Меню

Озеро сверкало как вода

Вода озеро

Сонник Вода озеро приснилось, к чему снится во сне Вода озеро? Для выбора толкования сна введите ключевое слово из вашего сновидения в поисковую форму или нажмите на начальную букву характеризующего сон образа (если вы хотите получить онлайн толкование снов на букву бесплатно по алфавиту).

Сейчас вы можете узнать, что означает видеть во сне Вода озеро, прочитав ниже бесплатно толкования снов из лучших онлайн сонников Дома Солнца!

Сонник — Озеро Сон, где вы купаетесь в озере, предвещает угрожающую вам скрытую опасность.

Плыть по озеру на весельной лодке – совершите сумасбродный поступок, в котором горько раскаетесь.

Если плывете по большому озеру на большом судне – предстоит далекое путешествие, которое принесет вам массу новых впечатлений.

Кататься по озеру на водных лыжах означает стремление ускорить ход событий, что вряд ли удастся.

Ловить в озере рыбу – к длительной отлучке мужа, когда вам придется тянуть весь груз забот по дому одной.

Спокойное озеро в безветренную погоду означает счастливый брак и полное взаимопонимание между любящими друг друга супругами.

Бурное озеро в разыгравшуюся непогоду предвещает препятствия в любви.

Чистое озеро с прозрачной водой, сквозь которую видно прибрежное дно, говорит о том, что вы сполна выполните свой долг по отношению к родителям.

Грязная вода в озере – ваши планы будут разрушены вмешательством конкурентов.

Илистое дно озера – вас втянут в сомнительное предприятие, из-за чего лишитесь расположения влиятельного лица.

Чистое песчаное дно – займетесь делом, которое вам по душе.

Топкий пустынный берег приснившегося озера означает, что вы находитесь под влиянием ложных убеждений.

Лесистый берег – знак приязни и дружеского расположения.

Тонуть в озере – окажетесь в критической ситуации, выйти из которой сможете лишь благодаря находчивости и хитроумию.

Видеть в озере русалку – сон-предупреждение: не поддавайтесь иллюзиям, которые способны завести вас в тупик.

Видеть в Лох-Несском озере знаменитое чудовище – вам удастся то, к чему так долго и безуспешно стремились до сих пор. Толкование снов из Сонника по алфавиту

Сонник — Озеро Мужчина видит большое озеро – к увеличению домашнего хозяйства.

Если женщина увидела большое озеро – это знак здоровья в большой счастливой семье.

Озеро без воды – к неурожаю и болезням.

Видеть пересыхающее озеро – к скорой беде.

Видеть глубокое озеро – к победе над врагами.

Человек, находящийся далеко от семьи, видит озеро – к большой прибыли.

Если вы видите, как носите воду в озеро, – к уважению окружающих.

Если вы вычерпываете воду из озера, то вам следует побеспокоиться о здоровье ваших родственников.

Видеть, как вы плаваете в озере, – к неприятностям, бедной жизни.

Если вы видите, как упали в воду, не умея плавать, – это символ потери денег и имущества.

Когда видите, что достаете из озера землю, – к продаже наследства и получению денег.

Если девушка видит, как купается в озере, – к хорошему мужу.

Мужчина видит себя купающегося в озере – к идеальной жене.

Видеть много воды в озере – к деньгам и процветанию.

Если в озере вода с неприятным запахом – к болезни. Толкование снов из Сонника Фэн-шуй

Сонник — Озеро Чистое, спокойное, тихое озеро — к спокойной и благополучной жизни.

Если вы видели, что на поверхности озера плескалась рыба, сон обещает богатство. Купаться в таком озере — к отменному здоровью.

Если озеро было грязным и затхлым — ваши друзья будут негативно отзываться о вас. Если вы купались в грязном озере — вас ждет сильный стресс из-за ссоры с друзьями. Представьте, что вы выбираетесь из грязи и доходите до красивого озера с чистой водой. Там вы смываете всю грязь.

Плыть по озеру в лодке — к счастливой семейной жизни. Если при этом лодку захлестывает вода — ваш брак подвергнется испытаниям, но если лодка не тонет, то все закончится благополучно. Представьте, что вы плывете по ровной глади озера, в глубине которого плещутся рыбы, а берега заросли лилиями.

Высохшее озеро означает, что холод и равнодушие людей доставят вам боль. Представьте, что пошел сильный ливень, и озеро наполнилось чистой и свежей водой.

Озеро, сплошь заросшее камышом и болотными травами, — ваши дела сильно запущены, и если вы не начнете что-то предпринимать, вас ждет крупная неудача. Представьте, что вы нанимаете рабочих, и они скашивают камыш и травы. Вы активно помогаете им, и скоро озеро очищается. Толкование снов из Сонника Симеона Прозорова

Сонник — Озеро Молодую женщину, увидевшую во сне, что она купается одна в грязном и неспокойном озере, ждут большие перемены. Как бы ей не пришлось раскаяться в своем сумасбродстве.

Если женщина плывет по озеру на лодке и достигает пристани, то она находится под влиянием ложных убеждений, которые в конце концов преодолеет.

Сон, в котором вы плывете по чистому и спокойному озеру с приятными и близкими друзьями, обещает счастье и богатство.

Грязное озеро предвещает печальный конец ваших планов.

