Меню

Река по которой плыли мертвые души

История создания поэмы Гоголя «Мёртвые души»

Живой журнал

Печать

Обложка «Мертвых душ» рисованная самим Гоголем

«Мёртвые души» — произведение Николая Васильевича Гоголя, жанр которого сам автор обозначил как поэма. Изначально задумано как трёхтомное произведение. Первый том был издан в 1842 году. Практически готовый второй том уничтожен писателем, но сохранилось несколько глав в черновиках. Третий том был задуман и не начат, о нём остались только отдельные сведения.

К работе над «Мёртвыми душами» Гоголь приступил в 1835 году. В это время писатель мечтал о создании большого эпического произведения, посвящённого России. А.С. Пушкин, одним из первых оценивший своеобразие таланта Николая Васильевича, посоветовал ему взяться за серьёзное сочинение и подсказал интересный сюжет. Он рассказал Гоголю об одном ловком мошеннике, который попытался разбогатеть, закладывая в опекунский совет купленные им мёртвые души как души живые. В то время было известно немало историй о реальных скупщиках мёртвых душ. В числе таких скупщиков называли также одного из родственников Гоголя. Сюжет поэмы был подсказан действительностью.

«Пушкин находил, — писал Гоголь, — что такой сюжет „Мёртвых душ“ хорош для меня тем, что даёт полную свободу изъездить вместе с героем всю Россию и вывести множество разнообразных характеров». Сам Гоголь считал, что для того, «чтобы узнать, что такое Россия нынешняя, нужно непременно по ней поездиться самому». В октябре 1835 года Гоголь сообщал Пушкину: «Начал писать „Мёртвые души“. Сюжет растянулся на предлинный роман и, кажется, будет сильно смешон. Но теперь остановил его на третьей главе. Ищу хорошего ябедника, с которым бы можно коротко сойтись. Мне хочется в этом романе показать хотя бы с одного боку всю Русь».

Первые главы своего нового произведения Гоголь с тревогой прочитал Пушкину, ожидая, что они вызовут его смех. Но, закончив читать, Гоголь обнаружил, что поэт помрачнел и произнёс: «Боже, как грустна наша Россия!». Это восклицание заставило Гоголя по-иному взглянуть на свой замысел и переработать материал. В дальнейшей работе он старался смягчить то тягостное впечатление, которое могли бы произвести «Мёртвые души» — перемежал смешные явления с грустными.

Большая часть произведения создавалась за границей, главным образом в Риме, где Гоголь старался избавиться от впечатления, произведённого нападками критики после постановки «Ревизора». Находясь вдалеке от Родины, писатель ощущал неразрывную связь с ней, и только любовь к России была источником его творчества.

В начале работы Гоголь определял свой роман как комический и юмористический, но постепенно его замысел усложнился. Осенью 1836 года он писал Жуковскому: «Все начатое я переделал вновь, обдумал более весь план и теперь веду его спокойно, как летопись. Если я совершу это творение так, как нужно его совершить, то. какой огромный, какой оригинальный сюжет. Вся Русь явится в нем!» Так в ходе работы определился жанр произведения — поэма, и ее герой — вся Русь. В центре произведения стояла «личность» России во всем многообразии ее жизни.

После гибели Пушкина, явившейся для Гоголя тяжёлым ударом, работу над «Мёртвыми душами» писатель считал духовным заветом, выполнением воли великого поэта: «Я должен продолжать мною начатый большой труд, который писать с меня взял слово Пушкин, которого мысль есть его создание и который обратился для меня с этих пор в священное завещание».

Пушкин и Гоголь. Фрагмент памятника Тысячелетию России

Пушкин и Гоголь. Фрагмент памятника Тысячелетию России в Великом Новгороде.
Скульптор. И.Н. Шредер

Осенью 1839 года Гоголь вернулся в Россию и прочитал несколько глав в Москве у С.Т. Аксакова, с семьёй которого в это время подружился. Друзьям понравилось услышанное, они дали писателю несколько советов, и он внёс в рукопись необходимые поправки и изменения. В 1840 году в Италии Гоголь неоднократно переписывал текст поэмы, продолжая напряжённо работать над композицией и образами героев, лирическими отступлениями. Осенью 1841 года писатель вновь вернулся в Москву и прочитал друзьям остальные пять глав первой книги. На этот раз они заметили, что в поэме показаны только отрицательные стороны русской жизни. Прислушавшись к их мнению, Гоголь сделал важные вставки в уже переписанный том.

В 30-е годы, когда в сознании Гоголя наметился идейный перелом, он пришёл к выводу, что настоящий писатель должен не только выставлять на всеобщее обозрение все то, что омрачает и затемняет идеал, но и показывать этот идеал. Свою идею он решил воплотить в трех томах «Мёртвых душ». В первом томе, по его планам, должны были запечатлеться недостатки русской жизни, а во втором и третьем показаны пути воскресения «мёртвых душ». По словам самого писателя, первый том «Мёртвых душ» — лишь «крыльцо к обширному зданию», второй и третий тома — чистилище и возрождение. Но, к сожалению, писателю удалось воплотить только первую часть своей идеи.

В декабре 1841 года рукопись была готова к печати, но цензура запретила ее выпуск. Гоголь был подавлен и искал выход из создавшегося положения. Втайне от московских друзей, он обратился за помощью к Белинскому, который в это время приехал в Москву. Критик пообещал помочь Гоголю, и через несколько дней уехал в Петербург. Петербургские цензоры дали разрешение напечатать «Мёртвые души», но потребовали изменить название произведения на «Похождения Чичикова, или Мёртвые души». Таким образом они стремились отвлечь внимание читателя от общественных проблем и переключить его на похождения Чичикова.

«Повесть о капитане Копейкине», сюжетно связанную с поэмой и имеющую большое значение для раскрытия идейно-художественного смысла произведения, цензура категорически запретила. И Гоголь, дороживший ею и не жалевший от нее отказываться, был вынужден переработать сюжет. В первоначальном варианте вину за бедствия капитана Копейкина он возлагал на царского министра, равнодушного к судьбе простых людей. После переделки вся вина была приписана самому Копейкину.

Ещё до получения цензурного экземпляра рукопись начали набирать в типографии Московского университета. Гоголь сам взялся оформить обложку романа, написал мелкими буквами «Похождения Чичикова, или» и крупными «Мёртвые души».

