Меню

Обитатели в реке великой

Река Великая Псковской области

6 минут Автор: Дмитрий Тищенко 0

Река Великая

  • Описание водоема
  • Какие рыбы населяют
  • Рыбалка
  • Зимняя рыбалка
  • Отзывы рыбаков
  • Видео по теме

Река Великая Псковской области хорошо известна рыбакам этого региона. Она считается средним по размеру водоемом, относится к бассейну Нарвы и Балтийского моря, впадает в Чудско-Псковское озеро. Славится изобилием представителей ихтиофауны, которые ловятся круглый год.

Описание водоема

Река Великая протекает на западе Псковской области. Имеет следующие характеристики:

  • длина составляет почти 430 км;
  • площадь водного бассейна водоема равна 25200 квадратных километров;
  • уклон русла направлен на северо-запад и север;
  • в ее устье среднегодовой расход воды составляет приблизительно 134 куб. метра в секунду.

Исток речки Великая Псковской области находится на возвышенности по названию Бежаницкая, на расстоянии четырех километров на север от озера Большой Вяз и в полутора километрах от озера Ельно.

Приблизительно на 15 км ниже от города Псков река Великая впадает в Псковское озеро. Представляет собой достаточно крупный пресноводный водоем, который входит в Чудско-Псковский озерный комплекс. Дельта имеет приличные размеры, образует заболоченные острова, разделенные мелководными рукавами.

Река Великая на карте

Река Великая протекает почти через всю Псковскую область

В Великую впадает немалое количество притоков. Помимо большинства безымянных ручьев и речушек, водоем принимает воды малых и средних рек. Из ее левых рукавов самыми значительными являются:

  • Кудеб;
  • Веда;
  • Кухва;
  • Утроя;
  • Синяя;
  • Петь;
  • Исса;
  • Неведрянка.

Наиболее внушительными являются Исса, Синяя и Утроя. Из правых притоков реки Великая можно отметить:

  • Пскова;
  • Череха;
  • Многа;
  • Щепец;
  • Пенная;
  • Вревка;
  • Сороть;
  • Шесть;
  • Кудка;
  • Алоля.

Самыми значительными являются Алоля, Пскова и Сороть.

Берега реки

На берегах Великой расположены культурно-исторические объекты

В нижнем течении река Великая судоходна. Ледостав на ней наблюдается с ноября по апрель. По открытой воде водоем пользуется популярностью среди рыболовов, водных туристов, простых любителей отдыха на природе, поскольку на его берегах расположено немало культурно-исторических объектов и живописных мест.

Какие рыбы населяют

Речка Великая считается рыбным водоемом своего региона, потому заслуженно популярна и посещаема любителями всех направлений ужения, без исключений. Сюда приезжают в любое время года начиная с весны и оканчивая зимним периодом.

Реку Великую населяют разные виды рыб. Среди хищных представителей ихтиофауны здесь можно рассчитывать на поимку:

  • щуки;
  • окуня;
  • судака.

Также здесь водятся достаточно крупные особи язя. Встречаются экземпляры весом под 3 кг и выше. Голавль не настолько многочисленный, вырастает до килограмма. В летние месяцы на крючок рыболову может сесть сом. Правда, в северных регионах эта рыба не достигает внушительных размеров.

Вечер на реке

Великая – равнинная река с извилистым руслом и разноплановым рельефом дна

Из мирных подводных жителей самой многочисленной является плотва. Причем нередки поимки трофейных экземпляров, а особи массой 300–500 граммов – обыденное дело. Лучшее время для ее ловли – весна, вторая половина лета, начало октября, перволедок.

В Великой водятся также:

  • лещ;
  • линь;
  • густера;
  • ерш;
  • подуст.

В нижнем течении попадается сиг, снеток, елец, ряпушка, налим и другие.

Рыбалка

Рыбалка на реке Великой в Псковской области мало кого оставит равнодушным. Сюда приезжают и спиннингисты, и доночники, и любители поплавочной удочки. Всем найдется место, поскольку водоем достаточно разнообразен, имеет неоднородный рельеф, много перспективных зон, где задерживается рыба.

Спиннингом ловят и в верховьях, и в низовьях реки. В верхнем и среднем течении русло извилистое, глубокие участки меняются перекатами, много перспективных омутов, обраток, спокойных плесов. Здесь можно рассчитывать взять хорошего окуня, язя или щуку. Лучшее время для ужения – лето, начало осени.

В низовьях реки Великой течение замедляется, глубокие русловые ямы, меняются заболоченными участками с пологими берегами, обильно поросшими камышом и рогозом. Тут всегда можно поймать увесистую щуку либо товарного окуня, реже язя и голавля.

На реке Великой

В некоторых местах с берега ловить невозможно, понадобится надувная лодка

Ближе к впадению в Псковское озеро, около города Псков, на спиннинг попадается судак. Причем нередки поимки действительно трофейных экземпляров, достигающих веса под 7–8 кг. На глубоких участках обитает сом, вырастающий до 20 кг.

Усатого исполина ловят на искусственные приманки, но гораздо надежнее использовать естественные наживки. Основными являются:

  • живец;
  • пиявка;
  • выползок;
  • лягушонок;
  • рачье мясо.

Можно ловить на снасточку с мертвой рыбкой либо донку, заряженную кусочком протухшего мяса.

Ужение донными снастями наиболее популярно и массово в среднем и нижнем течении. Здесь много перспективных мест, где можно успешно охотиться на леща, густеру, плотву и других мирных представителей ихтиофауны, населяющих реку Великая.

Наиболее удачна рыбалка на фидер. В мелких местах либо при ужении накоротке целесообразно использовать пикер. В остальных точках, на средних и больших глубинах, достаточно оснастки массой от 70 до 100 граммов. Тяжелые кормушки не понадобятся.

Из приманок работают и растительные насадки, и животные наживки. Первые актуальны в теплое время года. Среди них можно порекомендовать:

  • консервированную кукурузу;
  • мастырку;
  • тесто;
  • отваренный картофель.

Приманки животного происхождения более универсальны, но показывают лучшие результаты весной, в конце лета, осенью и, естественно, в зимний период при охоте со льда. Среди них надо отметить навозного либо земляного червя, опарыша, мотыля. Также нельзя забывать о различных личинках насекомых, особенно ручейника, стрекозы и другие.

Рыбалка на поплавочную удочку возможна всюду, от верховий до самого впадения в озеро Псковское. Ловят классическим махом на глухую и скользящую оснастку, можно использовать матч и «болонку», подстраиваясь под условия ужения. Наживки и насадки на поплавчанку аналогичны фидеру.

Зимняя рыбалка

В зимний период на реке Великая вовсю ловят разными способами. Основными являются:

  • жерлица;
  • поплавочная или кивковая удочка;
  • мормышка;
  • покаток.

На течении работают различные донные оснастки.

Рыбачить зимой лучше на старицах, в затонах, прочих местах со спокойным течением. Найти такие поможет карта реки, которую несложно отыскать в интернете.

Отзывы рыбаков

Про рыбалку на реке Великая можно найти много отзывов рыболовов. На тематических форумах пользователи нередко публикуют свои отчеты о выездах на водоем, некоторые пишут просто короткие отзывы, отдельные из них представим ниже.

Весной, когда наблюдается преднерестовый ход белой рыбы, выбираюсь с фидером. Первой к местам икромета идет плотва: сперва увесистые особи, потом средние и мелкие экземпляры. После них вверх поднимается густера и лещ. В итоге успешно охотиться можно полтора месяца, почти без перерыва в клеве».

Река Великая – одно из самых популярных мест у жителей Пскова и прочих населенных пунктов области. Ее разнообразие открывает широкие возможности и привлекает внимание любителей разных направлений ловли, особенно спиннинга и фидера. Зимняя охота – не менее добычлива, чем летняя.

Источник

Река Великая

Великая — река в Кировской области России, правый приток реки Вятки (бассейн Волги). У истока небольшой участок русла находится на территории Прилузского района республики Коми. В Кировской области Великая протекает по Мурашинскому, Юрьянскому районам и по границе Орловского района.

Протяженность реки составляет около 163 км. Площадь её бассейна насчитывает 4010 км². Питание имеет в основном снеговое и дождевое.

Бассейн Великой включает в себя развитую сеть притоков, крупнейшие из них: Власиха, Грядовица, Мутница, Сизма, Озорница (Озерница), Горельница, Шура, Юрья, Озерница, Волосница, Плоска, Брекунец, Волковица, Переходница, Елховка. Великая типичная равнинная река.

Водоток

Исток: Верхнекамская возвышенность

Координаты: 59°31′54.71″ с. ш. 48°59′26.15″ в. д. (G) (O) (Я) (T)

Устье: река Вятка (642 км от устья)

Местоположение: п. Устье (Юрьянский район Кировской области)

Координаты: 58°43′21″ с. ш. 49°15′10″ в. д. (G) (O) (Я)

Предание о названии реки Великая

— А почему река Великой называется?

— Да тут святая вода от неё идёт.

— Так исцеляются люди. Бельё в реку бросают (да раньше это­го не было). Вот что у тебя болит, оттуда и пускают одежду-то. Ниже ловил их всегда кто-нибудь. Женщина вот тонула в реке, а её вытащили. И нормальная она: видно, исцелилась, а то больная она была до этого-то».

Река Великая берёт начало в 10 км северо-восточнее железнодорожной станции Безбожник Мурашин-ского района и впадает в р.Вятку справа на её 642 километре от устья.

Бассейн практически целиком расположен на территории Кировской области. Водосбор реки вытянуто севера на юг. Он сильно изрезан многочисленными ручьями, балками и притоками, из которых наиболее значительными являются реки Юрья, Грядовица, Власовица, Волосница, Озорница, Горельница, Сизьма. Общая площадь водосбора — 4010 км, длина реки -163 км. Залесённость водосбора значительная, составляет 74%.

Долина имеет ширину от 0,5-1,0 м в верховьях и до 4-х км в устьевой части. Врез долины от 12 до 20 м. Левый склон пологий, правый — более крутой. Склоны долины покрыты лесами.

Пойма двухсторонняя, симметричная и довольно высокая. В верхнем течении она покрыта разнотравными лугами и лишь местами заросла лиственным лесом. В нижнем течении реки поверхность поймы неровная, встречается много стариц, проток, озёр, заболоченных участков. Весеннее половодье затопляет пойму раз в 5-10 лет на небольшую глубину (0,2-0,3 м) на период до 10 дней.

Русло хорошо выражено. Ширина по урезу в межень составляет в верховьях от 15-20 м, а ближе к устью расширяется до 100-150 м. Течение спокойное, скорость его в межень 0,3-0,5 м/с, весной 0,7-0,8 м/с. Вдоль берегов русло зарастает водной растительностью.

Краткая лоция сплава по реке Великая

Великая и Вятка: от ст. Пахарь до г. Халтурин, 167 км (р. Великая, 129 км: ст. Пахарь — ст. Великая, 17 км — д. Заречье, 25 км — устье р. Юрья, 18 км — с. Великорецкое, 35 км — устье р. Великая, 34 км; р. Вятка, 88 км: р. Великая — устье р. Быстрица, 15 км — г. Халтурин, 23 км).

Маршрут начинаем у ст. Пахарь. Ширина р. Великая здесь не превышает 10 м, скорость течения 4 — 5 км/час. Русло извилистое, крутые повороты, завалы, кусты над водой. Через 5 км проходим старый мост, много перекатов (по 100 — 120 м), до ст. Великая несколько мелких островов. Ж-д. линия Котлас — Киров идет вначале справа от реки, а у ст. Великая переходит на левый берег и удаляется от реки лишь после устья притока Юрья (л). У ст. Великая, которая видна с воды, река делает большую (1,5 — 2 км) излучину. Здесь есть канал, сокращающий путь. Перед ж.-д. мостом через Великую путь преграждает небольшая плотина, создающая подпор воды для канала. Обнос плотины под мостом. Всюду крупные камни. В нескольких километрах ниже деревянный мост узкоколейки, проходы между пролетами которого в паводок забиты бревнами и кустами.