Грязное озеро с красивыми зелеными берегами означает, что ваша расчетливость возьмет верх над страстью.

Чистое озеро, окруженное скудной растительностью, может положить конец вашему благополучию, если вы не станете более рассудительными.

Если вы увидели свое отражение в чистой воде озера, то вас ожидают радость и любящие друзья.

Листва, отраженная в глади озера, предвещает радость, любовь и счастье.

Если вам приснилось озеро, то в реальной жизни вы спокойный и рассудительный человек.

Купались в озере – вам предстоит знакомство в необычном месте. Толкование снов из Психологического сонника

Сонник — Озеро Символизирует ваши чувства, связанные с привычными и знакомыми делами.

Если озеро кажется вам незнакомым и странным и если это удивляет вас, то такой сон является предвестием событий, которые могут изменить уклад вашей жизни.

Чистое, спокойное озеро с прозрачной водой — знак спокойной и радостной жизни.

Видеть большие волны на поверхности озера — знак ваших переживаний и волнений, связанных с бытовыми или житейскими проблемами.

Мутная вода в озере предвещает неприятности и нередко служит признаком начала какого-то заболевания.

Болотистый берег озера может означать, что вы рискуете погрязнуть в решении житейских проблем и неурядиц. Возможно, сон предлагает вам не придавать бытовым трудностям слишком большого значения и заняться чем-то более интересным и важным.

Озеро, заросшее ряской или тиной, означает уныние. Похоже, вам не мешает как-нибудь оживить свои чувства и внести в жизнь свежую струю.

Отражение каких-либо предметов в озере — знак неких событий, которые скажутся на вашей жизни.

Увидеть в озере свое отражение означает, что вы сами можете стать причиной каких-то событий, которые способны изменить ваш житейский уклад.

Чужое отражение в озере — знак того, что в вашу жизнь может вмешаться посторонний.

Река, впадающая в озеро, во сне предвещает, что какие-то события вызовут у вас прилив сил и энергии.

Вытекающая из озера река — знак того, что посторонние увлечения могут отвлечь вас привычных занятий.

Ловить в озере рыбу — предвестие какой-то пользы в вашем доме. Толкование снов из Сонника ХХ века

Сонник — Озеро Озеро — господство твоего сознания над противоборствующими с ним силами.

Ясное озеро, все берега которого четко видны — жизнь, распростертая перед тобой; получишь возможность трезво судить о своих делах и поступках.

Бурное озеро, если видишь его берега — символ господства над собой в трудную минуту.

Берега озера темнеются в тумане — вред, ущерб от того, что ослабил свой самоконтроль.

Из озера пить — процесс самопознания.

В него упасть — нечаянность.

Кровавое озеро видеть — нечто зловещее входит или прячется в тебе.

В кровавом озере купаться — опасность для жизни от вражды; ушиб или несчастье.

Синее горное озеро видеть — к счастью; хорошо собой владеть.

Мрачное лесное озеро видеть, среди мрачных скал — нечто опасное затаилось в тебе и может себя катастрофически обнаружить; ты перестал себя понимать.

Неожиданно на глазах мелеющее озеро видеть — гибель чувств, которые составляли важную часть твоей духовной жизни.

Заболоченное озеро или пруд видеть — душевный или духовный застой. Толкование снов из Дворянского сонника

Сонник — Озеро Для молодой женщины видеть во сне, что она одна в грязных водах неспокойного озера, предвещает много перемен, — скоро она станет раскаиваться в прошлых сумасбродствах и пренебрежении к добродетели.

Если вода захлестывает лодку, но, энергично гребя, женщина все же достигает пристани — это означает, что она находится под влиянием ложных убеждений, которые она в конце концов изменит и добьется почета и уважения. Этот сюжет может также предвещать болезнь кого-то из близких.

Если она наблюдает лодку, в которой молодая пара, рискуя жизнью, справляется со стихией — это значит, что один из ее друзей хотя и совершит неблаговидный поступок, однако сумеет вернуть ее благосклонность.

Видеть во сне, что Вы плывете по чистому и спокойному озеру с приятными и близкими друзьями, означает, что Вас ждет счастье и богатство, соответствующее Вашим представлениям.

Грязное озеро, окруженное голыми угрюмыми камнями и сухими деревьями, предвещает печальный конец Ваших планов.

Грязное озеро с красивыми зелеными берегами — предвещает, что моральная сила Вашей натуры возьмет верх над страстью, обратив Вашу энергию на поиски безопасного и надежного пути.

Если озеро чистое и окружено скудной растительностью — это значит, что Ваше обеспеченное существование рухнет под натиском беспутных поступков.

Увидеть свое отражение в чистой воде озера предвещает, что Вас ожидает радость и любящие друзья.

Видеть листву, отраженную в зеркале воды, предвещает радость, наслаждение любовью и счастьем.

Увидеть скользких и жутких обитателей озера, приближающихся и угрожающих Вам, означает неудачи и огорчения от растраченных впустую времени, сил и здоровья. Радость жизни истечет последней каплей, и Вы будете пить горькое вино запоздалого раскаяния. Толкование снов из Сонника Миллера

Сонник — Озеро Сон об озере, как правило, неблагоприятен и предвещает опасность.