11 июня 1842 года книга поступила в продажу и, по воспоминаниям современников, была раскуплена нарасхват. Читатели сразу же разделились на два лагеря — сторонники взглядов писателя и те, кто узнал в персонажах поэмы себя. Последние, главным образом, помещики и чиновники, сразу обрушились на писателя с нападками, а сама поэма оказалась в центре журнально-критической борьбы 40-х годов.

После выхода первого тома Гоголь полностью посвятил себя работе над вторым (начатым ещё в 1840 году). Каждая страница создавалась напряжённо и мучительно, все написанное казалось писателю далёким от совершенства. Летом 1845 года, во время обострившейся болезни, Гоголь сжёг рукопись этого тома. Позднее он объяснил свой поступок тем, что «пути и дороги» к идеалу, возрождению человеческого духа не получили достаточно правдивого и убедительного выражения. Гоголь мечтал переродить людей путём прямого наставления, но не смог — он так и не увидел идеальных «воскресших» людей. Однако его литературное начинание было позднее продолжено Достоевским и Толстым, которые смогли показать перерождение человека, воскресение его из той действительности, которую так ярко изобразил Гоголь.

Черновые рукописи четырёх глав второго тома (в неполном виде) были обнаружены при вскрытии бумаг писателя, опечатанных после его смерти. Вскрытие произвели 28 апреля 1852 года С. П. Шевырёв, граф А. П. Толстой и московский гражданский губернатор Иван Капнист (сын поэта и драматурга В. В. Капниста). Перебеливанием рукописей занимался Шевырёв, который также хлопотал об их издании. Списки второго тома распространились ещё до его издания. Впервые сохранившиеся главы второго тома «Мёртвых душ» были изданы в составе Полного собрания сочинений Гоголя летом 1855 года.

Источник

Река в преисподней — Стикс

Стикс — та самая река мертвых, которая описана в греческой мифологии. Именно через нее переплывает некий паромщик, с помощью которого за плату можно перевести души туда или же обратно. Чем знаменита эта река и какое значение она имеет в других культурах?

Почти все традиции имеют схожее друг с другом описание преисподней. Разницу имеют лишь детали и в основном названия. Например, в древнегреческой мифологии река, через которую переплавляют души умерших, называется Стикс. По легендам она находится в царстве Аида — бога царства мертвых. Само же название реки переводится, как чудовище, или другими словами олицетворение настоящего ужаса. Стикс имеет большое значение в подземном мире и является главным переходным пунктом между двумя мирами.

Согласно мифам древней Греции, река Стикс была дочерью Океана и Тефиды. Свое уважение и непоколебимый авторитет она заслужила после битвы на стороне Зевса. Ведь именно ее участие положительно повлияло на исход войны. С тех пор боги Олимпа нерушимость своей клятвы подтверждали ее именем. Если же клятва все-таки нарушалась, то девять земных лет олимпиец должен был бездыханно лежать, а после этого столько же не сметь приближаться к Олимпу. Только по прошествии этого времени нарушивший клятву бог имел право вернуться обратно. Кроме этого, водами Стикс Зевс проверял честность своих союзников. Он заставлял пить из нее, и если вдруг олимпиец был обманщиком, то тут же терял свой голос и на год застывал. Воды этой реки считались смертельно ядовитыми.

ФОТО1.jpg

По преданию, Стикс огибает царство мертвых — Аида — девять раз и находится под защитой Харона. Именно этот строгий старец переплавляет на своей лодке души/тени умерших. Он отвозит их на другую сторону реки, откуда они уже не возвращаются назад. Однако, делает он это за отдельную плату. Для того, чтобы Харон принял тень на свою лодку, древние греки клали в рот покойному мелкую монету обол. Возможно отсюда пошла традиция при погребении тела класть рядом деньги и другие ценные при жизни вещи. Между тем, попасть на другой берег могут не все. Если близкие не погребли тело, как положено, мрачный Харон не пускает душу в лодку. Он отталкивает ее, обрекая на вечные скитания.

Когда же лодка с душами все-таки достигала противоположного берега, их встречал адский пес — Цербер.

ФОТО2 - река мавронери.jpg

Река Мавронери

Часто образ реки Стикс можно встретить в искусстве. Облик паромщика реки использовали Вергилий, Сенека, Лукиан. Данте в «Божественной комедии» использовал реку Стикс на пятом кругу ада. Однако там это не вода, а грязное болото, в котором те, кто при жизни испытывал много гнева, ведут вечную драку на телах тех, кто всю жизнь прожил в скуке. Среди самых известных картин с перевозчиком душ — работа Микеланджело «День страшного суда». На ней в царство Аида увозят грешников.

Интересно и то, что в наше время аналогом реки, которая вытекала из преисподней, считают Мавронери — также известная, как «черная река». Она находится в горной части полуострова Пелопоннес, в Греции. Кстати ученые предполагают, что именно этой водой был отравлен Александр Македонский. Основывают они этот вывод на том, что в Мавронери, как и в Стикс, содержатся смертельно ядовитые для человека микроорганизмы, отравление которыми сопровождается симптомами, от которых мучился перед смертью великий полководец.

Упоминания о смертельных водах Стикс и ее сторожа есть и в других культурах. Например, египтяне приписывали обязанности перевозчика Анубису — Владыке Дуата, а у этрусков в качестве перевозчика некоторое время выступал Турмас, а затем Хару. В христианстве же преодолеть границу жизни и смерти помогает Ангел Гавриил.

Источник

Река Стикс — бессмертие и смерть в одном флаконе

Древние греки верили, что мир разделён на две части – светлую и тёмную. И если первая представляла собой радостные пейзажи, ежедневную суету, всевозможные занятия и чувства, которыми управляли боги, то вторая оставалась загадкой, что люди сами дополняли в соответствии со своим мировоззрением.

Давайте взглянет на древних богов. На прекрасном и лучезарном Олимпе восседали самые могущественные представители мира бессмертных, но не менее великим было и иное царство – мрачное и непознанное. В нём правил Аид, а раздела его с миром живых лишь таинственная река Стикс, о которой и пойдёт речь. Я предлагаю отправиться по следам древнегреческих мифов в самый ужасных их уголок – мир мёртвых.

Стикс — самая верная из союзниц Зевса

Тот, кто хотя бы немного знаком с мифологией греков, знает о том, что Стиксом называлась река потустороннего царства. Но для меня настоящим открытием стал факт о том, что Стиксом звалась и одна из героинь мифов. Позднее её образ был воплощён в тёмных водах, а человеческое обличье утеряно.