Ширина реки не более 20 м. Перед устьем р. Волосница мост, ниже которого в воде старые сваи. Ширина Волосницы в устье около 25 м, ширина Великой ниже Волосницы 30 — 40 м.

На горе левого берега с воды видны строения Верхнедворской больницы. Ниже моста на левом берегу рядом с д. Васенинская ж.-д. разъезд Мосинский. Проходим разрушенную мельничную плотину с торчащими кое-где сваями. Против с. Сержантовка из воды также торчат сваи старого моста.

Ниже устья Юрьи, близ одноименной ж.-д. станции, хорошее место для стоянки. Проходим д. Лютинцы, Потопицы. У с. Верховино (п) сваи старой плотины. Ниже автомобильного моста ряд островов, у д. Стариченки еще один мост с 4 ледоломами, в 1,5 — 2 км далее в Великую впадает Озерница. В 2 км ниже устья Озерницы перекат и два острова, за которыми к реке подступает берег из красной глины. Против с. Великорецкое (л), которое хорошо видно с воды, в реку впадает приток Сюзьма.

Левый берег здесь высокий, обрывистый, на нем растут огромные пихты и ели. Ширина реки 50 — 60 м, течение очень слабое, вскоре оно пропадает вовсе: подпор плотины старой ГЭС сказывается даже на расстоянии 30 км.

Перед плотиной река разливается на 3 км, затопив лес. Определить русло трудно. Здесь территория заповедника. В 300 м выше плотины дом отдыха. Перепад воды на плотине 1,5 м (короткий обнос). По плотине проходит автодорога, за плотиной течение слабое. Через два больших поворота открывается мост шоссе Котельнич — Киров. С моста видны устье Великой и Вятка. У моста автобусная остановка.

Транспорт: ст. Пахарь, Великая, Мосинский, Мечкино, Юрья ж.-д. линии. Котлас — Киров; с. Пышак, Великорецкое — автобус до ст. Юрья, 20 и 30 км; мост через р. Великая на шоссе Халтурин — Киров, до г. Киров 45 км, до г. Халтурин 33 км.


бассейн реки Вятка и реки Великая

Река Великая (водный реестр)

Код водного объекта: 10010300312111100034204

Тип водного объекта: Река

Местоположение: 642 км по пр. берегу р. Вятка

Бассейновый округ: Камский бассейновый округ (10)

Речной бассейн: Кама (1)

Речной подбассейн: Вятка (3)

Водохозяйственный участок: Вятка от г. Вятка до г. Котельнич (3)

Длина водотока: 163 км

Водосборная площадь: 4010 км²

Код по гидрологической изученности: 111103420

Номер тома по ГИ: 11

Впадают реки (км от устья)

12 км: река Власиха

20 км: река Грядовица

24 км: река Мутница

27 км: река без названия

35 км: река Сизма

43 км: река Озорница (Озерница)

60 км: река Горельница

63 км: река Шура

71 км: река Юрья

94 км: река Озерница

99 км: река Волосница

110 км: река Плоска

113 км: река Брекунец

119 км: река Волковица

124 км: река Переходница

136 км: река Елховка

Отчет о путешествии по реке Великая

И так, река Великая от ст. Мосинский до п. Юрья, 27 километров вниз по течению за два ходовых дня и четыре любителя гнуса и свиной рульки в пятницу после работы, устремились к точке заброса на воду, а именно к мосту через речку Великую у ст. Мосинский.

При подъезде к месту назначения мы лишний раз убедились, что наши топографические карты самые секретные топографические карты в мире т.к. поворот к реке, обозначенный на карте развилкой и шестикилометровой дорогой с асфальтовым покрытием на деле оказался заросшей лесной тропинкой, по которой из 6 километров можно было проехать только 200 метров. Дальше поперек лежала береза, которую при отсутствии бензопилы убрать было антиреально. Тропинка за упавшим деревом, уходившая куда-то вниз в кусты, тоже ничего хорошего нам не сулила.

Но пытливый мозг путешественников рассудил здраво. Раз на карте есть мост, значит должна быть и дорога к мосту, которую, в итоге, мы нашли в километре от указанного на карте места. Вместо указателя населенного пункта на дороге красовалась железобетонная конструкция поясняющая, что где-то за ней находится не больше не меньше, а «Мир». Так что убеждение, что «Мир» затонул в водах Тихого океана, не есть что иное, как грандиозная деза, целью которой было недопущение массовой давки местного населения в поисках драгоценных и цветных металлов.

Подъехав к реке и разгрузив наши пожитки, мы угнали одну машину в Юрью, а другую оставили в Мосинском.

Кстате, не успев выйти из машины ХАМ тут же заметил ползущего по руке клеща. Надо отметить, что за всю рыбалку это чудовище оказалось единственным представителем своего класса, которого нам «посчастливилось» увидеть.

В пятницу мы на реку приехали довольно поздно и поэтому решили от поселка не отплывать, а заночевать прямо там. Стоянку устроили рядом с мостом на песчаном пляже. Выбор был невелик. Либо клещи с комарами, либо песок, имеющий тоже ряд минусов. Взвесив все за и против, мы пришли к единому мнению, что иммуноглобулин чрезмерно дорог, а пить водку под аккомпанемент маленьких вампиров несподручно. Разбив лагерь, вскипятив чаю и выпив за приезд, мы отошли ко сну.

В 4 утра, тогда еще полный энтузиазма Саша № 3 возопил на весь лагерь, что пора идти на рыбалку, тем самым, дав старт самой интересной части нашего увлекательного мероприятия. После этого он, схватив спин, помчался к реке доказывать окружающим свою рыболовную состоятельность и демонстрировать филигранное владение этим орудием лова.

В спальнике было тепло и уютно, а пространство по ту сторону стенок палатки пугало и отталкивало.

Но деваться было некуда и, повылазив из палаток, мы буквально за уши оттянули от реки Сашу № 3, поправить здоровье утренним чайком. Полчаса на сборы и вот четыре лодки забороздили акваторию Великой, рассекая водную гладь по направлению к её устью. Позади остались развалины несуществующего моста несуществующей дороги, о которой говорилось ранее.

Нет смысла описывать красоты берегов лесных рек. Кому это чуждо все равно не поймут, а кому это по душе могут оценить кусочек нашей родной природы.

Выйдя на воду, наша четверка расчехлила спины и начала нещадно стегать лесками поверхность реки. Где-то после получаса интенсивного процесса удача улыбнулась DimAnу. Нарушать традиции, естественно, не стали.

Экземпляр был далеко не трофейным и поэтому DimAn наотрез отказался с ним фотографироваться.

Ну а потом отметился и ХАМ.

И традиционная для любой рыбалки уха все же имела место быть в нашем, и без того нескудном рационе. Хотя клевало в этот день отвратительно.

Наряду с отсутствием клева не минули нас проблемы и технического характера. Сломалась уключина новой лодки DimAnа. Пришлось ему проявлять смекалку. Вскоре сломавшаяся металлическая деталь была восстановлена при помощи куска лески и шпагата.

Ну а куле, на рыбалке без шпагата и туалетной бумаги никуда. DimAn почему то тут же вспомнил анекдот о студенте, декане, червяке и эпоксидном клее.

Взяв на сплав лодку 1987 г.в. больше всех ощутил прелести автономки Андрей. С обеда до вечера субботы у него, с интервалом в три часа, образовались две внушительные пробоины в судне. Проклиная Уфимский завод резиновых изделий, Андрей занимался исключительно подкачиванием на ходу своего плавсредства, хотя еще до обеда ничто не предвещало беды и он радовался походной жизни вместе с нами.

Первая брешь в пенсионерке отечественной резиновой промышленности засияла, когда мы встали готовить обед. Подкачав и вытащив на солнце жертву отечественного кораблестроения, Андрей не оставил ей никаких шансов. Через несколько минут после остановки старушка издала пронзительный жалостливый свист, возвестив о своей кончине.

На ремонт своего каяка, еще совкового происхождения, Андрею отводилось примерно два часа. Ну а остальные, не обремененные работой, методично уничтожали запасы провианта прямо на берегу реки.

Поняв что в большой семье щелкать клювом категорически противопоказано и он может остаться без обеда, Андрей принял все меры чтоб этого не произошло. Однако ему пришлось довольствовался лишь тем, что он успел урвать у своих прожорливых спутников

После плотного обеда ХАМу захотелось острых ощущений.

Отойдя после обеда от берега, через час, лодка Андрея предательски засвистела вновь, теперь уже в другом месте. Вставать клеиться уже не было времени и он, забив на рыбалку, устроил марафонский заплыв на веслах, что бы иметь перед нами задел. Лидера регаты мы на силу догнали уже ближе к вечеру. После того как настигли выдохшегося Андрея, начали искать подходящее место для ночлега, взяв предварительно флагманский эсминец, потрепанный стихией и временем на буксир. Стоянку выбрали опять на песчаном пляже во избежание массовых атак маленьких кровопийц.

На стоянку встали рано, поэтому, исходя из запаса времени, к ночлегу подошли основательно, а ХАМ даже накачал в своей палатке матрас.

На этой же стоянке была сварена уха из свежепойманной рыбы.

После ухи, попив не только чаю и не только за уху, все улеглись спать. Вставать решили, как выспимся. Подъемы типа «что бы утренний клев застать» были единогласно и резко осуждены. Да к тому же Андрей с вечера проклеил свою посудину, и ей нужно было, следуя инструкции, как можно дольше отлежаться и просохнуть.

Выйдя на воду далеко не ранним утром воскресенья, мы неспешно стали обкидывать прибрежные кусты и коряги в надежде встречи с достойным внимания хищником. Некоторые ради этого жертвовали своими дорогущщими приманками.

Солнце припекало все жарче. Рыбачить в жару стало лень и мы разнообразили свой досуг традиционным русским занятием — мерянием пиписьками (с).

Вдоволь намерявшись, большинство странников поудобней улеглись в своих посудинах и, покачиваясь на волнах, отдыхали. И только неутомимый Саша №3 продолжал пытать свое рыболовное счастье.

Ни с чем несравнимое чувство лежать в лодке и, щурясь от солнца, смотреть вверх на проплывающие с двух сторон стены деревьев. То и дело с одной стороны на другую, радостно пища, перепархивают ватаги лесных птичек. Взволнованные кулики-сороки (со слов искушенного в орнитологии DimAnа, занесены в красную книгу), грозно цвикая, отгоняют нас от своих гнезд, не подозревая, что до их потомства нам нет никакого дела. То там, то здесь в Великую впадают шумные ручьи. По берегам множество бобровых и ондатровых нор. Никто никуда не гонит, никто не дергает, сотовая связь недоступна. Полная изоляция от цивилизованного мира. Время вокруг замерло, и только неспешные воды Великой уносят нас все дальше на встречу с неизвестным.

Местами попадались интересные пороги, которые давали почувствовать себя настоящими рафтингистами.

На порогах опять отличился Саша №3. Демонстрируя железное спокойствие и идеальное владение веслами, он прошел этот порог кормой вперед.

Так уж устроен мир, что потребности человека в пище способны оторвать любого от созерцания прекрасного. Короче к черту лирика, все захотели жрать, а видами Великой, сыт не будешь. Стоянку на обед на этот раз устроили на высоком берегу с красивой панорамой на реку.

После обеда начинается чувствоваться приближение населенного пункта. Все чаще встречаются по берегам рыбаки, все больше вместо таежного берега попадаются луговины, медленно проплывают над головами ЛЭПы.

И вот из-за очередного поворота показывается устье речки Юрьи, которое находится в непосредственной близости с одноименным поселком.

Полчаса на мытье лодок и еще пару часов на сушку нашего скарба.

За это время ХАМ с DimAnом пригоняют машины. Мы собираемся и уезжаем в город, что бы до июля снова до посинения спорить в какой речке больше рыбы, сколько километров реально пройти по течению за день, брать одни спиннинги или еще можно взять к ним и удочки и прочее, прочее, прочее…

Ну а в июле, я надеюсь, мы снова окажемся, на какой-нибудь лесной речке нашей области с лодками, палатками, спиннингами и огромным желанием спрятаться от надоевшей городской суеты.