Читайте также:  Балтийское море это озеро или море

Видеть его во сне, плавать в нем или упасть в него — знак потерь, огорчений, болезни. Иногда такой сон предупреждает о том, что опасность нависла над вашим благополучием или состоянием. После такого сна вам следует привести в порядок свои дела и внимательно присмотреться к окружающим вас людям, так как среди них есть враги, которые только и ждут случая, чтобы расправиться с вами.

Иногда сон об озере предсказывает несчастный случай. В этом случае следует отложить поездки и перенести какие-то важные встречи.

Видеть дно озера сквозь прозрачную воду во сне означает, что вы сможете увидеть или узнать больше о предмете (или человеке), который вас интересует.

Небольшое, чистое озеро в живописной местности, освещенное солнцем, видеть во сне — знак счастья и благополучия.

Голая, пустая или каменистая местность вокруг озера во сне — знак крушения планов, перемен к худшему, бедности, лишений.

Плыть по озеру во сне — предвестье разлуки с любимым человеком. Смотрите толкование: Вода, Лодка и т. п. Толкование снов из Семейного сонника

Источник

Ночное озеро

Ночное озеро сверкало отражением небесных сил, парящих где-то там, где боги обитают и создания, подобно им по Вечности плывя, творя сей мир, — ведь должен кто-то делать подобное? подобным подменяя и красочность пути, небесного и жизни, поддерживая своею чистотой их прелесть, первозданье и ауру, небесную, конечно, ведь лишь она одна сумеет обойти преграды Сатаны.
Одинокий рыбак сидел в лодке и ждал улова, которого всё не было. Стоял август, шел глубинный карп, но шел куда? Неведомо! По крайней мере, не сюда, угрюмо рассуждал любитель лова, наживку заменяя на крючках.
Стояла темень августовской ночи. Во тьме рыбак решил улов вершить. Но рыба уж не та, и время на дворе другое. И дураков попробуй отыскать. Нет, рыба оказалася смышленой, и чёрта с два, а не улов, затейник рыболовства наблюдал. Шла ночь, прекрасная пора мечтаний юных, да и не юных, что не говори… Мечтал рыбак… О чём? О рыбе? Нет, нет, о Рыбе он мечтал.
До берега, заросшего густым камышом, было метров двадцать, не больше. Там что-то стало шевелиться и шуметь неясными звуками, что-то смутно напоминающими. Рыбак прищурился и вгляделся в темень. И что-же он увидел? Да ничего. Один камыш и странная возня. Подтянув к себе ружьишко, стал вслушиваться он, про коропа забыв, который тут же клюнул на донную удочку и поволок лодку в сторону от камыша. Что для ловца может быть важней? Какой то шорох иль рыбина на крючке? Вопрос для дурака. Ответа не даю. И страшный бой развёрнут был, запечатлён бы маринистом, шедевром живописи стал бы. Но мариниста не было, была холодная вода, а рыба в ней, в воде, как в крепости, хотя и вроде, на крючке.
После долгого боя зеркальный карп был извлечён. Кило под сто – решил рыбак, прикинув вес во тьме. Швырнул рыбину ту на дно баркаса своего, и вспомнил про шуршание, и странные вибрации, на берегу, где рос кустарник ядовитый, в народе бузиной который именуют.
Чивой-то там не то! Зажал в руке бердан и медленно поплыл, гребя одним веслишком, шоб тише продвиженье проходило. Подплыл. Смотрел. И слушал.
Глухо, как в бронетранспортёре, в котором срочную службишку проходил.
Ан, нет, плывёт челнок какой-то! И человек гребёт веслом. Остановился, огляделся, и стал из лодки что-то вынимать. Покойника. Вай! Вай! Вай! Вай!
Покойника!
— Эй ты, дружок! Бердан мой целит метко! Жакан в патроне заряжен. Оставь свой груз, ублюдок! Да побыстрей, не то ввинчу в башку тебе турбину, и мало не покажется, поверь!
Рыбак не хил был на характер, и мог сказать в необходимом месте, что нужно. Но и сделать мог!
— Не суйся ты сюда, папаша, — ответил голос изо тьмы. – Жить надоело? Я и вижу.
В ответ на это громыхнул бердан; как танковый заряд жакан промчался; и лодки борт пробил – то было слышно, и по вибрации, а также и по матам, несущимся оттуда, из тумана, предутренней испариной парившем.
— Ты, сука, ну, плыви сюда…- кричал рыбак стрелком уж ставши.
Буль… — и аноним скрылся в пучине озера, и к берегу поплыл, несясь, как тот же карп, скрывавшийся от страшных крючьев донки.
И что-же было в лодке? Ха! Конечно, женщина! К тому же и живая, но перевязанная накрепко верёвками и рот залеплен пластырем, к ноге привязан камень потяжелее карпа, которого вытягивал стрелок.
Лет двадцать пять – решил рыбак. В могилу рановато. И развязал её.
Вскочила, отряхнулась и спросила голосом, в котором страха нет.
— Где он, ублюдок?
— Там, — рукою указал стрелок. – Уплыл как угорь. Берданки испугался, под пулями полазить не схотел. А зря, давненько я охотой не промышлял. Всё рыба, рыба… Видишь, вон лежит, кило под сто.
— Под сто?
— Ну да.
— Ну ладно, дело это ваше, спаситель мой. Что вам должна?
— А что ты можешь?
— Могу я всё, как женщина, конечно… Но и не только, как она… Поплыли к берегу, ублюдка того нет уж. Характер его знаю, тот ещё… Гигант страстей и действий. Забудь о нём. Пойдём-ка, разведём костёр, продрогла я от этих пыток мокрых.
— Он кто тебе, любовник или муж?
— Он мне подсобный кролик, и не более. Прошу тебя, не стоит говорить о нём. Я зло своё могу и не сдержать, и вылить… Да куда попало. Его то нет, он убежал молиться. Он любит это делать натощак.
Костёр трещал сосновой ветвью, и дым навис над камышом. Рассвет не наступил, но скоро лучи светила развеют прелесть ночи, подпорченной немного маньяком, — так думал он, рыбак-стрелок, мечтательно в огонь глядевший…
— Тебя как звать?
— Мария Магдалина…
— Неплохо зазвучало в час молитвы, когда крестили Машу…
— Да, неплохо…
— А как тот парень, что любить тебя хотел в воде?
— Апостол Савл иль Павел, всё одно…
— А странно он зовётся, верно? Из Библии он имя взял? Ох, сильно верующий парень… Под Павла шарить, смелым надо быть…
— Да это он и есть… А после свадьбы, моей с Иешуа, рехнулся, и пытается лишить возможности пожить на свете… Хотя лишь в ночь могу я телом быть. Ну, как и Савл, он тоже не реален вполне при Солнце… Ну, а ночью, мог подстрелить его, однако… Молодец, Стрелок… И пули твои быстры… На свадьбе в Канне тоже был стрелок, тобой лицом… Да может это ты и был? Не всякий помнит даже день вчерашний, не то, что тысячами лет прошедшие следы.
— Однако, ты красива…
— Правда? Спасибо мой стрелок, дай об тебя погрею своё сердце, измученное тысячами лет, хождений по безмолвью…
И обняла Стрелка по женски, страстно, целуя грудь его с пыланием пожара.
Стрелок не смог желанье удержать. Мария – женщина, ещё какая! А что там говорит про мир иной, то пусть болтает, все они не против очередную сказку рассказать о Жизни, Смерти или Середине, что между ними пролегла и не даёт покоя тем, кто жертвой стал, неведомо кого.
И страстное совокупленье длилось долго… Гораздо дольше, чем Стрелок мечтал… Рассвет мелькнул, она поцеловала Его, и с радостью сказала, улыбки не скрывая и не пряча.
— Стрелок, ты спас меня! Спасибо! Но спас ты дважды… Теперь, мужчину поимев земного, я снова весь миллениум пройду свободно, гордо , неисповедимо… Ведь мир моих врагов громаден! А ты ж мой друг теперь навеки, и перед смертью вспомни обо мне… Я отзовусь, отныне я с тобою и Савл не в состоянии помешать, нести мне то, что нужно… На что обречена… Прощай Стрелок! Прощай… Ты и рыбак, однако… А это знак хороший!
Она исчезла с первыми лучами солнца. Она исчезла, как порыв ветров. Она исчезла, унося с собою величье Вечности, которую несла.
… Ночное озеро сверкало отражением небесных сил…

