Меню

Наша жизнь река новикова

Рассказы и повести Текст

Посоветуйте книгу друзьям! Друзьям – скидка 10%, вам – рубли

Старший брат

Митька сидел на берегу речки с удочкой. Речушка весело скакала и журчала в камнях чуть выше, на перекате. А там где сидел Митька под ольхой, она успокаивалась в омутке, и медленно закручивалась под обрывчиком.

Сидел мальчишка с удочкой не ради рыбы. Ну какая рыба в этом месте? Выше по течению, уже в отрогах Уральских гор, и в этой речушке водилась хорошая рыба. Хариусы стояли стайками под перекатами, изредка выпрыгивая из воды серебряными ракетами в погоне за мухами и комарами. И ручьевая форель там водилась. Но на такую рыбу снасти хорошие нужны, леска тонкая и прочная, удилище длинное. Очень уж пуглива и осторожна рыба в горных речушках.

На этот омуток убегал Митька, когда шкодничать ему надоедало. Или когда в очередной раз от мамы по шее получал, за свои проделки. Вот тогда, хватал Митька удочку и убегал на речку. Сидел под ольхой и думал. О чём? А какие мысли у шестилетнего мальца могут быть? Детские. В этот раз он думал о том, что скоро брат с буровой приедет. Опять затискает младшего братишку, по магазинам поводит и накупит Митьке всяких разностей и вкусностей. Однако не ради шоколода-мармелада Митька брата ждал. В прошлый свой приезд, он Митьке топорик привёз. Замечательный топорик, в чехле и рукоятка резиной обтянута. Папа его наточил до бритвенной остроты, ну и Митька сразу топорик в деле проверил. Рассадил себе два пальца до самой кости. Мама сильно ругалась. Сначала Митьку, пока унимала хлещущую кровь и перевязывала рану. Потом папу с братом. А потом долго плакала за домом, утирая слёзы уголочком платка. Ну а что плакать-то? Рана затянулась через три дня уже, только шрамики остались поперёк пальцев. Правильно папа говорил, когда мама его ругала:

– Парень растёт чай, и не такие царапки ещё будут!

Ждал брата Митька, потому что он леску японскую обещал привезти. Тоненькая-тоненькая такая, и зелёного цвета. Вот на такую леску можно и хариуса поймать. Однажды соседские парни брали Митьку с собой на рыбалку. Так у одного на удочке такая леска была. Какого хариуса он поймал, – жуть! С метр длиной наверное! Ну… может и поменьше… раза в три. Но всё равно большого.

Ну а уж если быть честным до конца, то просто соскучился Митька по брату. Тот подолгу на работу уезжал, по целому месяцу где-то в Сибири работал, на нефтепромысле. Такое взрослое слово Митька от отца услышал, когда они с мамой про брата разговаривали. Тогда мама тоже плакала. Странные они, женщины. Танька соседская тоже, чуть что, сразу в рёв.

Опосля, Митька спросил у отца, почему мама плачет украдкой, когда о Митькином брате речь заходит. Отец долго мялся и кряхтел, но попытался Митьке объяснить. Очень по-взрослому он рассказывал, Митька и не понял почти ничего, но запомнил накрепко.

– Вишь ли, сынок. Васька он в ведь в 48м годе родился. После войны уже, но и тогда ещё голодуха была. А мамка ваша всю войну ишшо голодала. Их в семье пятеро дитёв было. Четыре девки, и дядька твой, – Матвей. Матюху сразу, в 41м году на фронт забрали, где он почти сразу и сгинул без вести. А ведь тогда как было-то, ежели из семьи кто воевал, али убит был на войне, то каку-никаку помощь Совецка власть тем семьям оказывала. А ежели кто без вести пропал из семьи, то никакой подмоги от государства не было. Да к тому ж, если в семье был кто из мужиков, нехай хоть старый али хворый, всё ж какой ни то прикорм в семье был. С рыбалки хотя б. Ружья в войну у всех отобрали, однако хотя б силки на зайца ставить можно было. А у мамки твоей, папка сильно хворый был, неходячий вовсе. Вот и перебивались они все военные годы Бог весть чем. К тому ж мамка твоя старшенькая в семье была, всё норовила младшеньким лишний кусочек уделить, хотя б и от лепёшки из лебеды.

Тут с огорода зашла в избу мама. Отец как-то съёжился, виновато посмотрел на неё.

– Мать, там на задах у оврага, забор завалился. Пойдём мы с Митянькой, поправим его. Заодно в овражке и щавеля нащиплем, а ты вечерком щей наваришь.