Какой же была изначально мрачная Стикс? Она приходилась дочерью могучему титану Океану, а сама была матерью Ехидны, уродливого чудовища. Впрочем, Гесиод пишет о том, что среди детей Стикс были и по-настоящему прекрасные богини. Например, вестница победы Ника.

Когда Зевс начинает борьбу за власть, Стикс одной из первых стремится помочь ему. Одержав победу, Громовержец сделал её божеством обещаний, ведь сама Стикс всегда держала слово.

Читайте также:  Река в грузии тбилиси

Поскольку она была дочерью Океана, отца всех родников, источников, рек и озёр, то и сама воплощала в себе силу водной стихии. С благословения Зевса воды реки Стикс стали также символом клятв, нарушить которые не мог никто – даже бессмертный.

Источник тёмных вод

Обитала Стикс очень далеко. Богиню не привлекало сияние Олимпа, а выбрала она западные края, где всегда царила ночь. Её роскошный дворец сверкал серебром в свете звёзд, а в центре жилища Стикс располагался источник.

Его воды мерцали, спадая широким водопадом вниз. Как утверждают древние авторы, этот источник нёс священную силу клятв, данных людьми или богами. Он брал начало во дворце, однако уходил далеко под землю, превращаясь в ту самую знаменитую реку мира мёртвых.

Путешествие по реке Стикс предстояло всякому, кто не мог жить вечно. Более того, даже бог, нарушивший данную клятву, был обречён мрачными водами на бесконечную тьму.

В традициях древних греков был один ритуал, который сохранился у некоторых народов и сегодня. Перед захоронением покойному клали в рот монету. Она являлась своего рода «откупом», предназначенным для владык потустороннего царства. Если душа не несла с собой такого дара, то, не заплатив за себя, обрекалась на вечные скитания в тёмном мире.

Сила вод Стикс

Во многих мифах говорится, что воды Стикс были ядовитыми, однако это не совсем так. Я бы назвала их волшебными. Они могли даровать силу или смерть – в зависимости от того, кто обращался к ним. Например, бог-кузнец Гефест не раз закалял в них оружие, чтобы наделить его мощью и непобедимой силой.

Своего новорожденного малыша Ахилла богиня Фетида окунула в Стикс, что ничуть не повредило легендарному герою, а напротив – сделало неуязвимым (за исключением той самой «Ахиллесовой пяты», за которую Фетида придерживала мальчика).

Настоящая река смерти

Ещё больше сведений об опасности священных вод этой тёмной реки. Древние историки полагали, что именно каплями воды, взятой из Стикс, был отравлен Александр Македонский.

Кстати, сегодня исследователи считают, что аналогом Стикс могла быть река Мавронери, что пересекает горы Греции. Поскольку в её воде действительно высокий процент ядовитых веществ, не исключено, что отравление великого полководца вовсе не было выдумкой современников Александра.

На берегах мёртвого царства

Но вернёмся к мифам. Стикс в полной мере соответствовала реке смерти. В древних преданиях красочно описываются мёртвых пейзажи по берегам реки. Мрачные воды убивали всё живое – растения, животных, людей.

Всякий предмет, попавший в реку, растворяется в ней. Но, как ни странно, Стикс была безопасна для копыт лошадей (возможно, именно поэтому подкова считается символом удачи?).

Единственным созданием, что может спокойно находиться на берегах Стикс, был Цербер, трёхглавый пёс и верный страж царя Аида. А ещё ежедневно по реке совершает множество переходов лодочник Харон, который выполняет свою миссию – перевозит души в мир теней.

Стикс — великий символ

Для чего же была нужна эта река? Стикс – вовсе не «страшилка» из древних мифов. У этой реки было особое предназначение. В первую очередь, она являлась символом неотвратимости и разделения двух миров.

Помните высказывание «дважды в одну реку не войти»? Оно идеально подходит к Стикс. Душа умершего, оказавшаяся по иную сторону вод, уже не могла вернуться назад. Даже клятва, в которой была упомянута Стикс, не могла вернуть обещания тому, кто не сдержал их.

Как у вод всякой реки, Стикс был известен лишь путь вперёд – никакого обратного направления. Безжалостные законы тёмных вод стали знаменовать мрак и силу иного мира, обители душ, куда неизменно попадают люди.

Вот такой противоречивой нам открывается река Стикс в древнегреческих сказаниях. Она сочетает в себе силу бессмертия и одновременно является самым сильным ядом, после которого путь лишь один – в царство мёртвых. Но здесь, на мой взгляд, открывается ещё одна тайна-символ Стикс. В своём облике она открывает, что так часто даже у самой тёмной стороны может быть светлая часть, и наоборот.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Источник



Река по которой плыли мертвые души

Варанаси — город мертвых (Внимание, есть шокирующие фото, впечатлительным просмотр не рекомендуется)

ВНИМАНИЕ ! Присутствуют шокирующие фото. Впечатлительным просмотр не рекомендуется !

Наша планета полна чудесными сюрпризами от природы и древних цивилизаций, полна красотами и достопримечательностями, ну а еще на ней можно встретить довольно необычные, странные, мрачные традиции и ритуалы. Хотя надо заметить, это для нас они странные и страшные, а для некоторых — это их обыденная жизнь, это их культура.

Каждый из миллиарда индусов мечтает умереть именно в Варанаси или сжечь тут свое тело. Open air крематорий дымит 365 дней в году и 24 часа в сутки. Сотни тел со всей Индии и зарубежья ежедневно сюда приезжают, прилетают и сгорают. Хорошую религию придумали индусы — что мы, отдав концы, не умираем насовсем. Эти базовые познания про индуизм под аккорды своей гитары вселил в нас Владимир Высоцкий. Спел и просветил: «живешь правильно — будет тебе счастье в следующей жизни, а если туп, как дерево, — родишься баобабом»

Варанаси является важным религиозным местом в мире индуизма, центром паломничества индусов со всего мира, таком же древнем как Вавилон или Фивы. Здесь более сильно, чем где-либо еще, проявляются противоречия человеческого существования: жизни и смерти, надежды и страдания, молодости и старости, радости и отчаяния, блеска и нищеты. Это город, в котором так много смерти и жизни одновременно. Это город, в котором сосуществуют вечность и бытие. Это лучшее место для понимания того, что собой представляет Индия, ее религия и культура.

В религиозной географии индуизма, Варанаси является центром Вселенной. Один из самых священных городов для индусов служит своего рода гранью между физической реальностью и вечностью жизни. Здесь боги спускаются на землю, а простой смертный достигает блаженства. Это святое место, чтобы жить, и благословенное место, чтобы умереть. Это самое лучшее место для того, чтобы достичь блаженства.