Источник



Два Лада легенда и картина М. Нестерова

Георгий Радуга ДВА ЛАДА
ЛЕГЕНДА
( репродукция картины М. НЕСТЕРОВа «Два лада»)
Давно это было. В те далёкие времена жили на Руси юноша и девушка. Они любили друг друга. Все любовались ими и называли их «два лада». Однако отец девушки, богатый князь, хотел выдать её замуж за иноземного царя.
Однажды князь увидел влюблённых на берегу озера. Они стояли рядом у белоствольных берёз и как зачарованные глядели на двух лебедей. Разгневался отец, пришпорил коня.
Но что-то вдруг дрогнуло у него в груди. И вспомнилось детство и такое же озеро, и эти лебеди, и ощущение счастья… Тихо повернул он обратно.
А через короткое время в княжеских хоромах был свадебный пир.
Долго потом на Руси передавали из уст в уста легенду о двух ладах – о любви-согласии, о любви-удаче…

Данное произведение Нестерова относится к числу его поздних повторений и реплик с его известных картин. Оно является акварельным повторением картины «Два лада» 1905 года (ныне в Горьковском областном художественном музее). Существует несколько вариантов этой картины, относящихся к 1900-м годам, а также этюды к ним.
Картина «Два лада» занимает особое место в творчестве Нестерова. Здесь он обращается к образам русской народной сказки, чтобы передать красоту и гармонию мира как Божьего творения. Лад — музыкальное звучание; лад (древнеславянск.) — муж, супруг; лада — жена. Нарядное многоцветье, единство фигур и пейзажа заставляют вспомнить о древнерусском искусстве.
В конце жизни, в особенно сложный и трагический период истории России Нестеров исполнил несколько небольших акварелей по мотивам картины «Два лада», в том числе и данную акварель.

Добавлю об озере, с диска гусляра Александра Субботина (Любослава)
его сайт, прекрасный человек, посмотрите Его творчество обязательно
http://www.lyuboslav.ru/

Как будто небо на земль бросило икону в ризе золотой,
блестит на солнце Иван-озеро, бегут девчонки за водой…
Враги не раз ходили козырем, –
Где их Полки?! И гонар где?
Всё потопило Иван-озеро в своей сверкающей воде!

