала канадская полиция, которая пропускала лишь тех, у кого было не меньше 800 килограммов продовольствия. Также полицейские ограничивали ввоз в страну огнестрельного оружия, дабы на приисках не происходили широкомасштабные сражения, грозившие перекинуться на расположенные южнее территории Канады.

Затем следовала переправа через озеро Линдеман, 70-километровый переход по бездорожью и 800-километровый сплав по усыпанной порогами реке Юкон до Клондайка. До приисков добирались далеко не все.

На месте людей поджидал суровый климат с крепкими (до 40 градусов) морозами зимой и изнуряющим зноем летом. Люди умирали и от голода, и от болезней, и от несчастных случаев во время работы, и от стычек с конкурентами. Ситуация усугублялась тем, что на добычу золота приехало значительное количество «белых воротничков» — клерков, учителей, врачей, непривычных ни к тяжелому физическому труду, ни к бытовым невзгодам. Это было вызвано тем, что Америка в тот период переживала далеко не лучшие экономические времена.

А труд, действительно, был тяжелым. После того, как быстро собрали золото с поверхности земли, необходимо было перелопачивать грунт. А он большую часть года был промерзшим. И его приходилось прогревать кострами. Во время калифорнийской золотой лихорадки старателям было значительно легче.

Решил попытать счастье и начинающий писатель Джек Лондон, который был вынужден уйти из Калифорнийского университета из-за невозможности оплачивать учебу. В 1897 году, в 21 год, он добрался до приисков и застолбил с товарищами участок. Но золота на нем не оказалось. И будущий знаменитый писатель был вынужден просидеть на пустой делянке без надежды на обогащения, дожидаясь весны, когда можно будет выбраться из проклятых провидением краев. Зимой заболел цингой, обморозился, спустил всю имевшуюся у него наличность… И нам, читателям, здорово повезло, что он выжил, вернулся на родину и написал великие романы и блистательные циклы рассказов.

Надо сказать, что намытого за 2 года лихорадочной добычи золота оказалось не так уж и много в расчете на каждого старателя. В современном масштабе цен это 4,4 млрд. долларов, которые следует разделить на 200 тыс. человек. Получается всего лишь 22 тыс. долларов.

Но одним из самых разумных и прозорливых предпринимателей оказался Джон Ладю. За 6 лет до начала золотой лихорадки он основал торговый пост на севере Канады, снабжая всем необходимым местных жителей, а также старателей, которые в ту пору добывали золото в очень скромных объемах.

Читайте также:  Корабль вышел из устья реки в море как при этом изменились следующие величины объем погруженной

Когда в сентябре 1896 года все окрестные жители ринулись к устью Клондайка на открытые Кармаком россыпи, Ладю в стороне не остался. Но он купил не золотоносный участок, а некому не нужные 70 гектаров земли. Затем завез на них запасы продовольствия, построил дом, склад и лесопилку, основав поселок Доусон. Когда весной следующего года десятки тысяч ловцов удачи ринулись к устью Клондайка, то все и жилые дома, и здания инфраструктуры строились на земле Ладю, что приносило его громадные прибыли. И совсем скоро Ладю стал мультимиллионером, а поселок разросся до размеров города с 40-тысячным населением.

По расчетливости с Джоном Ладю может сравниться разве что еще один человек. Отставной капитан Уильям Мур за десять лет до начала золотой лихорадки скупил земли в бухте Скагуэй. Бывший моряк, он обратил внимание, что это единственное на сотню миль место, где фарватер позволяет подходить к берегу крупным судам. Десять лет он с сыном неспешно строил в Скагуэй пристань, склады и лесопилку. Расчет Мура был прост: старатели исследуют все реки южнее, а значит, когда-нибудь доберутся и до этих мест.

Прогноз оправдался сполна: за два года клондайкской лихорадки через Скагуэй прошли больше 100 тыс. человек, а хутор Уильяма Мура превратился в крупный по тем временам город.

Хуже пришлось золотоискателям, только начинавшим путь к Клондайку. на Аляске. С весны 1898 года каждый месяц через Скагуэй проходили около тысячи старателей, направлявшихся в Доусон. Перенаселенные поселки на юге Аляски превратились в прибежище для тысяч мужчин, томящихся в ожидании отъезда на север. Чтобы развлечь эту беспокойную публику, в Скагуэе возникли многочисленные «салуны» и просто притоны.

Королем этого теневого мира Аляски был человек по прозвищу «Скользкий» (Soapy). Подлинным его именем было Джефферсон Рандольф Смит Второй. К 1884 году «Скользкий» претендовал на роль короля преступного мира в Денвере, организуя фиктивные лотереи. За чрезмерные претензии конкурирующие банды пытались в 1889 году прикончить Смита, но он сумел отбиться. Дошло до того, что мэрии Денвера пришлось отражать нападения гангстеров с помощью орудий. Смит понял, что противостоять артиллерии его банда не сможет, и предпочел в 1896 году перебраться на Аляску.