Рыбалка на реке Великая

В своих верховьях Великая преимущественно лесная река, протекающая исключительно по равнинной местности. Русло реки очень извилистое, поэтому местные жители очень часто называют ее «рыбные» места «кривулей». Именно в таких местах, где река делает неожиданные повороты, а также благодаря всевозможным неровностям дна и скапливается основная часть речной фауны тех мест.

Средняя глубина реки составляет порядка 2-2,5 метров, в омутах глубины нередко достигают 4-5 метров. Берега русла в основном покрыты лесом. По обеим берегам очень часто попадаются старицы и заливные озера, где летом с успехом ловится карась, плотва, линь, окунь и щука.

Читайте также:  Маршруты по реке уводь

Верховья реки в виду неконтроллируемого вылова местными браконьерами рыбы, к сожалению, не особо ею богаты. Тем не менее здесь всегда можно поймать щуку, окуня, плотву, ельца, голавля, налима и др. Особенно хорошо чувствует себя здесь голавль. 2 года назад на кузнечика мною был пойман трофейный для этих мест экземпляр весом более 1,5 кг.

Особую достопримечательность для православных Волго-Вятского края и для всей России – представляет храмовый комплекс в селе Великорецкое (на реке Великая), и названный в честь его – Великорецкий крестный ход (а ведь по иронии судьбы Великая берет исток у станции Безбожник…).

Великорецкое – знаменитое село в православной российской истории. Вот как гласит народная легенда об истории его возникновения. Вернее, о возникновении Спасо-Преображенской церкви, возле которой и возникло село.

История эта ведется с мая 1383 года, когда, по преданию, произошло явление Чудотворной иконы около деревни Крутичи. Однажды по своим хозяйственным делам крестьянин Агалаков отправился в соседнюю деревню глухими лесными тропами. Шел мимо реки, его внимание привлек «чудный свет», который исходил из глубины лесной чащи. Но, озабоченный делами, крестьянин не остановился и пошел дальше. А на обратном пути увидел, что «свечение» продолжалось – словно множество зажженных свечей мерцало. Он подошел поближе. И обнаружил, что «свечение» исходило от иконы, которая находилась в чистом лесном роднике.

Взял икону крестьянин и отнес домой. А про случай этот никому не сказал. Но рядом с ним, в этой же деревне, жил бедный Иван. Двадцать лет Иван был прикован к постели. Больного Ивана родственники принесли как-то в дом Агалакова. А обратно он вышел уже на своих ногах.

Торжественный ход с Чудотворной иконой от города Вятки до села Великорецкое проводился обычно и по воде, по рекам Вятка и Великая, и по суше.

В Великорецком был создан необыкновенный храмовый комплекс, сосредоточивший несколько церквей — храм-город. Уже в конце XVII века Великорецкое встречало крестный ход двумя деревянными церквями, приютом для паломников, лавками. В 1749 году была построена первая каменная Спасо-Преображенская церковь, а позднее отдельно стоящая колокольня (1768), ставшие началом Великорецкого Града.

В конце XVIII века при первом губернском архитекторе Ф. М. Рослякове начались значительные градостроительные преобразования. Талантливый зодчий определил перспективный замысел архитектурного комплекса, включив в него село, кладбище, храмовую площадь — Град и весь прилегающий ландшафт. Были намечены очертания Града: построены в камне Святые ворота, лавки и часть ограды. Спланирована берёзовая аллея-проспект, соединившая Град с местом явления образа на берегу реки Великой, где в 1800 году Ф. М. Росляков возвел первую каменную Николаевскую часовню над святым источником.

Святые места расположены на очень красивой излучине реки Великой. Правый берег – заливные луга, левый – высокий красный яр с сосновым бором. И с отвесными обрывами в некоторых местах. В 1999 году на месте явления образа святителя Николая на Великой реке вновь поднялись деревянные часовни над святым источником и купелью, вознеслась часовня-алтарь. Восстановление этого священного места — дело будущего и связано оно с возрождением всего Вятского края.


часовня Николая угодника на берегу реки Великая

Источник



Лох-несское чудовище заплыло в Псков? Сегодня утром новость о странном обитателе реки Великой всколыхнула Псков

Сегодня утром новость о странном обитателе реки Великой всколыхнула Псков. Люди утверждают, что видели какое-то огромное существо. Некоторые даже успели его сфотографировать. Кто-то уже называет его двойником лох-несского чудовища, а кто-то считает, что чудо-рыбу завезли в Псков специально к Ганзейским дням. На месте работает наша съёмочная группа.

ЕКАТЕРИНА ДАВЫДОВА, КОРРЕСПОНДЕНТ: «Вот на этом месте, по словам очевидцев, сегодня рано утром они заметили странное существо. Похожее то ли на рыбу, то ли на змею. Но некоторые утверждают, что покрыто оно было не чешуей, а шерстью».

Когда чудище показывалось из воды второй раз, его успели сфотографировать. Конечно, снимки не очень хорошего качества. Но понятно, что это не просто большая рыба, а действительно что-то странное.

Анастасия, очевидец: «Я шла на пару через мост, и я сначала подумала что это рыбак. Ну, они тут часто плавают. Потом поворачиваю голову, оно сначала нырнуло в воду, потом выплыло как змея, смотрю, оно все покрыто шерстью, я даже не знаю, что это такое было».

ОЛЬГА ЗУЕВА, БАКАЛАВР ЕСТЕСТВЕННО-ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА: «Я как выпускница естественно-географического факультета, я считаю, что это связано с миграцией рыб. Также неизвестно, ведь сколько река уже не чистилась? Любое существо могло мутировать, возможно это какая-либо рыба».

В ближайшее время на место выедут специалисты. Биологи уже строят версии, а экологи бьют тревогу. Говорят, появиться такое существо в реке могло из-за сильной загрязненности воды. Псковичи сами нередко выбрасывают в реку пищевые отходы. Каких еще чудовищ скрывает Великая — большой вопрос.

ЕКАТЕРИНА ДАВЫДОВА, КОРРЕСПОНДЕНТ: «Сейчас набережная будет временно закрыта для прогулок в целях безопасности. Пока не удастся точно выяснить, кто живет в Великой и насколько он опасен».

Екатерина Давыдова, Сергей Дьяков

Источник

Глава 14 Великая река и ее обитатели

– Приготовьте оружие. Спускаемся, – скомандовала Полина.

Спуск оказался сложнее, чем можно было представить. Едва ступив в желоб, Полина поскользнулась и упала на спину и тут же вскочила на ноги – Сергей даже не успел протянуть ей руку. Зато заметил, что некоторые камни покрыты мерзким зеленоватым налетом, похожим на засохшие сопли. Ему даже показалось, что и пахнуть они должны были как-то по-особенному, не так, как все прочие обломки. Конечно, противогаз начисто отрезал все запахи, но молодой человек почти не сомневался, что ощущения его не обманывают. Вольтер сделал из случившегося свой вывод и предложил для надежности обвязаться веревкой, которую изготовил из своего старого разорванного халата и, оказывается, все это время таскал с собой. Правда, длины веревки хватило только на двух человек: самого Вольтера и Полину. Сергей подумал, что неловкий старик будет девушке лишней обузой, тем не менее они вполне благополучно спустились вниз. А вот он пару раз оскальзывался на скользких камнях.

Поперечные вмятины по краям желоба оказались неглубокими рытвинами, причем сделанными совсем недавно, максимум несколько часов назад, – земля внутри даже не успела подсохнуть. Кто бы ни оставил их, это были явно не люди, так как все сталкеры Речного Вокзала были мертвы уже несколько дней.

Ни Полину, ни Вольтера странные следы не заинтересовали – они даже не взглянули на них. Девушка осмотрела пустынный берег, с опаской взглянув на кромку воды, покрытую густой грязно-желтой пеной, потом подняла глаза к разрушенному метромосту, нависающему над головой неустойчивой громадой, после чего обратилась к Вольтеру:

– Появились какие-нибудь мысли?

Но ученый не смог ничего подсказать и лишь виновато развел руками:

– Ничего не понимаю. Но ведь как-то же сталкеры переправлялись. Чтобы принести на станцию РА-12, хотя бы кто-то из них должен был побывать в зараженном поезде. А для этого им нужно было сначала попасть на левый берег. – Он тоже осмотрел разрушенный мост и покачал головой. – Нет, ничего не выйдет. Может, стоит пройти чуть дальше? Ниже по течению, немного не доходя железнодорожного моста, раньше располагалась пристань. Может, там сохранились какие-нибудь плавсредства. Хотя, спустя двадцать лет. – невпопад закончил он и вопросительно посмотрел на Полину.

– Давайте попробуем, – вздохнула девушка и снова с опаской взглянула на колышущийся вал грязной пены, прибитой к берегу. – Больше ничего не остается.

Однако ни через сто, ни через пятьсот шагов им не встретилось ничего нового. Рухнувший в воду метромост остался позади, а впереди, насколько хватало глаз, тянулся все тот же заваленный обгоревшими обломками берег. Сергей плохо представлял себе корабельную пристань, но как выглядит корабль, катер или лодка, знал наверняка – в ходящих по метро книгах и журналах встречались фотографии и того, и другого. Ничего похожего ни в воде, ни на берегу не было видно. Полина это уже давно поняла и несколько раз оборачивалась к Вольтеру, но ученый упрямо шагал вперед. Его упорству и настойчивости можно было только позавидовать. Но настал момент, когда и он не выдержал.

Тяжело вздохнув, Вольтер опустился на камни.

– Бесполезно. Ничего там нет. и пристани больше нет, – помолчав, добавил он.

Ему никто не ответил. Сергей не знал, что сказать, а Полина молча ожидала продолжения.

Вольтер повернул голову назад, откуда они пришли, и вдруг вскочил на ноги, словно подброшенный неведомой силой.

– Сергей, взгляните, что там, на воде, у самого края моста?!

Что там могло быть: какой-нибудь мусор, прибитый течением, или свешивающийся кусок стальной обшивки. Но Касарин все-таки взял в руки снайперскую винтовку и, наведя ее на рухнувший в воду пролет, прильнул к оптическому прицелу. На волнах раскачивалась. лодка. Самая настоящая железная лодка с подвесным мотором! Точно такая, как в журнале, только не ярко-белая, как на той фотографии, а какого-то тусклого неопределенного цвета. Но и мотор и даже ветрозащитный щиток были на месте. Оставалось только гадать, откуда она взялась и почему не уплывает, подхваченная течением. Но сейчас все это было неважно. Главное – у них теперь было на чем попасть на левый берег.

– Там лодка, – ошарашенно сказал Сергей, опустив винтовку. – Настоящая лодка, с мотором.

Это было настолько невероятно и неожиданно, что Полина не поверила ему. Она вырвала винтовку и сама уставилась на танцующую на волнах лодку. Сергей вдруг с ужасом подумал, что и ему, и Вольтеру лодка просто привиделась. Но слова Полины все расставили по местам.

– Действительно лодка, – сказала девушка. При этом у нее были такие глаза, словно она увидела настоящее чудо. Впрочем, никак иначе их находку и нельзя было назвать.

Обратно к мосту возвращались чуть ли не бегом. Даже Вольтер забыл про свою усталость. Он натужно пыхтел через фильтр, но упорно шагал вперед, даже пару раз обогнал Полину, когда та останавливалась, чтобы осмотреться вокруг. Видимо, пена у берега никак не давала ей покоя. Присмотревшись внимательнее, Сергей неожиданно понял, что пена колышется на воде не от набегающих на берег волн, а сама по себе.

– Ты видела?! – Он дернул девушку за рукав. – Она дышит словно. живая!

Никакого другого объяснения просто не пришло ему в голову, хотя и это выглядело полным абсурдом. Полина именно так и отреагировала:

– Не болтай ерунду. Вперед.