Читайте также:  Рр4 ладожское озеро фарм спиннинг

И, вытекающий из озера, ручей с названьем звонким Дон,
уже не помнит сечи грозные и казни и кандальный звон!
Враги не раз ходили козырем, –
Где их Полки?! И гонар где?
Всё потопило Иван-озеро в своей сверкающей воде!

Как будто небо на земль бросило икону в ризе золотой,
блестит на солнце Иван-озеро, бегут девчонки за водой…
Враги не раз ходили козырем, –
Где их Полки?! И гонар где?!
Всё потопило Иван-озеро в своей сверкающей воде!

Всё что болело – стало небылью, растёкся по ветру угар,
Как будто никогда здесь тут не было – не войн, не немцев, не татар!

Как будто небо на земль бросило икону в ризе золотой,
блестит на солнце Иван-озеро, бегут девчонки за водой…
Враги не раз ходили козырем, –
Где их Полки?! И гонар где?!
Всё потопило Иван-озеро в своей сверкающей воде!

Несите Свет! Друзья! Чтоб Победа Лучистая свершилась!
Да пребудет Ясный Свет в ваших Сердцах ныне присно и вовеки веков!
Творите Добро, Свет, Красоту, Лад да Любовь!

© Copyright: Георгий Радуга, 2009
Свидетельство о публикации №109063001167 Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении Другие произведения автора Георгий Радуга Иван Озеро.
Иван-бог Яхве.(я гармония небесной (Х) мудрости(Ве-веды)
Озеро :о зеро-резы.
«Наши боги суть образы.
Образы-» руны, резы,буки.

Икона — лик солнца сияющий.
Как зеркало души. Вода и Солнца-любовь.

Таня 5 09.04.2019 13:38 Заявить о нарушении Иван озеро в первую очередь это конечно глубокий смысл и суть источника колодезной чистейшей ключевой воды и родников Руси — России — её людей — талантов и самородков, очень богатой культурой, традициями и наследием с певучим языком! Духовными кладами богата наша родная земля и сторона и Родина.

Георгий Радуга 09.04.2019 14:57 Заявить о нарушении Озеро конечно ещё наше Сознание и зерцало Сердца в котором отражается Солнышко, оно нагревает его, озаряет Зарей Озарения, согревает Огнём Любви и вода превращается в пар, пара(чета, 2 лада) взлетает к Небесам, а песне говорится о таланте русском, о его реке народной великой, озере могучем сверкающем глубиной, тайной, кладом! И девчоночки бегут с ведерками зачерпнуть колодезную водичку наследия Рода, идут к истокам, к источнику, к ключам, к родникам!

Источник

«Холодный ветер пробирал до костей».

Далекое плато Путорана, или, как называли его эвенки, «пэтэрэ» — «покрытое облаками», давно известно своей труднодоступностью. Его красоту и уникальность прославили арктические ветра, плотные туманы, бесчисленные озера и водопады. Здесь, на перекрестке природных зон, граничат полярная тундра и тайга, проходит свой ежегодный путь миграции крупнейшая в Евразии популяция диких северных оленей, растут реликтовые растения, появившиеся на Земле несколько тысяч лет назад, и сохраняются исчезающие виды снежного барана и орлана-белохвоста. Озера массива образуют второй по величине резервуар пресной воды в России после Байкала. Корреспондентка «Ленты.ру» побывала в краю радужных каньонов с рюкзаком на плечах и рассказала о своих испытаниях.

Солнце уже спряталось за гору, и начинало понемногу темнеть — густоту темноте добавляли плотные облака, которые серым одеялом сползали с вершин, растягиваясь над озером Лама. До середины августа здесь белые ночи, но тем не менее всем хотелось быстрее найти место первой стоянки. Мы попрощались с капитаном катера, тем самым оборвав последнюю ниточку, соединявшую нас с цивилизацией, — 12 дней похода в абсолютно безлюдных и глухих местах. Малозаметная тропинка неподалеку от устья реки Хойси вела от заваленного плавником берега вглубь тайги — небольшой подъем в гору после расслабленного и усыпляющего шестичасового перехода на катере по озеру дался очень нелегко. Свой тяжеленный рюкзак, который был мне абсолютно не по размеру, я возненавидела с первого же дня.

От вида величаво расступающихся передо мной каменных черепах в душе поселялся легкий страх перед этим местом. Настоящий затерянный мир, территория тысячи водопадов и озер на самой границе с Арктикой, чье ледяное дыхание выжигает все живое, что не успело приспособиться к суровому климату. Было что-то чудовищно красивое в этом пейзаже Ламы, со всех сторон окруженной столовыми горами, это чувство не удалось уместить ни в фотографии, ни в строки записной книжки. Оно сидело внутри меня и в то же время было почти осязаемо — пронизывающий холодный ветер пробирал до костей.

Утром северная тайга оглашалась дружным щебетанием птиц, но днем в темнохвойном лесу не было ни малейшего движения. Мрачная завеса зелени дышала холодом и неприступностью. Пронзительный комариный фальцет звенел в ушах — эти кровопийцы постоянно залетали в нос и рот и садились на руки и шею целыми стаями. Фортуна явно сопутствовала нам, подарив девять дней ясной и теплой погоды. Солнце, Хойси, сверкающими зигзагами уходящая в Ламу, пламя крошечных шишек лиственниц, будто на бутоны роз, утопающие в ярко-зеленых иголках, — эмоции переполняли меня.