«Скользкий» опередил основную волну золотоискателей на год и успел к ней хорошо подготовиться. Действовал он привычным способом. В Скагуэе он для начала организовал в «салуне» игорное заведение. Затем Смит наладил прием телеграмм, устроив рядом игру в покер, которая заканчивалась почти прогнозируемым проигрышем отправителя телеграммы. Доверчивым золотоискателям и в голову не приходило, что до ближайшего телеграфного столба были сотни миль. Далеко не все понимали, что их надули. А те, кто понимали, слишком спешили к заветному Клондайку, чтобы тратить время на жалобы.

Спустя год у Смита появились сильные конкуренты. В мае 1898 года под руководством канадских инженеров началось строительство узкоколейки White Pass & Yukon, которая должна была соединить Скагуэй c поселком Уайтхорс. «Скользкий» понял, что золотоискатели, переходящие без задержки с трапа парохода в вагон поезда, не станут его клиентами, но бороться с железнодорожной компанией было непросто. Стали смелее и сами золотоискатели. Вечером 8 июля 1898 года в Скагуэе было созвано собрание «вигилантов» (граждан, занимавшихся самосудом). Подвыпивший Смит отправился на это собрание, но его туда не пустили. Началась словесная перепалка, плавно перешедшая в перестрелку, в ходе которой «Скользкий» был убит. Криминальному царству в Скагуэе пришел конец.

Но все же самые большие состояния на клондайкской лихорадке сколотили те, кто разбирался в механизмах торговли. В разгар золотого бума цены на товары в Доусоне и других старательских поселках были не просто высокими, они были баснословно высокими.

Начать с того, чего стоило добраться до Доусона. Индейцы-носильщики в разгар лихорадки брали $15 тыс. по нынешним ценам за то, чтобы перенести тонну груза через перевал Чинкук.

Для наглядности мы и дальше будем оперировать ценами сегодняшнего дня. Лодку, позволяющую сплавляться 800 миль по Юкону, нельзя было купить дешевле $10 тыс. Будущий писатель Джек Лондон, оказавшийся летом 1897 года на Юконе, зарабатывал на том, что помогал проводить лодки неопытных старателей через речные торосы. За лодку он брал по-божески — около $600. И за лето заработал $75 тыс. Для сравнения: перед отъездом на Клондайк Лондон работал на джутовой фабрике и за час работы получал $2,5. Это $170 в неделю и 2300 за три месяца. То есть в тридцать раз меньше, чем на торосах Юкона.

Как солдаты на войне, жители Доусона жили настоящим. Хозяйка канкана Герти Брильянтовый Зуб (увеселительный бизнес шел так хорошо, что она себе такой вставила) точно обрисовала ситуацию: «У этих несчастных просто все чешется, чтобы спустить побыстрее денежки, — так они боятся отдать Богу душу, прежде чем выкопают все, что там еще осталось». Боль, отчаяние и заледенелые трупы в вымороженных хижинах преотлично уживались с шансонетками, стоявшими по щиколотку в самородках на сцене «Монте-Карло». Одичавшие старатели тратили состояния за право потанцевать с сестрами Жаклин и Розалиндой, известными под кличками Вазелин и Глицерин.

Конечно, цены можно объяснить сложностями доставки в богом забытые районы. Но свою роль играли, конечно, жадность и монополия. Так, поставку продуктов в Доусон практически полностью контролировал один человек — канадец Алекс Макдональд по прозвищу Большой Алекс. Через год после начала золотой лихорадки состояние Большого Алекса оценивалось в $5 млн, а сам он получил титул «короля Клондайка». Он не только скупил десятки «заявок», но и нанял разорившихся старателей для работы на своих приисках. В итоге Макдональд заработал 5 миллионов долларов и получил неофициальный титул «короля Клондайка». Правда, финал скупщика недвижимости оказался печальным. Сосредоточив в своих руках огромные земельные участки, Макдональд не захотел вовремя с ними расстаться. В итоге цена на горы и леса с истощившимися месторождениями упала, и «король Клондайка» обанкротился.

Была в Доусоне и своя «королева» — Белинда Малруни. Она начинала со спекуляции одеждой — привезла обносившимся старателям одежду на 5 тысяч долларов, которая была продана за 30 тысяч долларов, а потом переключилась на виски и обувь, продавая резиновые сапоги по $100 за пару. И тоже стала миллионершей. Узнав об открытии золота в районе Нома, «королева» Клондайка тут же перебралась на Аляску. Она по-прежнему была изобретательной и предприимчивой. Трон «королева» Белинда не получила, но ей удалось выйти замуж за французского афериста, объявившего себя графом. Деньги Малруни были вложены в Европейскую пароходную компанию. «Королева Клондайка» жила в Лондоне, ни в чем себе не отказывая, вплоть до 1914 года, когда война привела к краху судоходства и разорению многих компаний. Белинда Малруни умерла в бедности.