До метромоста осталось совсем немного. Вновь вырвавшийся вперед Вольтер уже карабкался по склону. Опасаясь оставлять старика одного, Полина поспешила к нему. Сергей последовал за ней, но холод на затылке и внезапно резанувшее по нервам чувство опасности заставили его оглянуться. Из пенного гребня на него не мигая смотрели два круглых прозрачных глаза без белков, но с черными жерлами зрачков, каждый размером с голову младенца. Расстояние между глазами составляло не менее метра – их обладатель должен быть огромен! Но ни головы, ни туловища наблюдающего за ним монстра Сергей не увидел – то ли их скрывала прибитая к берегу пена, то ли. их не было вовсе, и глаза принадлежали самой пене!

– Чего ты застрял? Давай наверх! Живо! – окликнула его со склона Полина.

Сергей повернулся к ней:

Он так и не смог подобрать слов, чтобы описать увиденное, но когда снова обернулся к реке, немигающие жуткие глаза исчезли. Да и были ли они в действительности? Сейчас молодой человек уже не был в этом так уверен, как всего мгновение назад.

– Я ничего не вижу, – крикнула сверху Полина. Направив на воду автомат, она внимательно следила за береговой кромкой.

– Может, показалось? – предположил Сергей.

Полина внимательно глянула на него.

– Хорошо бы, – процедила она, а потом снова перевела взгляд на воду.

– Ладно, пошли! – наконец махнула рукой девушка, но не двинулась с места и не опустила направленный на воду автомат, пока Касарин не поравнялся с нею.

Вольтер ждал их возле железного короба метромоста.

– Смотрите, кажется, здесь можно подняться наверх, – радостно сообщил он, указав на ряд забитых между железными листами штырей, явно используемых в качестве лестницы.

Забить в стену штыри мог только человек, значит, кто-то из сталкеров Речного Вокзала уже ходил этим путем, причем неоднократно. Полина молча осмотрела эту конструкцию, забросила за спину автомат и легко вскарабкалась на крышу железного короба.

– Чисто. забирайтесь, – донесся оттуда через секунду ее голос, прорвавшийся сквозь завывание ветра.

Сергей поднялся без труда, а вот у Вольтера это получилось не так ловко. Выбираясь на крышу, он зацепился полой плаща за один из штырей и едва не сорвался вниз. Выручила Полина. Метнувшись к ученому, она успела поймать его за руку и удержала на мосту, пока Сергей освобождал зацепившийся плащ.

Передвигаться по крыше моста оказалось дьявольски трудно. Порывы ветра наверху были так сильны, что не только заглушали голоса, но и буквально валили с ног. Приходилось контролировать каждый шаг, чтобы не упасть на скользкий железный настил и не провалиться в трещину или пробоину, которые то и дело встречались на пути. А тут еще приободрившийся Вольтер вздумал что-то рассказывать про уникальные конструктивные особенности метромоста, но быстро понял, что его никто не слышит, и замолчал. Но его молчание длилось недолго.

Шагавшая впереди и выбирающая безопасный путь Полина внезапно остановилась возле какой-то глыбы, которая при ближайшем рассмотрении оказалась комом плотно спрессованных костей. Из центра глыбы в лицо Сергею уставился треснувший человеческий череп, но остальные кости были слишком велики, чтобы принадлежать людям.

Вольтер осторожно ткнул ком стволом своего дробовика и покачал головой.

– Похоже на отрыжку! Некоторые хищники отрыгивают кости и другие непереваренные останки своих жертв! – пояснил он.

Сергей изумленно глянул на ученого. Слепленная из костей глыба была не меньше метра в обхвате. Какого же размера тогда должен быть сам хищник, чтобы такой ком пролез через его глотку?! Одно утешало: этот гигант вряд ли сумел бы забраться на мост, а уж растрескавшаяся и пробитая во многих местах железная крыша точно не выдержала бы его огромную тушу. С другой стороны, как-то отрыгнутые кости на мост все-таки попали. Не ветром же их сюда занесло.

Полину посетили похожие мысли. Она подошла к Сергею и, чтобы перекрыть шум ветра, прокричала ему прямо в ухо:

– Знаешь, что мы забыли купить на Октябрьской? Динамит!

Да уж, такого гиганта пулями не остановить. Разве что взрывчаткой. Да и то.

Даже когда груда осталась позади, Сергей несколько раз оглядывался на нее, пытаясь представить отрыгнувшего кости хищника. Но, кроме парящего над городом огромного дракона, в голову ничего не приходило. К счастью, железный короб моста вскоре пошел вниз, и все, наконец, увидели качающуюся на волнах лодку.

Вблизи она не выглядела такой ухоженной, как издалека. Краска выгорела и облупилась, обнажив покрытые ржавчиной борта, а нержавеющие детали потускнели. Но, несмотря на это, лодка уверенно держалась на плаву, и это было самое главное. На месте ее удерживала железная цепь, обмотанная вокруг стальной балки и застегнутая на массивный навесной замок. Видимо, пользовавшийся лодкой сталкер хотел таким образом уберечь свое имущество. Сергей подумал, что, не будь с ними Полины, цепь и замок стали бы непреодолимой преградой на пути к цели. А ведь он уговаривал девушку вернуться назад.

Тем временем Вольтер перебрался в лодку (как только не свалился в воду с его-то сноровкой?) и поднял со дна короткий шест с насаженной на него вогнутой пластиной.

– Да тут и весло есть! – радостно объявил он.

Весло! Ну конечно! Шест держат в руках, а пластиной гребут! Сергей сразу вспомнил, что видел похожие штуки на рисунке в каком-то журнале. Удивительно, как он не узнал весло сразу? Наверное, потому, что на том рисунке их было два, а в лодке почему-то только одно.

Полину находка Вольтера не заинтересовала. Присев на корточки, она внимательно осмотрела замок и принялась выбирать необходимые отмычки.

Всем нашлось какое-нибудь занятие, и только Сергей остался без дела. Он обернулся к мосту и оцепенел.

Скользя по железному настилу, к ним приближалось нечто. В первый миг Сергей решил, что это щупальце все той же живой паутины, гигантский плесневый отросток, язык дракона, но, разглядев на конце ползущей по мосту черной рубчатой кишки чешуйчатую ромбовидную голову с двумя ярко-желтыми пятнами по бокам, напоминающими формой человеческие черепа, понял, что ошибся.

– Змея! – в ужасе закричал он, не в силах оторвать глаз от чудовища, выползающего из одной из многочисленных пробоин в крыше моста.

В Рощу никогда не заползали змеи. Кто-то утверждал, что змей жрут зубатые, поэтому они выбирают более укромные места, вроде сырых туннелей Маршальской. Но и те, что водились там, достигали трех, максимум четырех метров в длину. Они охотились на крыс и сами никогда не нападали на людей, только когда защищались.

Но эта змея была просто невероятных размеров! Она спустилась вниз уже на десять метров, а ее вытекающее из пробоины мускулистое тело, которое невозможно было обхватить двумя руками, все не кончалось. Сразу стало понятно, что за гигант оставил на крыше отрыгнутые кости. Очевидно, гигантская змея облюбовала полый короб метромоста себе под нору, а они, сами не зная этого, вторглись почти в самое логово.

Сергей вскинул автомат и судорожно нажал на спуск. Раздался одиночный выстрел, оборвавшийся сухим клацаньем затвора. Черт! Перекос патрона! Рядом загрохотал автомат Полины, но ползущий по мосту гад даже не шелохнулся. Куда же она стреляет?! Сергей обернулся к девушке. Не обращая на него внимания, Полина принялась бить прикладом по замку, потом выругалась и, направив на замок ствол автомата, выпустила по нему еще одну длинную очередь. На этот раз дужка отскочила, Полина сдернула с нее кольцо цепи и, подтолкнув к воде Сергея, скомандовала:

Перепрыгнув через борт, Касарин оказался в лодке. Полина прыгнула следом. Лодка угрожающе закачалась, и Сергей решил, что они сейчас перевернутся, но Вольтер опустил в воду весло и сделал несколько гребков, после чего посудина сейчас же выровнялась. Сергей облегченно выдохнул, и, как оказалось, напрасно.

Заметив, что добыча уходит, гигантская змея рванулась к воде. Она буквально стекла по мосту и, приподнявшись на двадцатиметровом хвосте, нацелила голову в отплывающую лодку. Выпуклые, словно отлитые из металла, глаза уставились в лицо Сергею.

– Стреляй! Что же ты?! – выкрикнула Полина, полоснув по раскачивающейся змеиной голове короткой очередью.

Ее автомат тут же захлебнулся – в магазине закончились патроны, а пули, вонзившиеся в тело змеи, похоже, не столько причинили твари вред, сколько раздразнили ее. Чудовище приоткрыло пасть, полную узких, как кинжалы, зубов, и оттуда выскользнул черный, заканчивающийся тремя шевелящимися отростками язык.

Отчаянный крик Полины вывел Сергея из оцепенения. Вспомнив про «винторез» Валета, он сорвал его с плеча. Огромная голова змеи не поместилась в оптическом прицеле. В окуляре промелькнули извивающийся черный язык, потом загнутые крючьями зубы и, наконец, «металлический» глаз гигантского монстра. В этот момент Сергей и нажал на спуск. За воем ветра он не услышал глухого хлопка выстрела, но винтовка ощутимо дернулась в его руках, а из выпуклого глаза змеи брызнули наружу капли студенистого желе. Чудовище угрожающе зашипело, распахнуло пасть, словно хотело проглотить судно целиком, и всей массой обрушилось в воду. Поднявшаяся волна подбросила лодку, и лишь благодаря Вольтеру, умело орудующему веслом, они и на этот раз не перевернулись.

Полина первая пришла в себя после случившегося. Она обвела взглядом успокоившуюся воду и, видимо не веря своим глазам, спросила:

– Что случилось? Она. утонула?

Сергей промолчал, чтобы не хвастать своим снайперским выстрелом, но тут подал голос Вольтер.

– Не уверен, – сказал он, с опаской заглядывая за борт. – Похоже, мы столкнулись с гигантским ужом. А ужи, как известно, прекрасно плавают.

«Кому это, интересно, известно?» – подумал Сергей, но возразить ученому не успел. Лодку снова подбросило вверх, ржавый корпус угрожающе затрещал, а под водой промелькнула бесконечно длинная тень. Проклятая змея и не подумала тонуть – старик все-таки накликал беду! Лодку снова тряхнуло – очевидно, чудовище твердо вознамерилось разбить ее, чтобы затем в своей среде разделаться с огрызающейся добычей.

– Держитесь за борта! – крикнул Вольтер. Он больше не пытался орудовать веслом, очевидно решив, что это бесполезно. – Сейчас я попробую запустить мотор!

Вдвоем с Полиной они перебрались на корму, а Сергей улегся на дно и, перегнувшись через борт, снова нацелился в воду, где то появлялась, то вновь исчезала, уходя в глубину, извивающаяся тень.

– Оставьте! Это бесполезно! – крикнул ему в спину Вольтер. – В воде пуля мгновенно теряет скорость!

Лучше бы он занимался мотором и не болтал под руку! Сергей дважды выстрелил в проплывающую под лодкой змею, но оба раза промахнулся – чертова тварь в воде оказалась гораздо проворнее. Зато усилия Вольтера и Полины увенчались успехом – после нескольких неудачных попыток мотор все-таки завелся, и лодка сразу рванулась вперед. Но и змея. Змея устремилась следом, преследуя ускользающую добычу.

– Быстрее! – крикнул Сергей, с ужасом следя за стремительно приближающейся тенью. Он снова выстрелил и опять промахнулся – то ли Вольтер опять оказался прав, то ли сам дьявол оберегал свое кошмарное создание.