Мы двигались друг за другом, и очень неторопливо. Все шли молча, сберегая дыхание для ходьбы. Прижатая весом своего рюкзака, я ползла через густой ковер голубики, отказываясь сдаваться. Каждый мой следующий шаг проваливался в мягкий и глубокий ягель, изредка нога натыкалась на камень. За ботинки то и дело цеплялись ветки низких кустарников. Первые два дня я не видела ничего, кроме того, что было у меня под ногами.

Я думала только о том, как подталкивать себя вперед, — как преодолеть усталость и боли в мышцах, которые содержались в каждом моем движении. Наивысшим блаженством было расстегивать лямки рюкзака на привалах и позволять ему падать на землю — увесистый баул срывался со спины с такой силой, что чуть не выворачивал мне плечи.

Ориентироваться приходилось по распечатанным картам и изредка — по GPS. Обычно несколько мужчин кольцом обступали человека с плоскими цветными листами бумаги, на которых на самом деле умещалась небольшая часть огромного мира плато Путорана с его разломами и перевалами, тысячами водопадов, лесными полянами, которые после дождей превращались в непроходимые болота, долинами и горами. Авангард принимался решать, доверяться знаниям, проверенным в совершенно другой местности, или обманчивой интуиции, которая на самом деле и является обобщением опыта.

В некоторых случаях между участниками разгорался жаркий спор о выборе пути или способе его преодоления — если один предлагал продолжать идти вдоль реки, у другого обязательно находились аргументы в пользу не перелезать каменистые прижимы с веревками и двигаться через лес

На второй день пейзажи начали понемногу меняться. Лесная чаща редела — высокие стройные ели уступали свое место ольховнику и можжевельнику. Деревья становились все ниже, а потом и вовсе заменились кустарниками. Необъятная ширь тайги зажималась течением реки к предгорью и вытягивалась в длинные полоски — зеленый частокол обрамлял огромные столовые горы. Тем вечером мы разбивали лагерь у самого подножия скал — на камнях пустынной долины, которая была обрамлена со всех сторон кромками горного хребта, где господствовали только ветер и камень. Темная стенка высокого утеса, поднимавшаяся у нас за спиной, была совершенно неприступна, а самая ее верхняя часть — плоская шапка, образовывавшая плато, — казалось, загибалась по краям наружу.

Плато

Больше всего я переживала насчет дня восхождения: ведь с момента, как мы окажемся на плато, мы будем отрезаны от всякой помощи, словно улетим на другую планету. Я всматривалась в спокойные лица своих товарищей — сильных людей замечательного ума и чувства юмора, и не находила там и тени сомнений. Мне хотелось бы думать, что внешне я держалась с таким же спокойствием и уверенностью. Перед самым уходом из лагеря один из участников бросил в костер свои джинсы Calvin Klein и какие-то дорогие кеды — видимо, его тревожность доросла до такой степени, что он решил задобрить богов Путорана таким необычным способом, а заодно и избавиться от лишнего веса в рюкзаке.

И тем не менее на легкий подъем никто не рассчитывал. Хотя бы по той причине, что если бы он и существовал, то плато Путорана не было бы так отстранено от остального мира. Более того, здесь бы не появились такие противоречивые условия, создавшие уникальные рельефы местности, разнообразные ландшафты, реликтовую флору и изолированность редких и исчезающих видов животных. И все же мы были уверены, что на склонах существует место, доступное человеку с минимальным опытом альпиниста, — по крайней мере, рано или поздно, оно должно быть нами обнаружено.

Начало пути было каменистым и неровным, мои движения вперед давались с огромным трудом. Позади меня — несколько человек, неторопливо идущих в своем темпе, впереди — огромные насыпи раскрашенного лишайником курумника и ребристые скалы, закрывающие мне доступ к желанному плато. Сам подъем был длинным и монотонным — наверное, трудно представить себе занятие более однообразное и утомительное. Бесконечное перешагивание камней и балансирование на нестабильных глыбах — восхождение играло со мной в бесконечную игру. Добравшись до верха каменной стены, я снова не видела горизонта — он то и дело оказывался закрыт очередным выступом, грузной глыбой, нависающей над склоном.

Какое величие открывалось взору! Покатые громады столов базальта, разламывавшиеся у основания на большие валуны, длинной грядой уходили в синие воды ледниковых озер. Над нами — огромное синее небо, единственное цветное пятно в аскетично коричневом пейзаже. Пласты нерастаявшего с зимы снега застревали в расщелинах скал, ослепляя своей белизной. Повсюду были разбросаны небольшие лунки с маленькими озерами — вода в гигантских лужицах тоже всего лишь два месяца назад была глыбой снега, сейчас же о ее прошлом напоминают тонкие кромки льдин у берегов. Огибая синие кратеры, мы вышли на безграничное пространство плато.