– Идите уж. Опять про фронт рассказываешь? Опять ночь спать не будешь?

– Не, это я пострелёнку про то, какая рыба водилась в заводском пруду до войны, балакаю. Про раков опять-таки.

Быстро поправив забор на задах, отец с Митькой спустились в овражек, где струился небольшой ручеёк, вдоль которого и рос щавель. Отец, отстегнув костыль, уселся на него в тени старой ивы. Вынул пачку папирос, закурил и продолжил рассказ:

– Ну вот, значитца. Сильно мамка твоя в войну голодала. Меня когда демобизизовали, тоже не сильно здоров был. Хромал сильно, стоять долго не мог. В ноге чуть не полкило железа сидело. Это уж опосля, в 52м мне её отчекрыжили, когда гангрена от тех осколков пошла.

Отец помолчал немного, затягиваясь папиросой, продолжил:

– В 47м году слюбились мы с мамкой твоей, женились как полагается, и поехали мы с ней по вербовке на Магнитку. Там мать Васятку и родила. Видать от того, что мамка твоя голодала много, родился Васятка мелкий да хворый. К тому ж и молоко у неё пропало сразу. Жили мы тогда в бараке на десяток семей. Закутки были одеялами и тряпками огорожены, мебелей никаких. Только пара матрацев на полу, да ложки-поварёшки. И голодно было. Помню, когда Ваське полгода уже было, мамка кашу пшённую сварила. На воде, без молока аль жиров каких ни то. Пихает ложку с кашей в рот Васятке, а тот плюётся, морду воротит и орёт благим матом. Помучилась она, помучилась, сунула ему титьку пустую, тот почмокал да и заснул. Заполночь уже, слышу ворошится кто-то. А это Васятка, переполз через мамку, подполз к чугунку с кашей, и давай её ладошкой наворачивать.

Отец долго молчал, глядя затуманенным взглядом куда-то вдаль. Глубоко вздохнул, опять заговорил:

– Так что стало быть, ты не удивляйся что мать по Ваське сильно убивается. Она вас всех любит, и тебя и сестёр твоих. Однако первенца ей жальче. Вы-то здоровенькие и крепенькие все на свет появились. И выкормила она вас всех исправно, и голодуха вас стороной обошла.

Мало что понял тогда Митька из рассказа отца. Но удивляться перестал, когда мама тайком смахивала слезу, глядя как её первенец ворочает мешки с картошкой, или носит брёвна. И соседскую Таньку перестал Митька обижать, ведь кто знает, как она жизнь повернётся…

Митька летел. Кроме как полётом, нельзя было назвать ту бурю ощущений, которую он испытывал. Хотелось кричать и петь от наслаждения, хотелось поделиться счастьем со всем миром. Мягкая неразбитая просёлочная дорога, шедшая под некрутой но затяжной уклон, ложилась под колёса его велосипеда. Лучи солнца, пробивающиеся сквозь разлапистые сосны, растущие вдоль обочины, щекотали ему лицо заставляя жмуриться. Оглушающе пахло разнотравьем и сосновой смолой. Вскоре дорога плавно свернула вправо, уходя в густой лес, а через некоторое время вынырнула на берег Чёрного озера.

Поперёк дороги был натянут толстый стальной трос, один конец которого был закреплён на берегу, а другой уходил на остров, притянутый к берегу озера. Митька остановился, спрыгнул с велосипеда. По хозяйски попрыгал на тросу, натянутом до гитарного звона.

Читайте также:  Река ока в чехове

– В прошлом году троса не было, остров свободно плавал по озеру, – подумал он. – Кому он мешает? Кто ещё может похвастаться что на его родине есть озеро, на котором есть плавающий остров?! А сейчас он врастёт корнями растущих на нём деревьев в берег, и постепенно станет ничем не примечательным куском суши. Трос толстый, перерубить не получится. В следующий раз кислоты надо прихватить, и трос ей полить. Пусть остров и дальше плавает от берега к берегу по воле ветра.

Рядом вытекал родник с чистейшей жгуче-ледяной водой. Митька напился, срезал несколько липовых веток и положил их вымачивать в бочажок с родниковой водой. Затем отошёл чуть дальше, ведя свой велосипед за руль, прислонил его к сосне, а сам полез на косогор спускающийся к озеру, лакомиться лесной клубникой.