Легко догнав лодку, чудовище выгнуло шею, чтобы ударить в днище. У Сергея похолодело внутри. Еще одного такого удара ржавый корпус лодки точно не выдержал бы. Внезапно из глубины вынырнула еще одна распластанная тень. Загребая воду широкими плавниками (лапами?), она устремилась к змее. Поравнявшись с ней, неведомый хищник, оказавшийся размером чуть ли не с метровагон, выбросил вперед голову, и его челюсти, словно гигантские клещи, сомкнулись на шее змеи. Та отчаянно забила хвостом, подняв на поверхности огромные волны. Ее кольчатое тело обвилось вокруг противника, и оба монстра, окутавшись клубами хлынувшей в воду крови, исчезли в пучине.

Неведомый подводный мир оказался еще ужаснее привычного мира подземелий и мало знакомого мира городских развалин. Здесь обитали такие чудовища, в схватке с которыми у людей не было никаких шансов. Абсолютно никаких. С трудом разомкнув сведенные судорогой члены, Сергей оторвал взгляд от воды и поднял голову. Обвалившийся метромост остался далеко позади и продолжал отдаляться с каждой секундой – лодка стремительно неслась вниз по течению.

Читайте также:  Судно перешло из реки в море как при этом изменилась его осадка

– Куда вы?! Нам же нужно к берегу! – опешил он.

– Так короче, – глухо пробормотал сидящий за рулем Вольтер. От волнения он так тяжело дышал, что Сергей с трудом узнал его голос. – За железнодорожным мостом есть залив, я в молодости там часто рыбачил. От него до вокзала километра три – три с половиной, не больше.

Он с опаской покосился на бурлящую за кормой воду.

– Нам бы только туда добраться, и, считай, мы уже на месте.

Вот именно: только бы добраться! Сергей обернулся за поддержкой к Полине, но она сидела с совершенно безучастным видом – то ли решила довериться Вольтеру, то ли еще не отошла от пережитого ужаса. Молодой человек пересел к ней и, отыскав, сжал ее холодную и мокрую от водяных брызг руку.

– Как ты, в порядке?

Полина пожала плечами:

– Не знаю. Мне кажется, я скоро умру.

– Что ты такое говоришь?! – опешил Сергей. – Что за глупости?!

– Не знаю, – повторила она, потом прижалась к нему и, положив голову на плечо, тихо добавила: – Не оставляй меня, ладно?

Даже самых бесстрашных бойцов иногда охватывает отчаяние. Сергей знал это по собственному опыту. Он обнял девушку за плечи и попытался взбодрить:

– Глупенькая, что это на тебя нашло?

Но Полина больше ничего не ответила. Так и сидела молча, пока нос лодки не ткнулся в прибрежные заросли.

Вольтер заглушил двигатель, и Сергей сейчас же вскинул голову:

Однако ученый не торопился отвечать. Его молчание сразу насторожило Сергея – он убрал руку с плеч прижавшейся к нему девушки и пружинисто поднялся на ноги. Перед лодкой, насколько хватало глаз, простиралась бесконечная полоса торчащих из воды сухих трехметровых стеблей, заканчивающихся бурыми, раскидистыми метелками.

– Что это? – растерялся Сергей.

– Камыш, будь он неладен! – сердито пробурчал Вольтер. – Никак не ожидал, что он так разрастется. Если намотается на винт, мотору конец. Придется на веслах.

Взяв в руки весло, он сделал несколько широких гребков и, подождав, когда лодка войдет в камышовые заросли, добавил:

– Ничего, доплывем. До берега не так уж и много осталось.

Сергею показалось, что ученый пытается успокоить самого себя. Как бы там ни было, но когда стебли сомкнулись вокруг лодки, Сергей отнюдь не почувствовал себя спокойнее. Судя по резким, срывающимся гребкам Вольтера, ученого одолевали те же чувства.

– Говорите прямо, что здесь не так, – обратился к нему Сергей.

– Именно в таких зарослях раньше обитали ужи. Как сейчас, не знаю, – объяснил Вольтер.

Сергей так и застыл с открытым ртом, хотя под резиновой маской противогаза этого никто не заметил. После такого признания оставалось только повернуться к Полине и сказать: «Знаешь, ты была права. Скоро мы все умрем. Может быть, даже раньше, чем ты думаешь». Он машинально поправил висящую на плече винтовку, проверил, не закусывает ли автоматный затвор патроны. Никакого практического смысла эти действия не имели. Как уже убедился Сергей, в схватке с двадцатиметровым монстром ни автомат, ни девятимиллиметровая снайперская винтовка не сулили надежду на спасение. Вольтер понимал это не хуже него, но, тем не менее, упорно ворочал веслом, толкая лодку вглубь камышовых зарослей. Сухие стебли терлись о борта, и в этом шелестящем звуке Сергею слышалось шипение гигантских змей.

Неизвестно, сколько это продолжалось. Касарин вспотел от напряжения, обсох и снова вспотел. Но вот за раскачиваемой ветром стеной камыша показался просвет, и орудующий веслом Вольтер сразу заработал быстрее. Спустя несколько широких гребков лодка выплыла в чистую заводь, а затем и ткнулась носом в раскисший глинистый берег.

– Ну, вот и выбрались, – облегченно сказал Вольтер. – Сережа, помогите, пожалуйста, вытащить лодку, а то я совсем рук не чувствую.

Перепрыгнув через борт, Сергей сразу утонул по колено в жидкой грязи. Холодная вода хлынула в ботинки. Он вздрогнул от неожиданности, хотел выругаться, но, взглянув на Вольтера, который мужественно шлепал рядом, промолчал. Общими усилиями они кое-как вытолкали суденышко на берег. Полина хотела помочь, но Сергей велел ей оставаться в лодке. У нее и без того был неважный вид – Сергей даже испугался, не заболела ли она, и не хотел, чтобы любимая в довершение ко всему еще и промочила ноги. Уже на берегу он подхватил девушку на руки и поставил на твердую почву.

– Выбрались, – повторил Вольтер. Похоже, он до сих пор не мог в это поверить. – Теперь.

Старик не договорил. С оглушительным всплеском возле берега из воды взметнулся огромный плоский камень. Только в отличие от всех прочих камней этот опирался на четыре широченные лапы! В передней части камня открылась широкая трещина (щель?), и в этой щели вспыхнули два огромных желтых глаза. Ужас сковал мышцы Сергея. Безголовый – самый жуткий кошмар всех рассказов о Реке и Речном Вокзале – глядел на него из своего каменного панциря.

– Че. че. – заикаясь, залепетал рядом Вольтер.

Полина оказалась единственной, кто не поддался панике. Она молниеносно вскинула висящий на шее автомат, но больше ничего не успела сделать: безголовое каменное чудовище ринулось на нее и одним ударом своей бугристой, покрытой шишковатыми наростами лапы сбило девушку с ног. На глазах Сергея хрупкое девичье тело взлетело в воздух, перелетело через лодку и, подняв фонтан брызг, рухнуло в воду.

– Не-ет. – отчаянно закричал Сергей.

Вспыхнувшая ненависть к монстру, погубившему его любимую, растопила корку льда, сковавшего мышцы и суставы. Рванув из-за спины автомат, Сергей направил его в щель, где прятались глаза чудовища, вдавил спусковой крючок и не отпускал, пока в автомате не закончились патроны. Монстра повело в сторону, но широкие, как тумбы, лапы удержали закованное в каменную броню тело. Смотровая щель раздвинулась, и оттуда вылетела покрытая роговыми наростами тупоносая голова, выброшенная мощной распрямившейся шеей. В момент броска чудовище разинуло напоминающую клещи пасть, и его верхняя челюсть ударила Сергея в грудь, опрокинув на землю. Теперь он узнал мутанта – это был такой же монстр, что напал под водой на гигантскую змею. Только этот выбрал себе более легкую добычу. Чудовище повело головой и, отыскав глазами откатившегося в сторону Сергея, двинулось к нему. Монстр больше не торопился – чувствовал, что уже не упустит жертву. Его челюсти снова раскрылись, нацелившись на лежащего на земле человека.

Сергей закрыл глаза, чтобы не видеть, как костяные клещи перекусят его пополам, но прежде, чем он зажмурился, промелькнувшая в воздухе огненная искра ударила монстра в закованный каменным панцирем бок. От отчаяния могло привидеться и не такое, но когда Сергей снова открыл глаза, то увидел, как неуязвимый монстр валится на бок, а из его пробитого панциря струится дымок. В следующую секунду чудовище рухнуло на землю, из его открытой пасти вырвалось глухое рычание, потом наружу вывалился толстый и широкий, как весло, язык, и монстр застыл. Сергей с трудом поднялся с земли и подошел к неподвижной туше. В панцире чудовища, куда вонзилась огненная искра, зияло круглое отверстие размером с кулак с обожженными и слегка оплавленными краями. Он осторожно дотронулся до пробитой дыры и сейчас же отдернул руку – края пробоины оказались горячими.

«Полина!» – Внезапная мысль отодвинула загадку чудесного избавления от панцирного страшилища на второй план. Промчавшись мимо так и не пришедшего в себя Вольтера, Сергей бросился к девушке.

Полина лежала под водой, и только ее отброшенная в сторону рука, зацепившаяся за стебель камыша, торчала из воды. Сергей схватил эту руку – она оказалась холодной, как лед, –потом подхватил девушку под мышки и вытащил на берег. Полина была недвижима. Сергей стащил с нее мокрую резиновую маску, зачем-то начал тереть ладонями щеки и лоб, потом сообразил, что этим ей не поможешь, и только тогда сдернул свой противогаз и принялся делать искусственное дыхание.

– Сережа, это бесполезно. Она умерла, – промямлил за спиной неслышно подошедший Вольтер.

– Уйди! – в исступлении закричал Сергей.

Его охватила настоящая ярость. Ненависть к ученому, накликавшему появление последнего монстра, а теперь пытающегося убедить его в гибели любимой, была так велика, что Сергей с трудом сдержал себя, чтобы не броситься на Вольтера с кулаками, изувечить его, а то и забить до смерти. Только благодаря Полине этого не случилось – Сергей просто не мог оставить ее бездыханное тело. С удвоенной силой он принялся массировать девушке грудь и в первый миг даже не сумел остановиться, когда изо рта Полины ему в лицо ударила струя воды.

Девушка закашлялась, выплевывая воду, перевернулась на бок (сама перевернулась!), сморщила все еще смертельно бледное лицо и, наконец, спросила:

– Уже все в порядке, – тяжело дыша, ответил Сергей. Руки и губы тряслись то ли от усталости, то ли от страха, то ли от счастья, то ли от всего вместе.

– А то заладила: умру, умру. Никудышные у тебя предчувствия! – в сердцах добавил он.

Полина оперлась руками о землю, села и зябко поежилась:

Еще бы! Конечно холодно! Провести несколько минут в почти ледяной воде, да еще без сознания, – тут любой замерзнет.

– Вам нужно насухо обтереться и обязательно сменить одежду, – влез с очередным «мудрым» советом Вольтер. – Хорошо бы еще растереться спиртом. Иначе можете подхватить воспаление легких.

Охватившее Сергея радостное возбуждение вновь сменилось беспокойством – у них не было ни спирта, ни самогона, которым его можно было бы заменить, ни запасного комплекта сухой одежды – ничего. Согреть Полину сейчас можно было лишь одним способом.

– Снимай одежду. Всю, – скомандовал Сергей. – Наденешь мою «химзу».

Девушка посмотрела на него долгим задумчивым взглядом, но ничего не сказала и принялась расстегивать застежки своего промокшего насквозь комбинезона.

За последние два дня Полина сильно похудела. Когда она, сняв мокрую одежду, натягивала защитный комбинезон на голое тело, это стало особенно заметно. Чтобы комбинезон не свалился с нее во время ходьбы, Сергею даже пришлось пробить в поясном ремне дополнительную дырку.

– Что, страшная стала? – невесело усмехнулась Полина, перехватив его взгляд.

Сергей поспешно отвернулся.

– Не говори глупостей. Ты. – он запнулся.

«Все так же прекрасна?» Но она сама знает, что это не так! Ему не хотелось обманывать любимую девушку, а нужных слов не находилось.