Причем эти люди не были первопроходцами. О том, как правильно зарабатывать на золотой лихорадке, предприимчивые люди знали давно. Несколькими десятилетиями ранее, когда лихорадка охватила Калифорнию, первым миллионером стал отнюдь не какой-то парень с киркой и лопатой, а тот, кто парням эти лопаты продавал. Звали его Сэмюэль Бреннан, и он оказался в нужное время в нужном месте.

Двоеженец, авантюрист, алкоголик и глава общины мормонов Сан-Франциско Сэмюэль Бреннан среди прочего «прославился» фразой: «Я отдам вам деньги Господа, когда вы пришлете мне квитанцию за его подписью».

А дело было так. В разгар золотой лихорадки в Калифорнии туда приехало много мормонов. Религия обязывала их отдавать богу десятую часть заработанного. Десятину от намытого золота старатели-мормоны приносили именно Сэмюэлю. А тот обязан был переправлять его в Юту, в штаб-квартиру церкви. Но никаких посылок с золотым песком из Калифорнии не приходило. Когда из Юты Бреннану намекнули на то, что присваивать деньги бога нехорошо, он и ответил той самой фразой о расписке.

К тому времени Бреннан мог себе позволить такую наглость. Он уже ни от кого не зависел. А все потому, что однажды к нему — тогда еще скромному пастырю и владельцу небольшого магазина — зашел первооткрыватель калифорнийского золота Джеймс Маршалл. Он нашел золото за пару месяцев до этого, но хранил свою тайну. Однако, оставшись без денег, как-то расплатился в магазине Бреннана золотым песком. И чтобы доказать, что золото настоящее, признался, где его нашел.

Пастор использовал ситуацию себе во благо. В следующие несколько дней он скупил по округе все лопаты и прочую хозяйственную утварь. А потом в своей газете напечатал заметку о том, что на реке Американ Ривер нашли золото. С этой заметки и началась калифорнийская золотая лихорадка. Расчет Бреннана был прост: его магазин — единственный по дороге от Сан-Франциско к приискам, а значит, старатели заплатят столько, сколько он запросит. И расчет сработал: уже очень скоро он продавал за $500 лопаты, скупленные им по $10. За сито, которое обошлось ему в $4, он просил $200. За три месяца Сэмюэль заработал свой первый миллион. Прошло еще несколько лет, и он уже не просто самый богатый человек в Калифорнии, но и один из «столпов общества», владелец газет, банков и пароходов, сенатор штата Калифорния.

Впрочем, конец Сэмюэля был печален. Видимо, Господь, постеснявшись отправить ему квитанцию на десятину, нашел другой способ напомнить о справедливости. Несколько рискованных финансовых операций и скандальный развод обанкротили первого миллионера Калифорнии. Старость он встречал, ночуя в задних комнатах местных салунов.

Примерно так же закончили свою жизнь и большинство старателей. Даже намыв миллионы на реках Юкона, они не могли справиться со своими страстями. Салуны, бордели, казино — сфера услуг знала, как вытащить деньги из их карманов. Писатель Брет Гарт, прославившийся описанием быта старателей, рассказывает о человеке, который, выгодно продав свой участок, за один день проигрывает в казино Сан-Франциско полмиллиона долларов. Свидетели золотой лихорадки в Австралии в своих мемуарах делились воспоминаниями о персонажах, которые в местных кабаках прикуривали трубки от пятифунтовых купюр (это как пятитысячная в нашей реальности) и платили извозчикам горстями золотого песка.

Источник

Золотая лихорадка в США

Золотая лихорадка — история страсти, мужества, и финансового обогащения

Выражение — «золотая лихорадка» — давно пережило свой первоначальный смысл и стало нарицательным, выражающим идею того, что в каком-то месте возникает внезапная возможность быстрого обогащения, привлекающая сюда множество людей, гонимых жаждой наживы. При этом такое место может не относиться к золоту и не иметь географических координат, а быть, к примеру, новым направлением в производстве.

Но были времена, когда «золотую лихорадку» понимали именно как погоню за золотыми россыпями, а её участники, действительно, вели себя подобно людям, охваченным болезненной страстью.

Как возник термин «Золотая лихорадка»

Кто впервые применил термин «золотая лихорадка» — доподлинно неизвестно. Известно наверняка, что возник он в 1848 году в Калифорнии, США. Тогда в долине реки Американ-Ривер, что на западных склонах хребта Сьерра-Невада, были случайно обнаружены россыпи песка с высокой примесью золота. Золота в песке было так много, что его мог добывать любой человек, пользуясь лопатой, ситом, и несколькими тазами. Такой метод промывки песка в науке называют шлиховым, а людей, занимающихся подобной деятельностью — старателями.

zolotaya lihoradka Золотая лихорадка в США

При определённой доле удачи старатель мог обогатиться в течение короткого времени, поэтому районы золотоносных россыпей мгновенно наполнялись огромным числом людей. С их приходом начинала развиваться инфраструктура местности: вырастали новые посёлки, строились дороги, обычно безлюдная доселе местность наполнялась людьми, лихорадочно ищущими свой вожделенный шанс.