Солнце палило нещадно. Поднимавшийся с ледяных равнин едкий ветер на время сдувал с нас разогретый воздух, обжигая наши лица. Мы продолжали идти по голой и угнетающе безжизненной долине. Мы радовались, что на какое-то время ушли комары, но взамен получили многочасовое скитание по каменистой пустыне. Спустя время мы увидели вдалеке гладь небольшого озера продолговатой формы, которое сверкало словно ртуть на контрасте коричнево-оранжевого рельефа. Позади него возвышались очертания другого плато, а за тем — обрыв следующего стола, и так далее, пока глаз не утыкался в синеватую дымку на самом горизонте.

Читайте также:  Озеро ледовое мурманская область

Это место дышало торжественностью. Десятки безжизненных верхушек плато плавными пирамидальными утесами съезжали в озеро Собачье, которое огромным зеркалом отражало в себе небосвод. Дальние столы были в зеленовато-голубой дымке, все-таки растительность до последнего тянулась вверх к солнцу и окаймляла их отвесные подножия. У самых наших ног поднимался пологий каменистый склон, за которым следовал резкий обрыв вниз. И покуда хватало моей дальнозоркости и времени нашей стоянки на обед, волшебная панорама череды непрерывно перекрещивающихся и соединяющихся линий массивов очаровывала меня.

Каньоны, озера и водопады

Идти по плато было легче — немного похудевший рюкзак, пускай и со сломанной лямкой, которую я завязывала в двойной узел на поясе, поднимал мне настроение. Мучительные первые дни похода, проведенные в улиточном передвижении по курумнику, оправдались сторицей — теперь я буквально бежала по камням.

Я больше не думала, куда поставить ногу и не проверяла валун палкой на устойчивость — ступни сами становились в нужное место, в то время как я успевала смотреть по сторонам, болтать с попутчиками или делать небольшие остановки для фотографий. Буквально каждый валун здесь был изъеден лишайником — белесые, зеленоватые и даже рыжие проплешины отметили каждый кусочек путоранской земли.

Благодаря подъему плато возникшие разломы и трещины расширились под действием воды и льда, образовав разветвленную сеть водотоков. Горные купола разделяли глубокие озера, которые вдавались в базальтовые массивы. Их спокойное движение сочеталось со стремительным течением рек. Казалось, обрывы стали еще круче и были абсолютно неприступными. С их высот срывались мощными потоками водопады, которых было тут бесчисленное множество, разных по формам порогов и высоте.

Когда мы прошли к каньону истока реки Верхней Хихикаль, нам открылась невероятная панорама каменистых террас. Наверное, такое может только присниться — тишина, блики тонкой полоски воды, разрезающей себе дорогу в узком ущелье, и необъятная ширь северных территорий

Солнце уже собиралось закатиться за гору, опускаясь с каждой минутой все ниже и ниже к линии горизонта. Вечер был такой ясный и тихий, что долина, раскинувшая под нами свои недружелюбные каменистые почвы, была видна от края до края. Вытянутая по свой форме, ее поверхность шла под уклон к центру, где расположилось несколько больших озер, каждое около километра в окружности.

По берегам не было никакой растительности, не считая ярко-зеленой травы и мелкой россыпи невзрачных, но нежных тундровых цветов. Сквозь прозрачную воду выступали острые камни, хаотичная насыпь которых отливала золотом в мягких лучах солнца. Противоположный от стороны заката столовая гора, наступающая на озеро невысокой стеной, налилась розоватым светом и бросала на воду свое идеальное отражение. Натяжения глади ничего не нарушало — почти осязаемое безмолвие окружало со всех сторон.

Возвращение

Проснувшись намного раньше будильника, я почувствовала, как палатка зашуршала от порывов ветра, маленькие капельки дождя стали лупить по тенту. Белая ночь незаметно переходила в рассвет, и вместе с новым днем нарастала тревога. Погода испортилась, и надо было быстрее собирать лагерь и выдвигаться. Рискуя быть застигнутыми дождем врасплох, мы все же пошли последний раз взглянуть на панораму каньона. Взгляд тонул в сумасшедшем разгуле неба. Там, где раньше виднелась синяя гладь озера, была плотная завеса облака. Четкость очертания гор исчезала на глазах в молочной дымке, зловеще надвигающейся на нас. Тянуть не было смысла — мы спрятались за дождевиками и вновь зашагали по плато.

Сосредоточенное настроение ходового дня быстро вернулось ко мне. Время понеслось по ускоренному графику — поджимал дождь, грозящий вымочить нас до нитки. Тем временем мы преодолевали очередной крутой взлет к бесконечной череде террасных гор, нагнетающих мрак, чтобы потом свалиться в очередную озерную долину. Горы на горизонте, находящиеся за границей серого щита облаков, накрывшего плато, были в сизых тенях. Температура упала, и от холода путь казался еще более пустынным. Чтобы не замерзнуть, приходилось двигаться — если получалась остановка дольше десяти минут, пот мгновенно леденел под футболкой, бросая меня в дрожь.

Север вытягивает все соки жизни — сковывает бурные потоки воды льдом, замедляя ее ход, прибивает растительность к земле, заставляя ее ютиться в расщелинах камней, откуда ее не выбьют холодные порывы ветра. Но главное — север ополчается против воли человека, который верит в свой дерзкий замысел покорить безмолвные и чуждые ему территории.