– Не напрягайся. Жива и ладно, – опередила его Полина. – Все, я готова. Можем идти.

– Придется бежать, чтобы ты согрелась.

Но пробежать удалось всего пару сотен метров. На середине третьей сотни Вольтер в изнеможении повалился на железнодорожную насыпь.

– Больше не могу, – сипло выдохнул он.

По внешнему виду ученого было видно, что он не преувеличивает. Хотя Вольтер бежал налегке – Сергей настоял на том, чтобы свой разряженный дробовик он оставил в лодке, – но даже такой забег оказался не под силу сорокадевятилетнему старику, перед этим долго махавшему веслом.

Выругавшись про себя, Сергей обернулся к Полине:

– Как ты? Хоть немного согрелась?

– Немного. – Соврала, конечно.

– Может, пробежишься вокруг?

– А если встретишь какого-нибудь монстра и покидаешь в него камнями, то мигом согреешься, – добавила от его имени Полина.

По крайней мере, чувство юмора к ней вернулось – добрый знак. Еще бы привести в чувство Вольтера.

Сергей наклонился к ученому:

– Лежать нельзя. Нужно идти.

– Да-да, – закивал тот.

Значит, еще не потерял сознание, хотя за стеклами противогаза глаза старика были закрыты.

– Сейчас. Еще минуточку и встану, – добавил он, не размыкая век.– Нельзя. Нужно идти, – повторил Сергей и рывком поставил ученого на ноги.

Вольтер сделал нетвердый шаг, а может, это только показалось Сергею, и снова повалился на землю. Выручила Полина, успевшая подхватить его под мышки. Они забросили руки старика себе на плечи и, поддерживая его с двух сторон, зашагали вперед. Поначалу ноги Вольтера просто тащились по заросшей жесткой травой щебенке, цепляясь за шпалы, потом он начал раз от разу переставлять их, пока, наконец, полностью не перешел на самостоятельный шаг. Убедившись, что ученый твердо стоит на ногах, Сергей, а за ним и Полина, отпустили его.

– Далеко еще до вашего вокзала? – чтобы не тратить время на извинения, бессмысленные оправдания и прочую пустую болтовню, перешел к делу Сергей.

– Не очень. – Вольтер оглянулся вокруг.

Судя по дрогнувшему голосу, он не узнал местность, что, впрочем, было неудивительно – после Катастрофы облик города разительно изменился. Слева от железнодорожного полотна тянулись на удивление неплохо сохранившиеся городские кварталы. Некоторые здания, в которых только вылетели стекла, да местами обвалилась крыша, издалека вообще казались неповрежденными. На правом берегу реки таких домов, наверное, остались считаные единицы. С другой стороны на железную дорогу наступал буйно разросшийся непроходимый лес. Кое-где непонятные узловатые деревья, сросшиеся с напоминающими колючую проволоку шипастыми кустами и опутанные извивающимися лианами, подступали вплотную к железнодорожной насыпи, а местами похожие на щупальца побеги уже перехлестывали через нее. Пройдет несколько лет, и железная дорога полностью исчезнет, проглоченная джунглями, а лес продолжит свое наступление на городские развалины, если, конечно, всепожирающая черная плесень не уничтожит его раньше.

Вскоре Сергей получил наглядное подтверждение своим мыслям, когда увидел сначала одну железнодорожную ветку, исчезающую в наступающей лесной чаще, а еще через сотню метров и другую. Разрастающиеся джунгли неукротимо захватывали все новые и новые пространства.

Вольтер при виде появившихся новых линий сразу приободрился.

– Скоро вокзал, – радостно объявил он, указав на разветвляющиеся железнодорожные пути.

Где-то через полкилометра они увидели первый вагон. Он лежал под насыпью, вверх колесами, и, кроме этих железных колес, не имел ничего общего с вагонами метро. Это был огромный железный ящик без окон и даже без дверей, больше похожий на вагонетку. Еще два таких же вагона лежали чудь дальше впереди: один – опрокинутый на бок, второй – повисший на насыпи, зацепившись задним колесом за вздыбившийся рельс. На соседнем пути Сергей увидел железнодорожную цистерну. Она напоминала огромную железную бочку, поставленную на колеса, поэтому ее невозможно было не узнать. С одного конца цистерна оказалась смята в лепешку неведомой силой, хотя рядом Сергей не заметил ничего, что могло бы ее раздавить.

Видимо, Вольтер не ошибся, и они действительно приближались к вокзалу, потому что количество путей многократно увеличилось, да и вагоны стали попадаться все чаще, причем не только грузовые, но и пассажирские. Одни, как и те, первые, лежали на земле, другие стояли на путях. В некоторых даже сохранились целые стекла. Сергею очень хотелось заглянуть в такой вагон, и, если бы они не спешили, он, скорее всего, сделал бы это. Но, как оказалось, вагоны привлекали не только его.

Когда они обходили застрявший на путях пассажирский вагон, из разбитого окна вынырнуло раскоряченное, почти плоское существо и мгновенно вскарабкалось наверх. Распластавшись на крыше, так что осталась видна только остроконечная морда с горящими налитыми кровью глазами, оно оскалило пасть, обнажив два скошенных назад клыка. Увидев клыки, Сергей тут же узнал монстра. Упырь! Хотя от встречавшихся ему ранее тварей этого отличали большие размеры и густая, плотная щетина, покрывающая все его тело, а не только лапы, хребет и загривок, как у сородича из метро.

Прыжок у левобережного упыря оказался стремительный. Взметнувшаяся с крыши вагона тварь черной молнией пронеслась в воздухе и, сбив с ног, сгребла задними лапами Вольтера – видимо, монстр уже сталкивался с вооруженными людьми, поэтому и выбрал в качестве добычи именно безоружного ученого. Сергей с Полиной отпрянули в стороны, полоснув по мутанту из автоматов. По крайней мере, одна из очередей достигла цели, прострочив упырю летательную перепонку. Издав пронзительный вой, раненый монстр выпустил добычу и, шлепнувшись на бок, скатился по насыпи под откос. Подняться ему уже не дали. Несколько точных длинных очередей пригвоздили его к земле.

Не дожидаясь конца агонии издыхающей твари, Сергей бросился к Вольтеру. Ученый был жив и даже не потерял сознание. Можно сказать, он отделался легким испугом, но если бы они с Полиной промедлили еще хотя бы секунду или в первый момент промахнулись, упырь скрылся бы с захваченной добычей. Благодаря своим огромным прыжкам эти твари развивали просто невероятную скорость, поэтому попасть в удирающего упыря было практически невозможно.

– Спасибо, – пробормотал Вольтер, поднявшись с земли, потом взглянул на подергивающуюся тушу упыря и боязливо отошел в сторону. – И за убитую черепаху тоже спасибо. Вы ведь тогда всех нас спасли, а я так и не успел вас поблагодарить.

– За кого? – удивился Сергей.

– За черепаху. Того гигантского монстра в костяном панцире, который напал на нас на берегу. Это ведь была мутировавшая пресноводная черепаха, выросшая до невероятных размеров. Кстати, а как вы ее убили?

– То есть как? – опешил Вольтер. – Она же умерла.

– Умерла. Только я тут ни при чем, – признался Сергей. – Скажите, – обратился он к Вольтеру, – а вы не видели огненной искры, которая ударила чудовище в бок?

– Огненной искры? – повторил за ним Вольтер.

– Да, яркой искры! Она и убила безголового! Оставила в панцире круглую дыру, откуда потом струился дым! – Сергей и сам понимал, что его слова звучат малоубедительно, но что он мог поделать.

– Гм, – наконец произнес Вольтер. – По описанию похоже на шаровую молнию. Но уж очень своевременно она появилась, вы не находите?

Сергей пожал плечами:

– Как было, так и рассказал.

– Да-да, конечно. Я понимаю, – виновато пожал плечами Вольтер. – Но согласитесь, все это очень странно.

Сергей снова пожал плечами. Можно подумать, это единственная странность, с которой им пришлось столкнуться. Как правило, все странные и непонятные явления сулят опасность. Так почему бы среди множества таинственных и необъяснимых опасностей не появиться чему-то спасительному, что может уберечь от смерти и защитить в критический момент?

Неизвестно, сколько бы еще продолжался этот бессмысленный спор, если бы Полина внезапно не дернула его за руку:

– Бежим! Их здесь много!

Сергей машинально оглянулся. Из темноты выбитых окон и с крыш вагонов на них смотрело несколько десятков красных, как раскаленные угли, глаз. Видимо, выстрелы привлекли внимание оккупировавших вагоны монстров, и, ведомые неутолимым голодом, они полезли из своих железных нор наружу. Пример погибшего сородича пока удерживал тварей от нападения, но это не могло продолжаться бесконечно. Любой повод: неосторожное движение, малейшее проявление страха, тем более паники – и они бросятся в атаку.

– Нет! Бежать нельзя. Сразу набросятся, – остановил Сергей готовую сорваться с места девушку. – Надо медленно и спокойно.

Легко сказать «спокойно», но как можно сохранять спокойствие, когда десятки отвратительных чудовищ следят за каждым твоим шагом, выбирая момент, чтобы перегрызть тебе глотку или разорвать на куски?

Выставив перед собой автоматы, они двинулись вдоль железнодорожного полотна. Безоружный Вольтер семенил посередине, задевая Сергея и Полину локтями.

– Если бы найти наш поезд, мы могли бы укрыться внутри, – проблеял он.

– Так ищите! – рявкнул Сергей.

Крупный упырь, покрытый темно-коричневой щетиной, видимо, самый голодный или нетерпеливый, спрыгнул с крыши вагона и, припадая к земле, ползком двинулся за отступающими людьми. Сергей направил на него автомат, но не решился открыть огонь, опасаясь, что выстрелы могут спровоцировать нападение остальных тварей. Он отлично представлял себе, чем это закончится. Даже если им с Полиной удастся застрелить нескольких монстров, остальные прикончат их в мгновение ока.

Вскоре к пробирающемуся вдоль железнодорожного полотна упырю присоединился второй, а когда Сергей скосил глаза в сторону, то заметил еще одну пару тварей, ползущих наперерез, – монстры медленно, но верно окружали их. Скоро должна была наступить развязка. Сергей переглянулся с Полиной. В глазах девушки плескались отчаяние и страх – она не хуже него понимала, к чему идет дело. На этот раз они оказались в по-настоящему безвыходном положении. Если бы Вольтеру удалось найти свой поезд, тогда, укрывшись в вагоне, они какое-то время могли бы сдерживать атаки чудовищ.

Словно в ответ на его невысказанные мысли, ученый радостно заголосил:

– Вот он! Это он, наш поезд! Я уверен!

Сергей мгновенно оглянулся. Впереди, на втором от них пути, стоял короткий, состоящий всего из трех пассажирских вагонов, состав. На головной вагон рухнула решетчатая стальная ферма, поддерживавшая протянутые над путями электрические провода, но сам вагон при этом совершенно не пострадал. Два других вагона тоже на удивление хорошо сохранились. В них уцелели все стекла, на которых – Сергей не поверил своим глазам – не было даже царапин! В голове промелькнула шальная мысль о том, что странный состав только сегодня выехал из ворот железнодорожного депо или вагоностроительного завода, но толстый слой пыли на крышах вагонов свидетельствовал, что это не так.

Больше он ничего не успел рассмотреть. Сбоку, на самом краю обзора, мелькнула распластанная темная тень, и автомат Полины разразился грохотом выстрелов. В тот же миг подкрадывающиеся упыри бросились на них со всех сторон. Вскинув оружие, Сергей нажал на спуск. Первую тварь он срезал еще в полете, а второй, приземлившейся рядом с ним, выпустил очередь прямо в разинутую глотку. Голова упыря взорвалась кровавыми ошметками, напрягшийся палец продолжал давить на неподдающийся спусковой крючок, но выстрелов не было – в магазине закончились патроны. Через секунду замолчал и автомат Полины. А за сраженными выстрелами монстрами уже неслась волна следующих тварей.