Читайте также:  Самая крупная река в республике удмуртия

Так возникает ситуация «золотой лихорадки», которая обычно спадает после того, как поверхностное золото уже собрали. После этого старатели уезжают, за дело берутся серьёзные компании с промышленными методами добычи, а район, где возникла лихорадка, изменяется до неузнаваемости.

История человечества знала много «золотых лихорадок», возникающих в разных странах и на разных континентах. Первая из них родилась, пожалуй, ещё в средние века в Латинской и Южной Америке, когда сотни тысяч переселенцев из Европы двинулись в Новый свет в поисках вожделенного «золота индейцев».

С тех пор «золотые лихорадки» возникали в самых разных местах, например, в Австралии или Африке. Но все они не идут в сравнение с «золотыми лихорадками» в США, когда старательство, благодаря средствам массовой информации, становится настоящим шоу, будоражащим умы сотен тысяч людей. Именно открытия золотых россыпей в Калифорнии, а потом на Аляске, породили повсеместное распространение этого понятия, внедрение его в литературу и кино, а значит, и в массовое сознание.

Калифорнийская «золотая лихорадка»

В этой статье речь о ней уже заходила. Возникнув на западе США в 1848 году, она продлилась около четырёх лет. Благодаря ей Калифорния из заштатной территории, мало заселённой, далёкой от центра и довольно бесперспективной, получила статус полноправного штата страны, в 6 раз увеличила своё население, приняв в общей сложности более 200 тысяч человек. На её землях возникли и начали бурно развиваться такие города, как Сан-Франциско, Сакраменто и Лос-Анджелес, были построены современные пути сообщения, автомобильные и железнодорожные, появились морские порты.

В сотнях книг и фильмов подробно описана жизнь первых старателей: опасная, тяжёлая, полная приключений, насилия и азарта. Как оказалось, только малая часть из них обогатилась за счёт золотых самородков. В то же время, в Калифорнии, на золотых приисках, рождались первые большие деньги известных американцев, которые сами не мыли золотой песок, но вовремя оказались в роли людей, обслуживающих азартное старательское племя.

Среди таких людей стоит в первую очередь упомянуть некоего торговца Сэма Бреннена, живущего в тогда ещё крохотном городке Сан-Франциско. Одним из первых узнав о находке золотых россыпей, Бреннен собрал немного драгоценного песка, и однажды пронёсся с ним по улицам города, извещая всех о невиданной находке. Когда первые старатели ринулись в магазины, чтобы купить лопаты, кирки и другую старательскую утварь, оказалось, что хитрый Сэм заранее скупил это всё за копейки. Теперь лопаты можно было приобрести только у него, но уже в десятки раз дороже. За считанные дни он заработал 30 тыс. долларов — огромные деньги по тем временам!

Предложив старателям особо прочные штаны на заклёпках, заложил фундамент своего богатства Леви Страусс, знаменитый «отец джинсов». Джон Студебеккер, безвестный изготовитель тачек, начал делать фургоны для приезжих переселенцев. А через сотню лет на грузовиках «студебеккер» передвигалась уже вся американская армия.

«Золотая лихорадка» на Аляске

На самом деле, здесь, на севере страны, их было даже две. Первая возникла в 1896 году на реке Клондайк. С тех пор имя реки тоже стало нарицательным, синонимом какого-нибудь богатого источника ресурсов. За три года долину Клондайка посетило около 200 тыс. старателей, но только несколько тысяч сумели заметно разбогатеть. В отличие от Калифорнии, район Клондайка не получил в дальнейшем существенного развития, что объясняется суровыми природными условиями этой территории.

Доступное золото на Клондайке закончилось года через три, а выжившие в жестоких морозах старатели постепенно начали перемещаться в другое место на Аляске, полуостров Сьюард, где открылись новые месторождения. Здесь, на Сьюарде, началась вторая аляскинская погоня за золотом. Закончилась она примерно к 1910 году. Примечательно, что в 1925 году вышел на экраны фильм Чарли Чаплина «Золотая лихорадка», о событиях на Аляске. Он стал первым в огромной череде кинокартин, освещающих непростую жизнь старателей на приисках.

В наше время на Земле практически нет мест, где можно было бы найти много поверхностного золота. Старательская романтика ушла в прошлое, оставив нам воспоминание о тех смелых и дерзких людях, кто стремился в дикие края, ведомый жаждой наживы и славы, кто менял себя и преображал целые районы, строя города и дороги в диких, не занятых людьми местах. И, положа руку на сердце, мы немного завидуем этим людям, живущих такой страстной, наполненной жизнью.

А Америка, к тому же, должна быть им благодарна хотя бы за то, что годы «золотой лихорадки» наполнили её запасы тоннами золота, укрепили финансовую мощь. Ведь только в Калифорнии добыли 3,5 тыс. тонн золота — около трети всего драгоценного металла, найденного на территории США за все годы существования страны!