На краю косогора стоял пень, скрытый малинником и высокой крапивой. В удачные дни, с этого пня диаметром в два обхвата, можно было набрать ведро вишонок. Митька, оторвавшись от ягод, пролез через малинник, терпя уколы колючих кустов и ожоги злой лесной крапивы, вынырнул возле пня. Повезло. Он почти весь оброс грибной семьёй, а так как пару дней назад были дожди, то и грибочки все были почти одного размера как на подбор и свеженькие. А на плоской верхушке пня, лежал старый толстый уж, греющийся на солнышке. Услышав шебуршание кустов, уж поднял голову, озабоченно обнюхивая воздух раздвоенным языком, затем спокойно умостил голову обратно.

– О! Старый знакомый! – улыбнулся Митька, – И эту зиму пережил! Ну значит и этим летом я тебя подкормить постараюсь.

Митька, сняв рубашку, стал аккуратно, стараясь не потревожить старого ужа, собирать в неё грибы. Сказалась близость озера, со всей округи слетелось комарьё на бесплатное угощение. Митька, передёргивая лопатками, яростно шипел сквозь зубы:

– Кровопийцы! Пользуетесь тем, что старика тревожить не хочу, не могу руками махать. Ладно, чего уж там, радуйтесь. От меня не убудет!

Вернувшись к велосипеду, Митька снял с руля холщовую сумку, вынул из неё прихваченные из дому немудрёные харчи и переложил в неё собранные грибы. Отломил краюшку хлеба, и снова вернулся к пеньку. Положив краюшку возле пня, прошептал ужу:

– Ну вот, старый. Сбегутся мыши к хлебу, ты уж не зевай! Схарчишь мышку, этого тебе дня на три хватит. А вечерами лягушатами полакомишься. А через недельку я опять приеду, молочка тебе прихвачу, да хлебом мышей приманю. Так и наберёшь жирка за лето, и ещё одну зиму переживёшь.

Дойдя до бочажка, Митька вынул из него уже хорошо отмокшие липовые ветки. Вернувшись к велосипеду и перекусив, стал вырезать из веток свистульки, размышляя между делом:

– Завтра суббота, сестра с племянниками в бане мыться придут. Вот племянникам свистульки и отдам.

Дело спорилось, с хорошо отмоченных веток легко снималась надрезанная кора. Свистульки получались разного диаметра и длины, соответственно они издавали разные звуки. В одной, Митька сделал несколько отверстий, пережимая которые можно было извлекать немудрящие мелодии как на дудке.

– Жаль что мне «медведь на ухо наступил», нет у меня к музыке таланта. – а в голове продолжали крутиться мысли: – Исконно русским деревом берёза считается. Спору нет, красивы берёзки! И пользы много от этого дерева. И береста, и дёготь и для дров лучше всего. Но от липы пользы намного больше. Вся Россия крестьянская, до революции в лаптях ходила. А лапти из лыка делали. Половина домов была лубом крыта. Что уж там, и Митькин дом был лубом крыт, уже на Митькиной памяти отец крышу шифером перекрыл, – Митька хихикнул, вспомнив как отец сделал для него «горку», поставив под наклоном лубок, снятый с крыши. Митька покатался с него полдня, но решил другой поставить. И не заметил в лубке гвоздик. Рассадил и ляжку, и задницу, и трусы надвое порвал. – а для бани? Что может быть лучше мочалки из лыка? – Митька поднял взгляд на остров, причаленный к берегу, – вот и остров этот благодаря липе образовался. В озере издавна лубок липовый вымачивали, оставался мусор. Он в кучку сбился, земли на него ветром нанесло, семян. Так и плавал по озеру островок, заросший осинником.

Закончив вырезать свистульки, Митька вытащил прихваченную с собой книжку. Это была книга рассказов Джека Лондона. За чтением незаметно подкралась дремота, и Митька уснул, видя во сне как он с Малышом и Смоком, штурмует Чесапикский перевал.

Проснулся Митька от ощущения чужого взгляда. Приоткрыл один глаз. На горизонтальной ветви, прямо над его головой, лежала большая пятнистая кошка и пристально разглядывала его жёлтыми глазами. Митька приоткрыл второй глаз, пригляделся. Увидел кисточки на ушах.

– Тудыть твою! Это ж рысь!

Кошка, словно поняв что её разглядывают, потянулась мурлыкнув. Вытянула левую переднюю лапу, стала вылизывать её розовым языком. Из подушечек на лапе вылезли когти.

– Ого! Когтищи-то! Сантиметра четыре длиной!

Рысь, продолжая красоваться, поднялась, выгнула спину. Сделав несколько шагов по ветке, спрыгнула в подлесок.

– Вот это да! Зимой теперь осторожнее надо будет сюда на лыжах бегать!