– Скорее к поезду! – прорвался сквозь топот множества лап отчаянный голос Вольтера.

«К поезду!» – эхом отдались в голове Сергея его последние слова, а может, это были его собственные мысли. Не сговариваясь, они бросились следом за ученым. Миновали первый наглухо закрытый вагон, затем второй. Не останавливаясь, Полина выпустила по преследующим упырям длинную очередь – видимо, успела на бегу перезарядить свой автомат. Напуганные выстрелами твари с рычанием и визгом шарахнулись в стороны, подарив людям еще несколько драгоценных секунд. Но если и последний вагон окажется закрыт, эти секунды их не спасут. Их уже ничто не спасет.

Читайте также:  Реки древнееврейского царства 5 класс

Внезапно Вольтер свернул в сторону и с криком:

– Сюда! – ринулся к запертому тамбуру последнего вагона.

Сергей решил, что ученый окончательно потерял голову от страха, но, увидев под дверью опущенную железную лесенку, понял, что ошибся. Вольтер проворно вскарабкался по лестнице наверх и изо всех сил дернул за дверную ручку. Дверь тяжело, словно нехотя распахнулась. Она оказалась чуть ли не в три раза толще, чем двери вагонов метро, но сейчас ее устройство и толщина меньше всего интересовали Сергея. Вслед за Вольтером он нырнул в темный тамбур. Следом, едва не сбив его с ног, в вагон влетела Полина. Вольтер сейчас же захлопнул дверь и проворно закрутил имеющийся на ней с внутренней стороны штурвал гермозатвора. Снаружи раздался глухой удар и скрежет царапающих по металлу когтей – промедли беглецы хотя бы мгновение, и эти когти сейчас рвали бы кого-то из них. Сергей рефлекторно обернулся к окну, но не обнаружил его. Он вообще ничего не увидел, пока Вольтер не зажег налобный фонарь, – во всем вагоне стояла кромешная темнота.

– Не удивляйтесь, – сказал ученый, перехватив его удивленный взгляд. – Окна, которые вы видели снаружи, только имитация. Здесь их вообще нет – это специальный бронированный вагон, так что можете опустить оружие. Монстрам сюда не прорваться.

Он прислушался к доносящемуся снаружи скрежету и добавил:

– Во всяком случае, я очень на это надеюсь.

– А как же дверь, опущенная лестница? – вернул его к реальности Сергей. – Кто-то явно побывал здесь до нас.

Вольтер глубоко вздохнул.

– Давайте осмотрим помещение, – предложил он и, не дожидаясь ответа, распахнул внутреннюю дверь, отделяющую тамбур от остальной части вагона.

За второй дверью оказался длинный и узкий коридор, где даже два человека смогли бы разойтись с большим трудом. С одной его стороны тянулась глухая стена – надо полагать, та самая, с внешними «слепыми» окнами, с другой располагались разделенные перегородками жилые и вспомогательные отсеки. Открыв дверь первого отсека, Сергей увидел установленный на полу необычный унитаз, широкую тумбу с раковиной и большое, во всю стену, зеркало. За первым отсеком оказался похожий на него второй, где место унитаза занимала небольшая квадратная ванна с душевой воронкой на потолке. Дальше следовали жилые отсеки с откидными койками и такими же откидными столиками между ними, однако никаких следов пребывания людей в них не обнаружилось. Только в одном отсеке на полу валялось несколько бумажных листов с какими-то записями. Касарин поднял один лист, но ничего не смог на нем разобрать – отпечатанные буквы выцвели и практически слились с потемневшей бумагой. Только в верхней строчке еще можно было прочитать единственное слово «распоряжение». Вряд ли это были те документы, которые они так искали. Да и Вольтер, шагавший впереди, не задерживаясь, прошел дальше, хотя не мог не заметить лежащие на полу бумаги.

Отсек, возле которого остановился ученый, отличался от всех прочих стальными переборками и такой же стальной дверью, снабженной цифровым электронным замком с узкой прорезью посередине. На стене над дверью был установлен красный сигнальный фонарь. Сейчас он не горел, как и все лампы внутреннего освещения, так как электричества в вагоне не было уже давно, возможно, с момента Катастрофы, – Сергей убедился в этом, когда на всякий случай пощелкал парой попавшихся ему на глаза выключателей. Вряд ли умения Полины хватило бы, чтобы справиться с электронным замком, но, к счастью, тот оказался открыт, и Вольтеру осталось только сдвинуть дверь в сторону.

Отсек был такого же размера, что и жилые помещения, но вместо коек и откидного столика вдоль стен тянулись металлические стеллажи, на которых стояли опечатанные железные ящики. Некоторые из них оказались взломаны. Внутри лежали папки с бумагами и какие-то круглые плоские блины – то ли металлические, то ли пластмассовые.

– Глянуть бы, что здесь, да нет компьютера. Придется вручную, – огорченно заметил Вольтер, перебирая их.

Яснее от этой фразы не стало.

Один из ящиков стоял на полу отдельно от остальных. Когда ученый откинул с него крышку, Сергей увидел, что ящик пуст. Только в специальном углублении, где могла храниться гильза крупнокалиберного артиллерийского снаряда или что-то другое такой же цилиндрической формы, лежал исписанный от руки бумажный листок. Вольтер жадно схватил его и начал читать. Дочитав лист до конца, он дернул головой, словно не понял или не поверил прочитанному, и начал читать заново.

– Что это за письмо? О чем? – не выдержал Сергей.

Вместо ответа Вольтер зачем-то оттянул край резиновой маски, как будто в противогазе стало трудно дышать, и молча протянул листок ему. Держащая бумагу рука ученого заметно дрожала.

Глава 15 Подняться в небо

Развивающиеся по принципу цепной реакции природные процессы, по-видимому, уже не остановить. Извращенная взбесившаяся эволюция зашла слишком далеко. Новые, все более и более ужасные виды живых существ появляются с невероятной, опровергающей все прежние научные представления быстротой. Но пока существует возможность уничтожить хотя бы часть из них, я должен это сделать.

В этом контейнере находится экспериментальный образец генномодифицированного вида Aspergillus niger – черной плесени, который я планирую высеять возле гнезда гарпий. При наличии достаточного количества питательной основы растущая колония должна поглотить гнездо в течение одной ночи. Способность данного вида черной плесени в отсутствие прямого солнечного света поглощать и перерабатывать органические вещества, а также сложные биологические организмы подтверждена на практике в ходе подавляющего большинства проведенных в лабораторных условиях экспериментов. Последний эксперимент пришлось прервать из-за выброса исследуемым образцом большого количества неоплодотворенных плесневых спор и образования пылевого облака микрочастиц, затрудняющего визуальный контроль за ходом исследуемого процесса.

Надеюсь, что моя теория верна, и до восхода солнца, когда ультрафиолетовое излучение убьет плесневую колонию, вся популяция гарпий, погубивших мою жену, дочь и внука (мир их праху), будет уничтожена.

Бывший старший научный сотрудник

бывшего НИИ биотехнологии

бывшего ГНЦ вирусологии и биотехнологии,

бывший доцент,

бывший кандидат биологических наук,

бывший муж, отец, дед

P.S. Пожалуй я знаю, что предложить плесени в качестве питательного субстрата, – самого себя. Я все равно уже не живу. Моя жизнь закончилась, когда эти мерзкие крылатые твари растерзали моих родных. А я, старый дурак, только сейчас это понял.

На этом рукопись обрывалась. Ни фамилии – только четыре первые буквы, ни имени. Сергей поднял глаза на Вольтера.

– Вы знали этого человека?

Ученый скорбно кивнул:

– Да. Его я и встретил на Сибирской, пока жил там.

– Значит, это он выпустил дракона. Почему же плесневая колония не погибла, как это должно было случиться?

– Вы не поняли?! – воскликнул Вольтер. – Пока исследователи экспериментировали с плесенью, она эволюционировала и училась выживать в неблагоприятных для себя условиях. Мы сами научили ее этому! В ходе серии опытов у нее выработался механизм защиты от губительного солнечного света. Споры! Как и во время последнего эксперимента, выпущенная на свободу плесень высеяла неоплодотворенные споры, целое облако спор, которое надежно укрыло колонию от солнца.

– Так та черная туча над городом – это споры, которые выбросила плесень? – сообразил Сергей.

– Не выбросила, а выбрасывает! Каждый день и каждую ночь, – поправил его Вольтер.

Ученый тяжело вздохнул и опустился на ящик, в котором хранился контейнер с экспериментальным образцом.

– Вы могли бы стать неплохим теоретиком, Сергей, – добавил он, глядя в пол. – А вы, Полина. Эх, что теперь говорить.

Вольтер снова вздохнул и замолчал. Его последние слова, даже не слова, а тон насторожили Сергея. Он сказал это так, будто прощался с жизнью. Полина тоже это почувствовала. Нащупав ладонь Сергея, она крепко сжала ее своими тонкими пальцами.

– Что вы имеете в виду?

– Человечество доживает последние дни, – не глядя на молодых людей, ответил Вольтер. – Да и не только человечество. Все живое на земле обречено. Постепенно плесневая колония покроет весь земной шар. Настанет момент, когда на нашей планете останется только одно существо, Черный дракон. Только это будет уже не наша, а его планета.

– Не может быть! – воскликнула Полина. Слова Вольтера не на шутку напугали ее. Да и Сергей почувствовал, как у него подкашиваются ноги.

– А что ему помешает? – по-прежнему не поднимая головы, ответил Вольтер. – Лишь солнечный свет способен убить дракона. А облако из спор надежно защищает колонию от солнца. И судя по тому, что оно уже накрыло всю правобережную часть города, колония продолжает стремительно разрастаться. Опустошив городские кварталы на поверхности, она неминуемо прорастет под землю, потом перекинется на левый берег и так расползется по всей планете, уничтожая все живое на своем пути. Мне даже кажется, что она обладает собственным разумом, только этот разум настолько далек от человеческого, что недоступен нашему пониманию. Иначе как объяснить, что плесневые отростки целенаправленно расползаются по городу в поисках пищи, а при ее отсутствии отмирают, как это произошло на опустошенной и покинутой плесенью Маршальской и, вероятно, в Роще. «Обглоданные» станции, где уже нечем поживиться, колонию не интересуют. В отличие от жилых. Но, опустошив городские кварталы на поверхности, она неминуемо прорастет под землю, потом перекинется на левый берег и так расползется по всей планете, уничтожая все живое на своем пути. Ничто ее не остановит. Ничто, – убежденно повторил он.

Схватки с монстрами и сражения с бандитами, весь путь из Рощи сюда, на левый берег, – все оказалось напрасно, все впустую. Мышцы стали ватными, и Сергей, чтобы устоять на ногах, ухватился рукой за верхний стеллаж. И только Полина не желала признать, что все кончено.

– Я вам не верю! – в упор глядя на Вольтера, сказала она. – Если все дело в этой черной туче, значит, нужно ее развеять!

Сергей с тоской взглянул на девушку. «Бедная, она еще ничего не поняла. »

– Развеять тучу, – повторил за Полиной Вольтер. – Как вы себе это представляете?

– А вы?! – требовательно спросила она.

– Ну-у, – Вольтер пожал плечами. – До Катастрофы существовали разные способы рассеивания облаков: например, распыление химического реагента, вызывающего конденсацию водяных паров, или объемный взрыв. Только в нынешних условиях они совершенно неприменимы.

– Почему?! – продолжала наседать на ученого Полина.

– Потому, что для рассеивания пылевого облака микрочастиц, какими являются плесневые споры, реагент не годится. Да и где его взять? А объемный взрыв. – Вольтер внезапно замолчал, поднял голову и впервые посмотрел в глаза Полине. – Даже если нам удастся найти или изготовить газообразную взрывчатую смесь, как запустить ее внутрь пылевого облака?

С Вольтером явно что-то произошло. Он уже не спорил с Полиной, а искал ответы на задаваемые ею вопросы.

– Зонд! Аэростат! Можно изготовить воздушный шар, наполнить его водородом или другим горючим газом, запустить в небо и там взорвать! Только.