Источник

Золотая лихорадка

Утром, 24 января 1848 года, рабочий лесопилки Джеймс Маршалл отправился на поиски места для строительства водяной мельницы. Выйдя к берегу Американ-Ривер, он заметил на песке яркие проблески, сверкающие в лучах солнца. Подняв свою находку, Маршалл понял, что держит в руках небольшой, размером с горошину, но, несомненно, настоящий кусочек золота. Чтобы удостовериться в этом, он пошел к прачке, работающей на той же лесопилке, и с помощью кислоты они убедились, что найденный Маршаллом самородок – это чистое золото (позднее он был оценен в 5 долларов). О своей находке Маршалл без промедления рассказал Джону Саттеру, владельцу лесопильного завода. Этому немецкому иммигранту принадлежали тысячи акр земли в окрестностях Сакраменто, и он планировал дальше расширять свои территории, чтобы затем создать огромную сельскохозяйственную империю. С этой целью информацию о находке было решено скрыть. Однако тайна всё же всплыла, и вскоре одна из газет Сан-Франциско подтвердила сообщения о нескольких золотых находках и из соседних районов начали стекаться шахтеры.

Один предприимчивый торговец, Сэм Бреннан, решил нажиться на этой новости. Он собрал немного золотого песка и отправился в Сан-Франциско, где принялся носиться по улицам с пузырьком в руках и криком: «Золото! Золото! Золото с Американ-ривер!». Бреннан надеялся, что в эти места хлынут рудокопы, которые, конечно же, станут покупать все необходимые товары в его лавке и помогут сколотить состояние. Кроме того, лавочник начал рассылать газетные вырезки с заметкой о золоте. Вести довольно быстро дошли до тогдашней столицы Калифорнии — города Монтеррея, а затем и до восточного побережья Соединенных Штатов, вызвав повсеместно самую настоящую «золотую лихорадку».

Однако мало кто всерьез воспринимал информацию о находке Маршалла, пока в декабре 1848 года президент Джеймс Полк в обращении к Конгрессу не заявил: «В сообщения об изобилии золота на тех землях, звучащие столь неправдоподобно, было бы трудно поверить, если бы они не подтверждались официальными отчетами наших чиновников». Таким образом, произошло то, чего ждали миллионы. По сути прозвучал призыв к действию. Фермеры бросили свои поля, торговцы закрыли магазины, солдаты оставили расположения своих частей. Все двинулись на запад. Уже в начале 1849 года «золотая лихорадка» стала настоящей эпидемией. Все мужчины, способные передвигать ноги, и многие женщины покинули города и ринулись на Американ-ривер. Там стали появляться все новые золотые прииски, а неподалеку от лесопилки Саттера возник первый в Калифорнии поселок горняков Колома.

Прибыв в эти места в конце 40-ых годов 19 века можно было увидеть сотни людей, суетившихся у лотков для промывки породы. Золото буквально «текло рекой». Даже индейцы, которых не подпускали к современным технологиям, наловчились мыть золото с помощью своих подручных средств. Потихоньку центр Калифорнии смещался ближе к золоту. По инициативе местных сторожилов строительство новой столицы штата началось в Сакраменто — ближе к сказочно богатой золотом Американ-ривер. Жажда золота гнала туда людей и по воде, и по суше. В 1849 году «золотая лихорадка» сорвала с мест общим счетом около 80 тысяч человек, которых впоследствии стали называть «сорокадевятниками». Многочисленные прибывающие золотоискатели нуждались в еде, одежде, жилье, поскольку добывать золото на одном энтузиазме было невозможно. Поэтому вокруг стремительно начали расти вспомогательные предприятия и учреждения. Первыми иммигрантами, прибывшими на поиск золота, были выходцы из северной части Мексики, а позднее из Перу и Чили. Но уже к 1850 году шахтеры съезжались сюда почти со всего мира – из Европы, Китая, Австралии. Они шли самым длинным путем — морским, огибая Южную Америку. Второй путь пролегал через Панамский перешеек: сначала до него добирались морем, затем на лошадях по суше и вновь морем до Калифорнии. Была и другая дорога, не близкая и не безопасная, которая полностью пролегала по суше, через весь континент — Великие равнины, Скалистые горы. Стремительно увеличивающийся поток чужеземцев не нравился гражданам США, считавшим, что только они имеют право добывать здесь золото. И в 1850 году, под давлением местных жителей, власти Калифорнии ввели особый налог для иностранцев — 20 долларов в месяц (по тем временам очень большая сумма), таким образом избавившись почти от всех конкурентов. А тем временем поток золота не иссякал. 1 мая 1850 года Сан-Франциско покинул пароход «Панама» с золотом на 1,5 миллиона долларов. Согласно официальному отчету 26 октября 1850 года золотодобычей в Калифорнии занимались 57 тысяч человек.