Известность Варанаси в индуистской мифологии не имеет себе равных. Согласно легенде, город был основан индусским Богом Шивой несколько тысяч лет назад, что сделало его одним из самых важных мест паломничества в стране. Это один из семи священных городов индусов. Во многих отношениях он воплощает самые лучшие и худшие стороны Индии, иногда приводящие иностранных туристов в ужас. Тем не менее, сцены паломников, произносящих в лучах восходящего солнца молитву у реки Ганга, на фоне индуистских храмов является, одной из самых впечатляющих достопримечательностей в мире. Путешествуя по северной Индии, постарайтесь не обойти стороной этот древний город.

Основанный за тысячу лет до Рождества Христова, Варанаси является одним из старейших городов в мире. Его нарекли многими эпитетами — «город храмов», «священный город Индии», «религиозная столица Индии», «город огней», «город просвещения» — и только совсем недавно было восстановлено его официальное название, впервые упоминавшемся еще в джатаки – древнем повествовании индуской литературы. Но многие до сих пор продолжают использовать английское название Бенарес, а паломники называют его не иначе как Каши – именно так нарекли город три тысячи лет.

Индус действительно верит в странствия души, которая после кончины переселяется в другие живые существа. И относится к смерти вроде и особенно, но в то же время обыденно. Для индуиста смерть — лишь один из этапов сансары, или бесконечной игры рождений и смертей. А еще приверженец индуизма мечтает однажды не родиться. Он стремится к мокше — завершению того самого цикла перерождений, вместе с которым — к освобождению и избавлению от тягот мира материального. Мокша — практически синоним буддистской нирваны: высшее состояние, цель человеческих стремлений, некий абсолют.

На протяжении тысячелетий, Варанаси был центром философии и теософии, медицины и образования. Английский писатель Марк Твен, потрясенный посещением Варанаси, написал: «Бенарес (старое название) старше истории, старше традиции, даже старше, чем легенды и выглядит вдвое старше их всех вместе взятых». Многие известные и наиболее почитаемые индийские философы, поэты, писатели и музыканты проживали в Варанаси. В этом славном городе жил классик литературы хинди Кабир, поет и писатель Тулсидас написал эпическую поему Рамачаритаманаса, ставшей одной из самых знаменитых произведений литературы на языке хинди, а Будда произнес свою первую проповедь в Сарнатхе, всего в нескольких километрах от Варанаси. Воспетый мифами и легендами, освященный религией, он всегда привлекал большое количество паломников и верующих с незапамятных времен.

Варанаси расположен между Дели и Калькуттой на западном берегу Ганги. Каждый индийский ребенок, слушавший рассказы своих родителей, знает, что Ганга является самой крупной и святой из всех рек в Индии. Главная причина посещения Варанаси, это, конечно же, увидеть реку Ганга. Значение реки для индусов не поддается описанию. Она входит в число 20 крупнейших рек мира. Бассейн реки Ганга является наиболее густонаселенным в мире, с населением более чем 400 миллионов человек. Ганга является важным источником орошения и коммуникации для миллионов индийцев, живущих вдоль русла реки. С незапамятных времен ей поклонялись как богине Ганга. Исторически сложилось так, что ряд столиц бывших княжеств располагались на ее берегах.

Самый большой гхат в городе, использующийся для кремации — это Маникарника. Здесь кремируют около 200 тел в день, а погребальные костры горят и днем, и ночью. Семьи привозят сюда покойников, умерших естественной смертью.

Индуизм подарил тем, кто его исповедует, метод гарантированного достижения мокши. Достаточно умереть в священном Варанаси (ранее — Бенарес, Каши. — Прим. авт.) — и сансара заканчивается. Наступает мокша. При этом важно отметить, что хитрить и бросаться в этом городе под машину — не выход. Так мокши точно не видать. Даже если индус отдал концы не в Варанаси, этот город все равно способен повлиять на дальнейшее его существование. Если кремировать тело на берегу священной реки Ганг в этом городе, то карма на следующую жизнь очищается. Вот и стремятся сюда индуисты со всей Индии и мира — умирать и гореть.

Набережная Ганга — самое тусовочное место в Варанаси. Вот измазанные в саже отшельники садху: настоящие — молятся и медитируют, туристические — пристают с предложениями сфотографироваться за денежку. Брезгливые европейки пытаются не вступить в нечистоты, толстые американки снимают себя на фоне всего, перепуганные японцы ходят в марлевых повязках на лицах — от инфекций спасаются. Тут полно растаманов с дредами, фриков, просветленных и псевдопросветленных, шизиков и попрошаек, массажистов и гашиш-дилеров, художников и прочего всех на свете мастей люду. Ни с чем не сравнимая пестрота толпы.

Несмотря на обилие приезжих, назвать этот город туристическим язык не поворачивается. У Варанаси все-таки своя жизнь, и туристы тут абсолютно ни при чем. Вот по Гангу плывет труп, рядом мужик стирает и отбивает о камень белье, кто-то чистит зубы. Почти все купаются со счастливыми лицами. «Ганг — наша мама. Вам, туристам, не понять. Вы смеетесь, что мы пьем эту воду. Но для нас она священна», — объясняют индусы. И действительно — пьют и не болеют. Родная микрофлора. Хотя канал Discovery, когда снимал фильм про Варанаси, сдал пробы этой воды на исследования. Вердикт лаборатории страшный — одна капля лошадь если не убьет, то уж точно подкосит. Гадости в той капле больше, чем в списке потенциально опасных инфекций страны. Но обо всем этом забываешь, попав на берег горящих людей.

Это Маникарника Гхат — главный крематорий города. Повсюду тела, тела и еще раз тела. Ждут своей очереди в костер, которых — десятки. Гарь, дым, треск дров, хор обеспокоенных голосов и бесконечно звенящая в воздухе фраза: «Рам нам сагагэ». Вот из костра высунулась рука, показалась нога, а теперь покатилась голова. Вспотевшие и щурящиеся от жара рабочие бамбуковыми палками переворачивают являющиеся из огня части тела. Ощущение такое, что попал на съемки какого-то «ужастика». Реальность уходит из-под ног.

С балконов «козырных» отелей виден Ганг, а вместе с ним и дым погребальных костров. Круглые сутки чувствовать этот странный запах не хотелось, и я забрался в менее фешенебельный район, да от трупов подальше. «Друг, хорошая камера! Хочешь поснимать, как сжигают людей?» — редко, но слышатся предложения от приставал. Нет ни единого закона, запрещающего снимать погребальные обряды. Но вместе с тем нет и ни единого шанса воспользоваться отсутствием запрета. Продажа псевдоразрешений на съемку — бизнес для касты, контролирующей кремацию. Пять-десять долларов за один щелчок затвором, причем дубль — в ту же цену.