Вечером Митька подошёл к отцу, стругавшему что-то за верстаком. Дождавшись когда отец прервётся на перекур, сказал:

– Пап, я сегодня рысь видел.

– Не выдумывай. Небось кошку одичавшую встретил.

– Не, пап. Рысь. С кисточками на ушах, когти в мой палец.

– Ну может быть. Хотя про рысей с войны не слышно было. Но лес большой, границ в нём нет. Может из-за Урала приблудилась. Зверьё в здешних местах перед войной изрядно повывели. Тогда ведь в каждой семье ружьишко было, а то и винтарь под застрехой припрятан. Охотились люди. А в войну ружья поотбирали у всех. Зверьё расплодилось. Волки по улицам бегали, да и рысей говорят часто видели. После войны народ опять ружьями обзавелся, и за волков убитых власти премии давали. Пропало зверьё. А сейчас опять прижали народ. Охотиться мало стали, зверьё опять расплодилось. Может и рыси появились. Сильно испугался-то?

– Немного есть. Но лето же.

– Это да. Летом зверь сытый, спокойный.

Осенний день

…Мишка нагло бездельничал. Валялся на койке, забросив ноги на дужку. Мысли медленно и лениво ворочались в его голове, плавно и тягуче переливаясь одна в другую, словно ликёр «Шартрез», который он пил с Танюшкой ещё на гражданке. Они пили ликёр, а потом целовались, липкими, сладкими губами…

– Мих, ты не спишь?

Спросил, подойдя к койке, замстаршины, Серёга Кузнецов.

Мишка лениво сбросил свои копыта с дужки, уселся по-турецки.

– Вот Кузя, объясни мне. На кой хрен, я из-за тебя с половиной роты дрался? Чтоб ты сволочь, мне кайф ломал?

– Да ладно, Мих. Я видел что ты не спишь. Слушай, в наряд тебе сегодня надо сходить.

– Кузя. Совсем вы оборзели. Мне домой вот-вот, какие нафиг наряды.

– Хе. Мих, а я слышал что ты прапором остаёшься. При мне особист ротному говорил, что если он тебя не заставит звёздочки нацепить, то и ротный свою очередную, – хрен получит.

– Звёздочка ротного, мне до лампочки, а про свои я ишшо не решил. Ты давай дело излагай, с чего меня напрячь решил?

– Ночью шесть человек с дизентерией в больничку отправили. Не хватает людей в наряд. Тебе на выбор, или в караул, или на КПП. Чё ты выёживаешься, заступишь с молодым на КПП, он подежурит, ты подружку каку ни то притащишь!

Читайте также:  Река волга в нижнекамске

Мишка глубокомысленно нахмурил брови и изрёк:

– Понимаете ли молодой саквояж, это у вас задницы деревянные, и это вам в кайф две недели бицеллином колоться, после трёхминутного траха. А я как ни то поберегусь, вот уволюсь… помнишь я тебе песню пел? «Солдаты группы „Центр“»? Вот я подожду, а через месяц, как в той песне, – «…невесты белокурые наградой будут нам…»…

…Середина октября, последние тёплые денёчки. Мишка стоит, привалившись к стенке КПП, греется на солнышке…

– Хрен с ним, с тем нарядом. Всё же в городке офицерском, и Кузю выручил, и мальчонке отоспаться дам. О! Храпит как! Тяжелова-то после внутреннего, да ещё и с «дедами» дневалил.

…Внезапно, из за угла выкатывается детский надувной мяч, прямо под ноги. Следом выбегает малышка лет четырёх. Останавливается в нескольких шагах. Мишка быстро наклонился, и осторожно катнул мячик в сторону девочки. Малышка тут же бросает его обратно. Мишка, нарочито неуклюже, делает вид что еле-еле поймал его. Малышка звонко смеётся. Раздаётся цокот женских каблучков и голос:

– А я думаю с кем тут Женечка играет!

Мишка не поднимаясь сам, поднимает глаза… туфельки… ножки… стройные ножки… всё ещё ножки. … Эх! Уже юбка.

– Да вот, мячик подкатился…

– Молодой человек, а вы не сможете присмотреть за дочкой? Буквально несколько минут? Я только в булочную, и обратно?

– Да, конечно. Мы пока в мячик поиграем.

Вернувшись, после короткого, ни к чему не обязывающего разговора,

мама с малышкой направились к дому, и уже отходя, словно невзначай проведя по руке, девушка тихо сказала:

– Если ночью будете дежурить, я живу вот в этом доме, в 48й квартире. Приходите.

…Через час, Кузя запыхавшись, прибегает с каким-то штабным писарчуком.