Фильм Чарли Чаплина «Золотая лихорадка» (1925) — снят, в основном, по мотивам «золотой лихорадки» на Аляске (1902-1905)

Однако с 1852 года рост добычи золота начал снижаться, его становилось все тяжелее найти, поэтому между шахтерами росла ожесточенная конкуренция. Большинство из них едва находили достаточно золота, чтобы покрыть затраты на еду, одежду и инструменты. Не то, чтобы золота не стало совсем, но рассчитывать на легкий заработок больше не приходилось. Поэтому в 1853 году множество людей поспешили вернуться к себе домой, что ознаменовало окончание Калифорнийской золотой лихорадки, которая, тем не менее, оставила неизгладимый след в истории Америки. Благодаря резкой волне миграции на Западе США выросли такие города, как Стоктон, Сакраменто, Сан-Франциско. В последнем, например, в 1849 году было всего 812 жителей, а спустя год число горожан возросло в 34 раза.

Также, «золотая лихорадка» сыграла важную роль в присвоении Калифорнии статуса штата США. 3 июня 1849 года в Монтеррее созвали «Конституционный конвент», съезд народных представителей от десяти калифорнийских округов, который 13 октября проголосовал за принятие конституции штата и его присоединение к США. Прием Калифорнии в состав федерации сопровождался бурными дискуссиями в Конгрессе, долго не могли решить, какая судьба постигнет рабовладение в новом штате. Однако в 1850 году все же был достигнут компромисс, согласно которому в Калифорнии рабство решили запретить. Уладив наконец все федеральные проблемы, Калифорния стала полноправным 31-м штатом.

Источник



Река, вызвавшая «золотую лихорадку» в США

Последняя бука буква «к»

Ответ на вопрос «Река, вызвавшая «золотую лихорадку» в США «, 8 (восемь) букв:
клондайк

Альтернативные вопросы в кроссвордах для слова клондайк

Определение слова клондайк в словарях

Энциклопедический словарь, 1998 г. Значение слова в словаре Энциклопедический словарь, 1998 г.
КЛОНДАЙК (Klondike) золотоносный район на северо-западе Канады, в бассейне р. Клондайк. Открыт в 1896. Вызвал «золотую лихорадку» в нач. 20 в. Россыпные месторождения (отработаны к 1963). Главный населенный пункт — г. Доусон.

Википедия Значение слова в словаре Википедия
стоит на месте слияния рек Клондайк и Юкон . Река Клондайк впадает слева. Название реки произошло из языка индейцев , которые называли реку Tron-Duick или Tron-Deg , что означает «Вбитая вода» , подразумевая столбы, которые индейцы вбивали в реку для установки.

Читайте также:  Сплав по реке упе

Примеры употребления слова клондайк в литературе.

Вероятно, господин Жозиас Лакост торопился в Клондайк, как спешат туда тысячи.

Направляющиеся в Клондайк туристы, коммерсанты, эмигранты и золотоискатели могут ехать из Монреаля на Ванкувер, не меняя поезда и не покидая территории Канады, или Британской Колумбии, — по Тихоокеанской канадской железной дороге.

Было важно, чтобы наследники Жозиаса Лакоста попали в Клондайк к началу лета, которое лишь на несколько месяцев согревает эту далекую страну, расположенную на границе Северного полярного круга.

Да, — сказал Сумми Ским, — Бен Раддль и я уедем в Клондайк, в эту чертову страну, такую далекую, что нужно два месяца для того только, чтобы добраться до нее, и столько же, чтобы вернуться оттуда.

Они бросались в Клондайк, как раньше бросались в Австралию, Калифорнию, Трансвааль, и транспортные компании не справлялись с работой.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Источник

Золотая лихорадка Нома — Nome Gold Rush

Нома Gold Rush был золотой лихорадки в Номе , Аляска , примерно 1899-1909. Он отличается от других золотых лихорадок легкостью, с которой можно было добыть золото. Большая часть золота лежала на песчаном пляже у места посадки и могла быть извлечена без каких-либо претензий. Ном был морским портом без гавани и самым большим городом на Аляске.

Наряду с Клондайкской золотой лихорадкой (1896–1899) и золотой лихорадкой Фэрбенкса (1903–1911) Ном был одной из крупнейших золотых лихорадок к северу от 60 градусов широты на североамериканском континенте. У него были разведчики как с Клондайком, так и с Фэрбенксом . Это увековечено в таких фильмах, как « Север до Аляски» . Имя Город до сих пор существует и область добываются в горнодобывающей Номе района и туристами . Общая добыча золота на этом участке оценивается в 112 метрических тонн.