Читайте также:  Река таса владимирская область

Схитрить невозможно. Приходилось наблюдать, как туристы по незнанию хотя бы просто направляли камеру в сторону огня и попадали под жесточайший прессинг толпы. Это были уже не торги, а рэкет. Для журналистов тарифы особые. Подход к каждому индивидуален, но за разрешение на работу «в зоне» — до 2000 евро, а за одну фотокарточку — до сотни долларов. Уличные посредники всегда уточняли мою профессию и только потом начинали торги. А кто я? Студент-фотолюбитель! Пейзажи, цветочки да бабочки. Скажешь такое — и цена сразу божеская, 200 баксов. Вот только нет гарантии, что с «филькиной грамотой» в итоге не отправят куда подальше. Продолжаю поиски и вскоре выхожу на главного. «Би-и-и-г босс», — называют его на набережной.

Звать Сурес. С большим животом, в кожаном жилете он гордо прохаживается между кострами — контролирует персонал, продажу древесины, сбор выручки. Ему я тоже представляюсь начинающим фотолюбителем. «Ладно, с тебя 200 долларов, и снимай неделю», — обрадовал Сурес, попросил 100 долларов предоплаты и показал образец «пермишина» — листик А4 с надписью а-ля «Разрешаю. Босс». Клочок бумаги за две сотни зеленых снова не захотелось покупать. «В мэрию Варанаси», — сказал я водителю тук-тука. Комплекс двухэтажных домиков очень напоминал санаторий советских времен. Люди суетятся с бумагами и стоят в очередях.

А мелкие чиновники горадминистрации, как и у нас, нерасторопные — долго возятся с каждым листиком. Я убил полдня, собрал коллекцию автографов больших шишек Варанаси и поехал в полицейское управление. Правоохранители предложили ждать босса и угощали чаем. Из глиняных горшочков, будто из лавки «украинский сувенир». Выпив чай, полицейский разбивает «глечик» об пол. Оказывается, пластмасса — это дорого и неэкологично. А вот глины в Ганге много и бесплатно. В уличной забегаловке такой стакан вместе с чаем обходился даже мне в 5 рупий. Индусу — и того дешевле. Через несколько часов состоялась аудиенция у шефа полиции города. Решил использовать встречу по максимуму и попросил у того визитку. «У меня только на хинди!» — смеялся мужчина. «Предлагаю обмен. Вы мне — на хинди, я вам — на украинском», — придумываю я. Теперь у меня в руках целая стопка разрешительных документов и козырь — визитка главного в Варанаси человека в погонах.

Приезжие испуганно глазеют на костры издали. К ним подходят доброжелатели и якобы бескорыстно посвящают в историю погребальных традиций Индии. «На костер уходит 400 килограммов дров. Один килограмм — 400-500 рупий (1 доллар США — 50 индийских рупий. — Прим. авт.). Помоги семье умершего, пожертвуй денег хотя бы на пару килограммов. Люди всю жизнь собирают деньги на последний костер» — стандартно завершается экскурсия. Звучит убедительно, иностранцы достают кошельки. И, сами того не подозревая, оплачивают полкостра. Ведь реальная цена древесины — от 4 рупий за кило. Вечером прихожу на Маникарнику. Буквально через минуту прибегает мужчина и требует объяснить, как смею обнажать объектив в священном месте.

Когда видит документы — почтительно складывает руки у груди, склоняет голову и произносит: «Добро пожаловать! Ты — наш друг. Обращайся за помощью». Это 43-летний Каши Баба из высшей касты брахманов. Он уже 17 лет курирует тут процесс кремации. Говорит, работа дает сумасшедшую энергию. Индусы и правда обожают это место — вечерами мужики рассаживаются на ступеньках и часами глазеют на костры. «Мы все мечтаем умереть в Варанаси и кремировать здесь тела», — примерно так рассуждают они. Мы с Каши Баба тоже усаживаемся рядом. Оказывается, тела начали сжигать именно в этом месте еще 3500 лет назад. С тех пор как тут не зажегся огонь бога Шивы. Он горит и сейчас, за ним круглые сутки надзор, от него поджигается каждый ритуальный костер. Сегодня тут ежедневно превращают в пепел от 200 до 400 тел. Причем не только со всей Индии. Сгореть в Варанаси — последняя воля многих индусов-иммигрантов и даже некоторых иностранцев. Недавно, например, кремировали пожилого американца.

Вопреки туристическим басням кремация не очень дорога. Чтобы сжечь тело, потребуется 300-400 килограммов древесины и до четырех часов времени. Килограмм дров — от 4 рупий. Вся траурная церемония может стартовать уже от 3-4 тысяч рупий, или 60-80 долларов. А вот максимальной планки нет. Люди побогаче для запаха добавляют в костер сандаловое дерево, килограмм которого дотягивает до 160 долларов. Когда в Варанаси умер махараджа, его сын заказал костер полностью из сандалового дерева, а вокруг разбрасывал изумруды и рубины. Все они по праву достались работникам Маникарники — людям из касты дом-раджа.

Это низшее сословие людей, так называемые неприкасаемые. Их судьба — нечистые виды работ, к которой относят и сжигание трупов. В отличие от других неприкасаемых, каста дом-раджа имеет деньги, на что намекает даже элемент «раджа» в названии.

Каждый день эти люди чистят территорию,просеивают и промывают через сито золу, угли и прогоревший грунт. Задача — найти драгоценности. Родственники не имеют права снимать их с умершего. Напротив, сообщают ребятам дом-раджа, что у покойного, скажем, золотая цепочка, кольцо с бриллиантом и три золотых зуба. Все это рабочие найдут и продадут. Ночью над Гангом зарево от костров. Лучше всего смотреть на него с крыши центрального здания Маникарника Гхат. «Если упадешь — сразу в костер. Удобно», — рассуждает Каши, пока я стою на козырьке и снимаю панораму. Внутри этого здания — пустота, темнота и прокопченные десятилетиями стены.