Он угнетает нас непреложностью природных законов, давит безграничной мощью стихии, выжимает из души все ложное и напускное, оставляя с мыслью, что мы всего лишь пылинки в этом мире, след которых затеряется в бесконечном круговороте жизни на земле

Внизу было ровное зеленое море тайги, а мы сидели на ее границе, четко отмеченной низкорослыми кустарниками. Камни все больше обрастали лишайником, растворяясь под зыбью ягеля, и постепенно уступали место влажному разнотравью и голубичному ольховнику. Мы спускались с плато обратно в каньон, к бассейну реки Бунисяк — ее серая лента уползала на север, скрываясь за каменистыми косами и островками темных пятен леса.

После каньона шла лесистая тундра, где надо было быть еще осторожнее, так как курумник под мокрой мягкой подушкой мха был неразличим и можно было легко приложиться к земле. Тучи с плато стекли в долину и отдали ей всю влагу — полянки раскисли и превратились в болота, ручейки наполнились и разлились на бурные потоки, лесная чаща обрушивала на нас кубометры воды, стекающей с растительности в наши ботинки.

С заходом солнца резко становилось холодно, и каждый жался к костру — в последний раз мы разводили его перед подъемом на плато. Лица моих товарищей расцветали от горячего чая. Зажав двумя ладонями кружку, я тоже радовалась вечеру, но мне было жаль отсюда уходить, несмотря на холодную морось и неприветливость хмурого леса, в котором мы прятались по палаткам ночью.

По берегам Бунисяка было много смородины и малины — в тот день бесконечное обрывание этих кустов здорово задерживало темп группы, но никто не был в силах пройти мимо налитых сочных ягод. Прорывавшиеся сквозь облака лучи солнца избирательно бросали на горы яркие пятна света — то и дело в чудесном влажном небе появлялся и пропадал тонкий изгиб радуги.

Хранитель Путорана

Сбежав от непогоды обратно в озерную долину Ламы, мы еще не знали, что на плато Путорана уже наступила зима — буквально через несколько дней здесь выпадет первый снег. Идеальную погоду никогда не подгадать, лето умещается в короткие два месяца, а осень начинается уже в конце августа. Я пришла в себя, когда до базы оставалось меньше километра. Всего лишь четверо человек, включая меня, решили идти знакомиться к белому шаману на базу Бунисяк. Пробираясь к ней через туман, затекавший на берег с озера, я напрочь забыла про свою усталость — все мои мысли поглотили размышления о бане.

Олег, хозяин базы, показался мне суровым человеком, более близким к миру трав и животных, силам ветра и воды, чем к внешнему миру. В этом был весь он, своеобразный хранитель Путорана, знавший тундру наизусть, умевший охотиться, изучать неизвестные языки и проводить шаманские обряды.

Олег держал свою землю железной хваткой и вселял веру в завтрашний день — его скорее боялись, чем ненавидели. Истории про неуживчивый и упрямый нрав хозяина обрастали домыслами. На самом же деле его уважение и доверие требовалось заработать, как и он сам в свое время заслуживал дружбу с древнейшими народами севера — нганасанами и долганами

В своем доме Олег создал этнографический музей, в который вложил всю душу и двадцатилетние труды исследований: на трех этажах он уместил более тысячи экспонатов быта коренных жителей плато Путорана, и это была всего лишь малая часть, отражавшая традиции уникальной культуры. Хозяин любезно разместил нас в небольшом домике и пригласил в столовую, пообещав натопить нам баню. Прищурив глаза, он отвечал на наши вопросы с небольшой усмешкой, и все же ему было интересно с нами поговорить.

За ужином мы сидели в той же столовой, которая стала постепенно наполняться другими туристами, гулом телевизора, навешанными на крючки куртками, тарелками, по цепочке расходившимися из окошечка кухни, смехом и обрывками громких фраз на английском — атмосфера, напоминавшая что-то среднее между соседскими посиделками и студенческим общежитием. Новые лица привлекли внимание жителей базы — сначала нам пожелали приятного аппетита, потом вскользь спросили, откуда мы приехали, ну а в конце подняли в воздухе рюмку, приглашая нас таким образом выпить вместе.

Беглому пересказу наших приключений собравшиеся за столом внимали с неподдельным азартом. Кто-то вставлял громкие «ой», другие сыпали вопросами, касающимися преимущественно бытового комфорта в походе. Мы знали, что им понравится слушать про наши трудности и неудачи, которые им никогда не испытать, и специально повышали накал страстей — за что получали восхищенные взгляды. Что бы там ни было, люди всегда уважают смелость, удачливость и немного безрассудства. Получив все ответы, с лиц туристов все равно не сходила маска удивления.

Тусклый свет лампочки отбрасывал желтые грязные тени на развешанные на веревку вещи, жар от печки нагрел комнату и начал усыплять. Перед сном каждый из нас наверняка перебирал в памяти отрывки самых ярких событий последних ходовых дней. Мы думали о чем-то своем, о завтрашнем катере, о силе жажды приключений, которая заставляла нас рисковать, тревожиться и преодолевать себя, хотя можно было путешествовать спокойно и уютно…

Закрыв глаза, я представляла Путорана, этот удивительный мир грохочущих водопадов, террасных гор и висящих арок радуги после дождя — мои мысли быстро перемешались со сновидениями. Настоящая реальность находилась прямо за окном, но начинала как будто растворяться и превращаться в другое измерение. Воспоминания о путешествии снова стали для меня призрачными грезами об этом месте.

Источник

Adblock
detector