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1 История
    • 1.1 Предыстория
    • 1.2 Открытие
    • 1.3 Прыжки с претензиями
  • 2 Майнинг в Номе
    • 2.1 Пляж
    • 2.2 Ручьи
  • 3 Ном Сити
  • 4 Конец спешки
    • 4.1 Финансовые результаты
    • 4.2 Влияние на коренных жителей и природу
  • 5 Наследие
    • 5.1 Ном и Клондайк
    • 5.2 Фильм
  • 6 См. Также
  • 7 Примечания
  • 8 ссылки

История

Предыстория

Центром золотой лихорадки Нома был город Ном у истока реки Снейк на полуострове Сьюард у пролива Нортон в Беринговом море . Эскимосы инупиаки веками разбивали лагеря в районе Нома до прихода русских. В 18 веке они основали порт Св. Михаила в 125 милях к юго-востоку для плавания по реке Юкон . Местность посещали торговцы пушниной и китобои из многих стран. Начиная с 1880-х годов было создано несколько церковных миссий. Золото было найдено в меньших количествах на Соборе 1897 года, за год до Нома, а затем и в других местах в этом районе.

Открытие

В сентябре 1898 года «Три счастливых шведа»: американец норвежского происхождения Джафет Линдеберг и два американских гражданина шведского происхождения, Эрик Линдблом и Джон Бринтесон , обнаружили золото на ручье Анвил и основали горнодобывающий район Ном . Весть об открытии достигла внешнего мира той зимой. К 1899 году в Номе проживало 10 000 человек, многие из которых прибыли из района золотой лихорадки Клондайка. В том году золото было найдено в песчаных пляжах на десятки миль вдоль побережья в Номе, что подстегнуло паническое бегство до новых высот. Еще тысячи людей хлынули в Ном весной 1900 года на пароходах из портов Сиэтла и Сан-Франциско . Еще больше искателей золота из далекого города Аделаида в Австралии отправились в Ном на борту шхуны « Инка» в 1902 году. К 1900 году палаточный городок на пляжах и на безлесном побережье достиг 30 миль, от мыса Родни до мыса Ном .

Заявить прыжки

Многие опоздавшие завидовали первооткрывателям и пытались «перепрыгнуть» с первоначальных претензий, подав претензии на том же основании. Федеральный судья в этом районе признал первоначальные претензии действительными, но некоторые из претендентов согласились поделиться своими недействительными претензиями с влиятельными политиками США. Один из них, Александр Маккензи , республиканец из Северной Дакоты, проявил интерес к золотой лихорадке и захватил иски о добыче полезных ископаемых с помощью нечестного судьи Артура Х. Нойеса . Схема перескока претензий Маккензи была в конечном итоге остановлена ​​федеральным апелляционным судом девятого округа; Тем не менее, этот эпизод стал сюжетом для бестселлера Рекса Бич « Спойлеры» (1906), по которому был поставлен спектакль и фильмы, самый известный из которых «Спойлеры» (1942) с Джоном Уэйном в главной роли. Из-за беспорядков Форт Дэвис был основан в 1900 году в устье реки Ном, в 4 милях к востоку от Ном-Сити.

Майнинг в Номе

Добыча в ручье с помощью гидравлического подъемника, 1905 год, изображающий человека рядом с машиной высотой 50 футов, которая всасывала гравий со дна ручья и создавала пропасть.

Прыжки с претензиями были в основном проблемой до того, как было найдено пляжное золото, поскольку оно не могло быть востребовано и его было много. На самом деле, пляжное золото, кажется, было более важным, чем золото, заявленное в ручьях. Добыча на пляже Нома — хороший пример золотой лихорадки, проходящей через фазы увеличения использования техники и капитала. Самое первое золото на пляже было найдено с помощью сковороды. Позднее, летом 1899 года, было установлено оборудование с приводом от человека, такое как шлюзы и рокеры. В 1900 году маленькие машины вместе со шлангами и насосами были замечены на пляже, и, наконец, примерно с 1902 года к власти пришли крупные компании. Сезон был недолгим. Из-за гололеда пляжи могли работать только с июня по октябрь. Местная полиция вынудила людей, у которых не было надлежащего жилья, уехать на зиму.

Ручьи

Промывка ручьев в поисках золота на Аляске идет медленно и холодно. Как и в Клондайке, чуть ниже поверхности был слой вечной мерзлоты. В Номе использовалось различное оборудование для оттаивания земли и всасывания гравия. Используемые методы добычи были обширными, что означало, что количество обработанного грунта было более важным, чем эффективность оборудования, которое отделяло золото от песка. Гидравлическими методами почва смывалась с берегов ручья в шлюзы самотеком или всасыванием. Использовались земснаряды и в некоторых случаях шахтные стволы. Для облегчения рытья землю размягчали паром. Пар также использовался для сбора отвала гравия зимой. Следующим летом гравий промыли.

Nome City

Морской порт 1900-х гг. Трамвай с пассажирами и лихтер с грузом

К 1905 году в Номе были школы, церкви, газеты, больница, салоны, магазины, почта, электростанция и другие предприятия. В теплице на песчаной косе через реку Снейк доставляли свежие овощи. Некоторые из первых автомобилей на Аляске ездили по доскам Фронт-стрит. Путешественники, идущие к рудникам в Городском совете, ехали на горячих этапах. В 1904 году в Номе начал действовать первый в Соединенных Штатах беспроводной телеграф, способный передавать на расстояние более 100 миль. Сообщения могли быть отправлены из Нома в Сент-Майкл, а оттуда по телеграфу в Сиэтл.