Скажу откровенно — жутко. Прямо на полу, в углу на втором этаже сидит сморщенная бабуля. Это Дайя Май. Точного своего возраста она не помнит — говорит, примерно 103 года. Последние 45 из них Дайя провела в этом самом углу, в здании возле берега кремации. Ждет смерти. Хочет умереть именно в Варанаси. Впервые эта женщина из Бихара попала сюда, когда умер ее муж. А вскоре лишилась сына и тоже решила умирать. Я был в Варанаси десять дней, почти каждый из которых встречал Дайю Май. Опираясь на палочку, утром она выбиралась на улицу, прохаживалась между стопками дров, подходила к Гангу и снова возвращалась в свой угол. И так 46-й год подряд.

Жечь или не жечь? Маникарника — не единственное в городе место для кремации. Тут сжигают умерших естественной смертью. А километром ранее, на Хари Чандра Гхат, придаются огню убитые, самоубийцы, жертвы аварий. Рядом электрокрематорий, где сжигают нищих, не собравших денег на дрова. Хотя обычно в Варанаси проблем с похоронами нет даже у самых бедных. Дерево, которое не догорело на предыдущих кострах, бесплатно отдают семьям, у которых не хватило дров. В Варанаси всегда можно собрать деньги среди местных жителей и туристов. Ведь помогать семье покойного — для кармы хорошо. А вот в бедных селах с кремацией проблемы. Помочь некому. И символически обгоревшее и выброшенное в Ганг тело — не редкость.

В местах, где в священной реке образуются запруды, даже существует профессия — сборщик трупов. Мужчины плавают на лодке и собирают тела, по необходимости даже ныряя в воду. Рядом грузят в лодку привязанное к большой каменной плите тело. Оказывается, далеко не все тела можно сжечь. Запрещается кремировать садху, ведь те отказались от работы, семьи, секса и цивилизации,посвятив жизнь медитациям. Не сжигают детей до 13 лет, ведь считается, что их тела, как цветы. Соответственно запрещено предавать огню и беременных женщин, ведь внутри — дети. Не получится кремировать больного лепрой. Все эти категории покойных привязывают к камню и топят в Ганге.

Запрещено кремировать убитых укусом кобры, что в Индии не редкость. Считается, что после укуса этой змеи наступает не смерть, а кома. Поэтому из бананового дерева мастерят лодку, куда кладут обернутое в пленку тело. К нему крепят табличку с именем и домашним адресом. И пускают в плавание по Гангу. Медитирующие на берегу садху такие тела стараются выловить и медитациями попытаться вернуть к жизни.

Говорят, успешные исходы — не редкость. «Четыре года назад в 300 метрах от Маникарника отшельник поймал и оживил тело. Семья была так счастлива, что хотела озолотить садху. Но тот отказался, ведь если возьмет хоть одну рупию — потеряет всю свою мощь», — рассказал мне Каши Баба. Еще не сжигают животных, ведь они — символы богов. Но что потрясло меня больше всего, так это существовавший до сравнительно недавнего времени жуткий обычай — сати. Сожжение вдов. Умирает муж — жена обязана гореть в том же огне. Это не миф и не легенда. По словам Каши Баба, это явление было распространенным еще каких-то 90 лет назад.

По информации учебников, сожжение вдов запретили в 1929-м. Но эпизоды сати случаются и сегодня. Женщины много плачут, поэтому им запрещено находиться возле костра. Но буквально в начале 2009 года для вдовы из Агры сделали исключение. Она хотела последний раз проститься с мужем и попросилась подойти к огню. Туда и прыгнула, причем когда костер пылал уже вовсю. Женщину достали, но она сильно обгорела и умерла до приезда врачей. Кремировали в том же костре, что и ее суженого.

На другом от шумного Варанаси берегу Ганга — пустынные просторы. Туристам не рекомендуют там появляться, ведь иногда деревенская шантрапа проявляет агрессию. На противоположной стороне Ганга стирают белье селяне, туда привозят купаться паломников. Среди песков бросается в глаза одинокая хижина из веток и соломы. Там живет отшельник садху с божественным именем Ганеш. Мужчина лет 50-ти перебрался сюда из джунглей 16 месяцев назад, чтобы проводить ритуал пуджа — сжигать в костре продукты. Как жертва богам. Он по поводу и без повода любит сказать: «Мне не нужны деньги — мне нужна моя пуджа». За год и четыре месяца он спалил 1 100 000 кокосовых орехов и впечатляющее количество масла, фруктов и других продуктов.

Он проводит у себя в шалаше курсы медитации, чем и зарабатывает на свою пуджу. Как для человека из шалаша, который пьет воду из Ганга, он здорово знает английский, прекрасно знаком с продукцией канала National Geographic и предлагает мне записать номер своего мобильного. Раньше у Ганеша была нормальная жизнь, он до сих пор изредка перезванивается со взрослой дочерью и бывшей женой: «Однажды я понял, что больше не хочу жить в городе, и семья мне не нужна. Теперь я в джунглях, в лесу, в горах или на берегу реки.

Мне не нужны деньги — мне нужна моя пуджа». Вопреки рекомендациям для приезжих, я часто переплывал на другой берег Ганга, чтобы отдохнуть от бесконечного шума и назойливых толп. Ганеш узнавал меня издалека, махал рукой и кричал: «Дима!» Но и тут, на пустынном берегу другой стороны Ганга, можно вдруг вздрогнуть. Например, увидев собак, разрывающих на части человеческое тело, вынесенное на берег волнами. Увидеть, вздрогнуть и вспомнить — это Варанаси, «город смерти».

Если человек умер в Варанаси, его сжигают часов через 5-7 после смерти. Причина спешки — жара. Тело моют, делают массаж смесью из меда, йогурта и различных масел и читают мантры. Все это для того, чтобы открыть 7 чакр. Потом заворачивают в большую белую простыню и декоративную ткань. Кладут на носилки из семи бамбуковых поперечин — также по количеству чакр.

Члены семьи несут тело к Гангу и поют мантру: «Рам нам сагагэ» — призыв к тому, чтобы в следующей жизни этого человека все было хорошо. Носилки окунают в Ганг. Затем покойному открывают лицо, и родственники руками по пять раз поливают его водой. Один из мужчин семейства бреется наголо и облачается в белые одежды. Если умер отец — это делает старший сын, если мать — младший сын, если жена — муж. Поджигает от священного огня ветки и обходит с ними вокруг тела пять раз. Потому тело уходит в пять стихий: воду, землю, огонь, воздух, небеса.

Разжигать костер можно только естественным способом. Если умерла женщина — полностью не сжигают ее таз, если мужчина — ребро. Эту обгорелую часть тела обритый мужчина пускает в Ганг и через левое плечо из ведра тушит тлеющие угли.