– Только взорвать аэростат нужно точно над плесневой колонией и как можно ближе к центру, иначе результата не будет, – закончил Вольтер.

Сергей с Полиной переглянулись. Сергею даже показалось, что девушка подмигнула ему.

– Вы можете изготовить такой аэростат?

– Ну-у, – ученый задумался, но лишь на секунду. – На Проспекте для обмотки кабелей используют тонкую полимерную пленку. Думаю, она вполне подойдет. А водород.

– У нас на станции есть водород! – внезапно вспомнил Сергей. – Сталкеры однажды принесли баллон с поверхности. Наши техники хотели поставить его на огнемет, но у них ничего не получилось, и баллон так и остался на оружейном складе.

Мышцы вновь обрели былую твердость. Сергей снова чувствовал в себе силы для продолжения борьбы. Отец был тысячу раз прав, когда говорил, что в самом отчаянном и безвыходном положении нужно бороться до конца и никогда не сдаваться. Касарин с благодарностью взглянул на Полину, заставившую и его, и Вольтера поверить в себя. Но его бурная радость оказалась преждевременной – Вольтер неожиданно замахал руками:

– Аэростат, водород. О чем мы говорим?! Какой в этом смысл, если мы понятия не имеем, где находится колония?!

– Я найду ее, – с поразившей его самого уверенностью ответил Сергей, потом переглянулся с Полиной и поправился: – Мы найдем ее!

Вольтер, похоже, хотел возразить, но, взглянув на них, передумал и опустил голову.

– Черт возьми, когда я гляжу на вас, мне начинает казаться, что у вас может получиться, – растерянно пробормотал он.

– Вас это удивляет? – поддела старика Полина.

– Я вспоминаю свою молодость, – невпопад ответил Вольтер, потом поднял голову и добавил: – Площадь правобережной части Новосибирска составляла более трехсот квадратных километров. Сейчас это сплошные развалины, изобилующие балками, трещинами и оврагами. Отыскать на такой огромной территории колонию плесени, которая может располагаться где угодно, теоретически невозможно. Тем не менее, я хочу дать вам совет. До Катастрофы в Новосибирске на улице Коммунистической, примерно посередине между Октябрьской и Площадью, стоял самый высокий в городе дом: двадцатиодноэтажное здание, почти девяносто метров высотой. За свой оригинальный облик, – стены дома были облицованы ярко-синим стеклом, – горожане прозвали его «синий зуб». Так вот, этот «зуб» уцелел во время Катастрофы. Конечно, стеклянная облицовка давно осыпалась, и две остроконечные башенки на крыше тоже разрушились, но само здание все еще стоит. Как одинокий маяк среди моря развалин. И если подняться на самый верх, то оттуда.

– Будет виден весь город, – закончил за ученого Сергей. В отличие от него Полину интересовали конкретные детали.

– Кто-нибудь уже поднимался туда?

Вольтер покачал головой:

– Мне о таких ничего не известно.

– Значит, мы будем первыми! – уверенно заявил Сергей.

Полина внимательно посмотрела на него, но ничего не сказала и снова повернулась к Вольтеру:

– Может, вы еще подскажете, как выбраться из вагона?

– Вы про монстров?

– Именно, – кивнула девушка. – Не думаю, что они убрались восвояси.

– В тамбуре есть бойницы на случай нападения, – вспомнил Вольтер. – Можно проверить.

Вернувшись в тамбур, он довольно быстро отыскал на входной двери металлическую шторку, закрывающую круглое отверстие бойницы. Правда, оказалось, что за двадцать лет оно настолько забилось пылью и спекшимися частицами пепла, что разглядеть что-либо через него оказалось совершенно невозможно. Однако Полину это не остановило. Вытащив автоматный шомпол, она за несколько секунд пробила засорившуюся амбразуру и прильнула к открывшемуся отверстию. Впрочем, чтобы понять, что происходит за бронированными стенами вагона, не нужно было выглядывать наружу. Судя по доносящемуся из-за двери разноголосому рычанию, упыри не покидали своих мест.

Наконец Полина отодвинулась от отверстия и поманила к себе Сергея.

– Видишь цистерну на соседнем пути?

Сменив ее у бойницы, он выглянул наружу. Скалясь на запертую дверь и нетерпеливо рыча, возле вагона ползало по земле не менее десятка упырей, а один из хищников взгромоздился на одиноко стоящую железнодорожную цистерну, про которую говорила Полина.

– Что на ней написано?

Часть надписи на борту цистерны скрыли темные потеки. Сергей разобрал только три первые буквы, остальное пришлось додумывать самому.

– Сможешь отсюда попасть в нее?

Вопрос показался Сергею странным. Попасть с пятнадцати метров в железнодорожную цистерну смог бы даже ребенок. Но когда он просунул в бойницу ствол снайперской винтовки, понял, что поторопился с выводом. Полина смогла расчистить только часть амбразуры, поэтому ни установленный на винтовке оптический прицел, ни автоматная мушка не пролезали в бойницу. Стрелять через нее можно было только вслепую.

– Придется открыть дверь.

Полина кивнула, а вот Вольтер не на шутку испугался.

– Зачем? Что вы собираетесь делать?

Не тратя время на объяснение, Сергей отодвинул ученого от двери и принялся откручивать запирающий штурвал. Полина обошла его и встала за спиной с автоматом наперевес, готовая в любую секунду прикрыть огнем.

Наконец все дверные засовы вышли из своих пазов. Сергей надавил на дверь, отжимая ее от себя. Рычание монстров сразу усилилось, однако твари не спешили нападать, а может, просто решили подождать, когда добыча сама выберется наружу.

– Стреляй! – скомандовала Полина.

Сдвинувшись к приоткрывшейся щели, Сергей вскинул к плечу «винторез». Округлый борт цистерны с полустершимися огромными буквами оказался прямо перед глазами. Прицелившись в середину надписи, молодой человек нажал на спуск. Раздался глухой металлический удар, с которым в борту цистерны образовалась небольшая вмятина с круглым отверстием посередине, и больше ничего.

– Она пустая! – с ужасом выдохнул Сергей.

Он опустил ствол винтовки, направив его на закругленное днище стальной бочки, и снова нажал на спуск. На этот раз вслед за лязгом пули, пробившей стальную оболочку, раздалось веселое журчание жидкости, хлынувшей из пробоины наружу.

– Отодвинься, мешаешь! – раздался за спиной требовательный голос Полины.

Заняв его место возле приоткрытой двери, она направила на пробитую цистерну свой автомат, но вместо того, чтобы открыть огонь, вдруг закашлялась, пошатнулась и, едва не выронив оружие, тяжело опустилась на пол.

– Давай сам, – сквозь кашель прошептала она.

– Скорее закрывайте! – в отчаянии закричал Вольтер, бросаясь к штурвалу.

– Нет! – Сергей грубо оттолкнул его, потом подхватил автомат Полины, выставил его в щель, чтобы не позволить старику захлопнуть дверь, и нажал на спуск.

Привлеченные кашлем или пронзительными криками монстры снаружи тоже бросились к двери. Сразу два мускулистых ощетинившихся тела с оскаленными пастями и хищно выставленными когтями взвились в воздух, когда Сергей выглянул наружу. Но пули оказались быстрее разъяренных тварей. Они с грохотом врезались в стальной борт и основание цистерны, высекая искры, мгновенно подхваченные бензиновыми парами.

По глазам ударила ослепительная вспышка. Рванувшиеся в разные стороны языки пламени расперли и разорвали вздувшуюся цистерну, слизнули оказавшихся на мути мутантов и опалили бронированные стены специального вагона. Сергей едва успел выдернуть из щели автомат – в следующее мгновение превратившийся в пылающую головешку упырь врезался в дверь всей своей тушей.

Отпрянув от захлопнувшей двери, Касарин обернулся к Полине. Та уже не кашляла, но выглядела скверно. Даже стянула на затылок противогаз, чтобы было легче дышать.

– Нормально. – Девушка слабо кивнула и облизала пересохшие губы. На него она даже не взглянула, прислушиваясь к ревущему снаружи пламени. – Надо двигать отсюда. Потом будет поздно.

Сергей понимал это не хуже нее – в любой момент пламя разгорающегося пожара могло перекинуться и на их вагон, да и сгоревшие упыри наверняка были не единственными монстрами в округе. Но как Полина сможет идти в таком состоянии, он совершенно не представлял.

– Ты же не можешь!

– Много ты понимаешь! – огрызнулась она и, удивив Сергея, пружинисто поднялась на ноги, потом натянула на лицо снятый противогаз и первая шагнула к захлопнувшейся двери.

От удара ногой бронированная дверь лишь слегка приоткрылась, но и этого оказалось достаточно, чтобы увидеть, что творится снаружи. Вокруг состава бушевал пожар. Ярким факелом пылала взорвавшаяся цистерна, а на земле догорали почерневшие туши разбросанных взрывом упырей. Но Полину это не остановило. Упершись ногой в приоткрытую дверь, она распахнула ее настежь и бесстрашно спрыгнула на пути. Сергею оставалось только последовать за ней. Вольтер выбрался последним, да еще задержался у вагона, чтобы прикрыть за собой дверь. Похоже, он еще собирался сюда вернуться.

На обратном пути Сергей не столько следил за подступами к железнодорожному полотну, сколько наблюдал за Полиной. Состояние любимой волновало его куда больше возможного появления монстров. Впрочем, те, к счастью, так и не объявились. Только когда путешественники покидали вокзал, на фоне пылающего за спиной пламени промелькнуло несколько темных силуэтов, да потом в глубине тянущейся вдоль железнодорожного полотна лесной чащи на несколько секунд вспыхнули два зеленых огня, похожие на гигантские глаза. Вряд ли они принадлежали живому существу, потому что расстояние между «глазами» оказалось настолько велико, что животное такого размера просто не смогло бы передвигаться в густом лесу.

Полина тоже заметила полыхнувшие в чаще леса зеленые огни, но не испугалась. Она вообще держалась молодцом: шагала уверенно и ни разу не сбилась с выбранного темпа. Сергей уже решил, что сразивший ее внезапный приступ кашля – всего лишь минутная слабость. Но когда впереди показался заросший камышом берег реки с наполовину вытащенной из воды моторной лодкой, девушка остановилась и молча, без криков и стонов, упала на шпалы.

Касарин с Вольтером одновременно бросились к ней, но ученый находился ближе, поэтому подбежал первым. Когда Сергей нагнулся к девушке, тот уже успел оттянуть маску ее противогаза и щупал пульс у нее на шее.

– Что с ней?! Она жива?!

– Жар. – Вместо того чтобы ответить прямо «да» или «нет», ученый понес какой-то бред.

– Что?! – рявкнул на него Сергей.

– Жар, температура. И пульс очень частый. Только бы не пневмония, – озабоченно пробормотал Вольтер. – Давайте-ка перенесем ее в лодку.

Из его путаных объяснений Сергей понял главное – Полина жива. Он подхватил на руки ее хрупкое тело и зашагал к берегу. Вольтер суетился вокруг, пытаясь помочь, но только мешал. Сергей все равно не доверил бы ему нести Полину – ученый и самто еле держался на ногах от усталости. Он благополучно добрался до лодки и хотел уложить девушку на дно, но Вольтер внезапно заголосил:

– Стойте! Что это? Откуда? Это ваше?

Перегнувшись через борт, он выхватил из лодки ярко-желтую квадратную коробку с красным крестом.

– Да отойдите же! – прикрикнул на ученого Сергей. Сейчас его меньше всего интересовало, откуда взялась в лодке странная коробка.

Аккуратно пристроив Полину между сиденьями, он подложил ей под голову рюкзак. В этот момент девушка тяжело вздохнула и открыла глаза.

– Что-то я совсем расклеилась, – еле слышно прошептала она. – Воды, наверное, наглоталась. Злая эта вода.

– Все будет хорошо, – уверенно сказал Сергей. – Вот и Вольтер говорит.

Источник

Adblock
detector