Во время спешки в Номе не было гавани для кораблей, только одна гавань для местных лодок. Суда стояли на якоре у берега, и людей доставляли на берег на лодках. В начале лета побережье еще могло быть покрыто льдом. В этом случае пассажиров высадили бы на лед и доставили на берег на собачьих упряжках. В 1901 г. был построен кран-манипулятор, а в 1905 г. — причал. К 1907 году он был заменен трамваем или объединен с ним. Вместе с трамваем длиной 1400 футов люди и грузы доставлялись на берег на тросовых зажигалках.

Конец спешки

В 1904 и 1905 годах золото было найдено на старых пляжах выше отметки прилива. Открытие второго, а затем и третьего пляжа возобновило добычу полезных ископаемых недалеко от Нома. Однако эти забастовки были недолговечными. Между 1900–1909 гг. Численность населения Нома достигла 20 000 человек; По данным переписи 1909 года, население Нома упало до 2600. Спешка закончилась, но добыча золота продолжается до настоящего времени (2015 год), и каждый год старатели приезжают на поиски золота. Общий объем производства золота в районе Ном составляет не менее 3,6 миллиона унций или 111,6 метрических тонн.

Финансовые результаты

Среди старателей Нома по крайней мере трое «трех счастливых шведов» сделали состояние. Около 1920 года их горнодобывающая компания заработала 20 миллионов долларов. Попытка подсчитать, сколько в среднем зарабатывал старатель на пляже в 1899 году, дает следующую цифру: Оценка извлеченного золота: 2000000 долларов, годовая заработная плата рабочего: 400 долларов, количество старателей: 2000. Это дает зарплату в 2,5 года на каждого человека. Кроме того, владельцы седанов и другие поставщики услуг зарабатывали деньги во время спешки. Примером может служить Уятт Эрп , который, по оценкам, вернулся из Нома с 80 000 долларов. Известный старатель Свифтвотер Билл Гейтс разбогател как в Клондайке, так и в Номе, но так же быстро потерял все.

Влияние на коренных жителей и природу

Больше всего пострадали, вероятно, туземцы . Заявки на добычу полезных ископаемых могли быть заявлены только гражданами на законных основаниях. Поскольку туземцы считались нецивилизованными , они не могли получить гражданство. Для них золотая лихорадка означала резкое сокращение численности лосей , карибу и мелкой дичи, поскольку старатели охотились на них в поисках пищи. Во многих районах добыча золота привела к уничтожению лососевых ручьев. Контакт с белыми мужчинами также имел такие последствия, как пьянство и болезни.

Наследие

Маршруты из Сиэтла в Ном. Карта 1901 года

Первоначальные места претензий «Трех счастливых шведов» были внесены в Национальный реестр исторических мест в 1976 году (как « Место открытия Энвил-Крик », « Претензия Эрика Линдблома » и « Претензия № 1 на россыпь Сноу-Крик ») . В 1978 году эти три места, а также четвертое значение для золотой лихорадки, были назначены в Национальный исторический Landmark район , Cape нома горного округа Discovery сайтов . Четвертый участок — это участок пляжа длиной 0,6 мили (0,97 км) на восточной окраине города, простирающийся от дамбы до Ист-Лимит-роуд.

Ном и Клондайк

Наследие золотой лихорадки Нома несколько затмевается славой Клондайка. Однако две золотые лихорадки не следует путать. И Клондайк, и Ном часто воспринимаются как золотая лихорадка Аляски, хотя на самом деле только Ном находится на Аляске. Центр золотой лихорадки Клондайк находился недалеко от Доусон-Сити на территории Юкон , Канада и, следовательно, за пределами Аляски, но эти два места соединены рекой Юкон , истоки которой находятся на севере Британской Колумбии , Канада , и в конечном итоге протекает через Юкон. Территория в Аляску . Река Клондайк, давшая название камышу, является притоком реки Юкон, которая протекает через Аляску и заканчивается в проливе Нортон напротив Нома. По этой причине река Юкон также ассоциируется с обоими камышами. Как упоминалось ранее, старатели между Клондайком и Номом частично совпадали, и, наконец, у этих двух камышей были одни и те же маршруты.

Фильм

Помимо романа и фильмов, Спойлеры были сняты в 1955 году с Джеффом Чендлером, в 1942 году с Джоном Уэйном, в 1930 году с Гэри Купером и в 1914 году с Уильямом Фарнумом, а также на Север до Аляски (комедия 1960 года с Джоном Уэйном в главной роли, также известная по его музыкальная тема ) установлена ​​в Номе во время спешки. В Wyatt Earp (вестерн 1993 года, основанный на жизни Wyatt Earp с Кевином Костнером в главной роли ) сцена в конце вкратце относится к Ному. Зимний спорт на реке Снейк, Ном (1903) в IMDb

Источник

Adblock
detector