В свое время Варанаси был академическим центром, а также и религиозным. В городе были возведены множество храмов, работали университеты и были открыты великолепные библиотеки с текстами еще ведических времен. Однако, многое было уничтожено мусульманами. Сотни храмов оказались разрушены, костры с бесценными манускриптами пылали день и ночь, были уничтожены и люди – носители бесценной древней культуры и знаний. Однако, дух Вечного Города победить не удалось. Его можно ощутить и сейчас, прогулявшись по узким улочкам старого Варанаси и спустившись к гхатам (каменным ступеням) на реке Ганг. Гхаты являются одной из визитных карточек Варанаси (как и любого священного для индуистов города), а также важным сакральным местом для миллионов верующих. Служат они как для ритуального омовения, так и для сжигания усопших. Вообще же гхаты – самое популярное место для жителей Варанаси – на этих ступенях сжигают трупы, смеются, молятся, умирают, гуляют, знакомятся, болтают по телефону или просто сидят.

Читайте также:  Что такое борд реки

Этот город производит самое сильное впечатление на путешественников по Индии, несмотря на то, что на ‘праздник для туриста’ Варанаси совсем не похож. Жизнь в этом священном городе удивительно плотно переплелась со смертью; считается, что умереть в Варанаси, на берегу реки Ганг, очень почетно. А потому больные и старые индуисты тысячами стремятся в Варанаси со всех уголков страны встретить здесь свою смерть и освободиться от суеты жизни.

Неподалеку от Варанаси расположен Сарнатх — место, где проповедовал Будда. Говорят, что дерево, растущее в этом месте, посажено из семян дерева Бодхи, того самого, под которым Будда получил самореализацию.

Набережная реки сама по себе является своеобразным огромным храмом, служба в котором не затихает никогда — одни молятся, другие медитируют, третьи занимаются йогой. Трупы умерших сжигают здесь же. Примечательно, что сжиганию подвергаются лишь тела тех, кому требуется ритуальное очищение огнем; а потому тела священных животных (коров), монахов, беременных женщин считаются уже очищенными страданиями и их, не кремируя, сбрасывают в Ганг. В этом и есть главное предназначение древнего города Варанаси – дать людям возможность освободиться от всего тленного.

И все же, несмотря на непонятную, и уж тем более невеселую для неиндуистов миссию, этот город — вполне реальный город с миллионным населением. В тесных и узких улочках слышатся голоса людей, звучит музыка, разносятся крики торговцев. Повсюду открыты лавочки, в которых можно купить сувениры от древних сосудов до сари, расшитых серебром и золотом.

Город, хотя его и нельзя назвать чистым, все же не так страдает от грязи и перенаселенности, как другие индийские крупные города — Бомбей или Калькутта. Впрочем, для европейцев и американцев улица любого индийского города напоминает гигантский муравейник — вокруг стоит какофония из клаксонов, велосипедных звонков и криков, и даже на велорикше протискиваться по узким, хоть и центральным улицам, оказывается весьма сложно.

Умерших детей в возрасте до 10 лет, тела беременных женщин и больных оспой не кремируют. К телу их привязывают камень, и бросают с лодки на середину реки Ганга. Такая же участь ждет тех, чьи родственники не могут позволить купить себе достаточно древесины. Кремация на костре стоит немалых денег и далеко не все могут это позволить. Иногда купленной древесины не всегда достаточно для кремации, и тогда полуобгоревшие останки тела сбрасывают в реку. Вполне обычное явление увидеть обугленные останки тел умерших, плывущих в реке. По оценкам, в городе ежегодно хоронят на дне реки около 45 000 не кремированных тел, повышая токсичность и без того сильно загрязненной воды. Что шокирует приезжих западных туристов, кажется вполне естественным для индусов. В отличие от Европы, где все происходит за закрытыми дверями, в Индии каждый аспект жизни виден на улицах, будь-то кремация, стирка белья, купание или приготовление пищи.

Река Ганга каким то чудесным образом могла очищать себя сама на протяжении многих веков. Еще 100 лет назад, микробы, такие как холера, не могли выжить в ее священных водах. К сожалению, сегодня Ганга входит в число пяти наиболее загрязненных рек мира. В первую очередь, из-за токсических веществ, сбрасываемых промышленными предприятиями вдоль русла реки. Уровень загрязнения некоторыми микробами превышает допустимые показатели в сотни раз. Приезжим туристам в глаза бросается полное отсутствие гигиены. Прах мертвых, стоки канализации и пожертвования плывут мимо верующих, когда они купаются и проводят в воде церемонию очищения. С медицинской точки зрения, купание в воде, в которой разлагаются трупы, несут риск инфекций с многочисленными болезнями, включая гепатит. Это какое то чудо, что так много людей ежедневно окунаются и пьют воду и не ощущают на себе вреда. К паломникам даже присоединяются некоторые туристы.

В загрязнение реки свою лепту также вносят многочисленные города, расположенные на Ганге. По итогам доклада Центрального управления надзора за загрязнением окружающей среды следует, что города Индии перерабатывают лишь около 30% всех своих нечистот. Ныне Ганг, как и многие другие реки Индии, чрезвычайно засорен. В нем содержится нечистот больше, чем свежей воды. А по его берегам скапливаются промышленные отходы и останки кремированных
трупов.

Так, Первый Город на Земле (как называют Варанаси в Индии) производит странное и невероятно сильное, неизгладимое воздействие на туристов – сравнить его невозможно ни с чем, как нельзя сравнивать религии, народы и культуры.

Источник

«Мертвые души»

«Мертвые души» одно из самых крупных и известных произведений русского классика Н.В. Гоголя. Впервые вышло в печать в 1842 году.

Жанр поэмы или романа «Мертвые души»

На счет того, к какому жанру относится данное произведение, однозначного мнения нет. Сам Николай Гоголь называл «Мертвые души» поэмой. Автор обосновывал это тем, что в произведении встречается много лирических мест, хотя оно и написано в прозе. Также важно помнить, что Николай Васильевич в работе на «Мертвыми душами» проводил параллель между своим произведением и пушкинским «Евгением Онегиным». Как мы помним, «Евгений Онегин» – это роман в стихах, а вот «Мертвые души» стали поэмой в прозе.

Однако, многие литературоведы все же относят «Мертвые души» к жанру романа, на что указывает структура и масштабность повествования. Первым высказался на этот счет Виссарион Белинский, с его авторитетным мнение согласилось большинство литературных исследователей. Однако по традиции «Мертвые души» часто называют поэмой.

Задумка поэмы «Мертвые души»

Николай Васильевич приступил к написанию своей поэмы в 1835 году. До сего времени он довольно долго томился в ожидании стоящего сюжета для крупного произведения. Большую роль в появлении на свет «Мертвых душ» сыграл А.С. Пушкин. Во-первых, он убедил Гоголя, что талант украинского писателя столь велик, что ему никак не позволительно засиживаться в жанре небольших повестей и рассказов, а нужно обязательно взяться за создание серьезного произведения. Во-вторых, именно Александр Сергеевич подкинул товарищу центральную идею о покупке и продаже «мертвых душ» с целью извлечения прибыли. Правда, также сохранились сведения, что А. Пушкин без большого удовольствия уступил столь захватывающий сюжет коллеге, так как и сам был не прочь развить его в яркое произведение.

Близкие друзья вспоминали, что он то ли в шутку, то ли всерьез не раз сетовал на Гоголя:

«С этим малороссом надо быть осторожнее: он обирает меня так, что и кричать нельзя».

Тем не менее, Александр Сергеевич позднее признавался, что никому другому, кроме Гоголя, он бы эту идею не подарил. Настолько он уважал талант Николая Васильевича.

Если же говорить о том, откуда сам Пушкин вял сюжет поэмы, то биограф установили, что в 1820 году во время кишиневской ссылки Александр Сергеевич столкнулся с реальной ситуацией появления в г. Бендеры «мертвых душ». Здесь в течение нескольких лет совсем не регистрировали смерть крестьян. Под именами же умерших записывали вновь прибывших в город беглых крестьян. Таким образом, на бумаге за несколько лет не умерло ни одного крепостного. Пушкин чуть переделал реальную историю и в таком виде преподнес Гоголю, когда тот жаловался на отсутствие темы для большого сочинения.

История создания

Итак, в 1835 году Николай Гоголь приступил к написанию своей поэмы. Закончив первые главы, он отправился к Пушкину, чтобы тот послушал и сказал свое мнение. Николай Васильевич желал написать такую книгу, которая высмеяла бы все недостатки современной ему России, а потому ожидал, что Александр Сергеевич (большой любитель веселья и шуток) будет смеяться от души над описанными в книге сценами. Однако, Пушкин, начавший слушать в благодушном настроении, с каждой прочитанной главой все больше мрачнел. Когда же Гоголь закончил читать на поэте лица не было:

«Как же грустна наша Россия!», – только и смог вымолвить Пушкин.

Эта реакция друга обескуражила писателя, и Гоголь взялся за редактирование рукописи – он серьезно подправил уже написанное, нещадно убирая тягостное впечатление и добавляя все новые комичные моменты. Позднее он читал черновики Жуковскому, Белинскому, Аксакову и другим писателям, и, ориентируясь на их замечания, корректировал текст.

Смерть Пушкина до глубины души потрясла Николая Гоголя, и в 1837 году он уехал за границу, в надежде, что там ему будет легче работать над поэмой. Таким образом, первая часть «Мертвых душ» была дописана в Италии.

1841 году рукопись была завершена, и Николай Васильевич начал заниматься вопросами публикации книги. Но столкнулся с серьезными препятствиями в виде цензуры. Писателю пришлось смягчить самые острые моменты в романе, касающиеся сатирического изображения произвола царской власти, высоких цен в столице и своеволия правящей верхушки. Зато благодаря этому, а также помощи влиятельных друзей, книга все же прошла цензорскую проверку и в 1842 году была напечатана.

Сюжет произведения «Мертвые души»

Главный герой поэмы – Павел Иванович Чичиков, бывший коллежский асессор, который выдает себя за помещика. Эдакий Остап Бендер XIX века. Добравшись в «город N», он заводит там знакомства с влиятельными людьми, втираясь к ним в доверие. Благодаря природной проницательности и обаянию ему это без труда удается, и Чичиков становится желанным гостем во всех домах провинциального губернского городка.

Однако истинных своих мотивов Павел Иванович не раскрывает, а хочет он разбогатеть, причем весьма хитрым способом. Как бывший чиновник Чичиков разработал следующую мошенническую схему: проехав по самым отдаленным волостям и весям России, он скупит у помещиков списки крестьян, которые уже умерли, но по бумагам еще числятся живыми. Естественно, скупит он их по дешевке. Позднее же он собирается предоставить свои бумаги в банк и получить ссуду для обустройства своего поместья. Когда же деньги будут получены, он отпишет на бумаге, что все крестьяне умерли в результате эпидемии, ну, а деньги присвоит себе.

На какие ухищрения идет Чичиков, увещевая своих новых знакомых пойти с ним на сделку, какие персонажи ему встречаются, как живет провинциальная Россия середины XIX века – обо всем этом поэма «Мертвые души». Отметим, что автор употребил такое название не только в отношении существующих только на бумаге крестьян, которых скупал главный герой, но и в отношении душ главных героев, которые настолько погрязли в обыденности, мещанстве и лени, что стали мертвы.

Продолжение

Изначально Николай Васильевич Гоголь собирался написать свою поэму в трех томах, держа в качестве эталона «Божественную комедию» Данте, с тремя ее частями «Ад», «Чистилище» и «Рай». И если в первом томе Гоголь вывел своих героев в отрицательном свете, показав все несовершенства современной ему действительности, то во второй части сам Чичиков и встречаемые им герои должны были исправиться и предстать с положительной стороны.

Однако второй том у Гоголя никак не шел, ему совершенно не нравилось то, что у него выходило из-под пера – по мнению писателя все получалось каким-то ненастоящим и невыразительным. Гоголь начал сомневаться в себе, как в художнике слова. Собственно говоря это и привело к тому, что за несколько дней до своей кончины писатель сжег второй том поэмы.

Соответственно, третий том, где Чичиков по замыслу автора должен был пройти через ссылку в Сибири и тем самым очистится ото всех своих грехов, написан не был.

Поэма «Мертвые души» в искусстве

Поэма «Мертвые души» вдохновила многих деятелей искусства на создание произведений по ее сюжету.

В 1976 году композитор Родион Щедрин написал одноименную оперу.

Спектакли на сюжет «Мертвых душ» с успехом идут уже более полутора веков на больших и малых театральных сценах России и зарубежья. Чаще всего режиссеры используют пьесу-инсценировку Михаила Булгакова, которая была написана им по поэме Гоголя в 1932 году.

В России было снято 8 художественных фильмов по сюжету «Мертвых душ». Первый фильм вышел на экраны в 1909 году, последний – в 2019.

Источник

Adblock
detector