– Миха, давай пулей в роту, за тобой приехали.

Слегка отдышавшись, тихо говорит:

– Наверно снова в рейд? Аккуратнее там. Вернись.

…Рейд прошёл штатно. Уложились в 2 недели. Вернувшись, Мишка напросился на то же КПП. Простоял там бессменно трое суток. На третьи дождался…

…К КПП подходила молодая семья. Молодой мужчина, девчушка лет 4х и симпатичная женщина. Мужчина, показав свой пропуск, и взяв дочку за руку, сразу же вышел в город. Женщина немного замешкалась, вынимая пропуск из сумочки, заглянула Мишке в лицо, счастливыми, сияющими глазами, – прошептала:

– Что же вы не пришли? Я ждала вас. А теперь поздно, вернулся муж.

Утром Мишка написал рапорт на сверхсрочную службу…

Овринг

– Бля. Надо в пропасть сигать. Нельзя ребят во грех вводить. – Тоскливо подумал Мишка. – Хорошо в кино, ранили бойца, так его вся часть на себе волокёт, и чаще всех командир запрягается. Только тут вам не там. «Летучим мышам» первым делом в голову вдалбливают – если мешаешь группе, кончайся сам. Не заставляй командира грех на душу брать.

Бежать становилось всё труднее и труднее. Конечно можно было б кольнуться промедолом. Однако проблему это не снимало. С осколком в ляжке много не набегаешь.

Тропа сошла почти на нет, стала едва ли шире 30ти сантиметров. Ещё метров через 100 закончилась и она. Впереди висел овринг. Перейдя через него, группа остановилась на минутную передышку. Мишка подковылял к командиру:

– Слышь, командир. Нельзя этот мостик щас рвать. Духи в обход пойдут. Они места знают, так их с хвоста не скинем. Мне в любом случае жить осталось не больше километра. Давай я под него закладку сделаю, сам притихарюсь, а когда они перейдут, рвану этот балкончик. Ну и подзадержу их сколько смогу.

Старлей молча кивнул. Скомандовал группе подъём. Ребята, проходя мимо, оставляли по магазину из БК. Последним подошёл командир, вытащил из кармана пачку «Стюардессы».

– Полчаса у тебя будет. Успеешь всё приготовить. И покури нормальных сигарет, а то смолишь всё свою «Приму».

– Так я же чувствовал, не суждено мне от рака лёгких помереть, потому и не курил сигареты с фильтром. – Засмеялся Мишка.

Метрах в 15ти от овринга, тропа следуя изгибу горы, резко сворачивала. За поворотом была небольшая площадка для отдыха «караванщиков». Даже лежала приличная куча хвороста. Ещё чуть дальше по тропе, в гранитном теле скалы была узенькая расселина, совсем незаметная с площадки.

Мишка тщательно уложил брикеты взрывчатки, стараясь расположить их так, чтобы хотя бы пару кусков труб, использованных в качестве опор для настила и вбитых в скалу, вырвало при взрыве. Воткнул детонаторы, соединил их между собой и с радиовзрывателем. Прихромав к расселине, присел, закурил сигарету из командирской пачки. Мысленно усмехнулся.

– Вот и мне довелось покурить «дембельских» сигарет. Правда никак не думал, что это перед окончательным дембелем будет.

Ждать «духов» пришлось довольно долго. Только минут через 20, за поворотом раздался неясный, приглушённый шум. Выглядывать было нельзя, приходилось полагаться на слух. Раздалась команда на пушту. Еле различимо, из за расстояния, заскрипел настил овринга. Ещё через некоторое время, раздался треск хвороста.

– Так. Это головной дозор. Проверили мостик, щас проверили кучу хвороста. Сейчас они в охранении останутся, а один вернётся знак подать что всё чисто.

Боевое охранение, судя по звукам из двух человек, устроилось буквально в 5—6ти метрах от него. Как Мишка и предполагал духи тоже были сделаны не из железа, они тоже устроились на короткий отдых, перейдя овринг.

– Ну что ж, пора и мне начинать последнюю гастроль.

Подумал Мишка, дождавшись пока все духи подтянутся к месту привала.

Вдавил кнопку радиовзрывателя. Сразу отбросил его, рванул заранее приготовленные эфки, с отогнутыми усиками, на секунду высунулся из щели, швырнул гранаты в ноги духам из охранения. Тут же вжался обратно в щель, чтоб не зацепило своими же осколками.

Дальше началось странное. После взрыва закладки, как будто бы сама земля вздохнула, и через несколько секунд мимо норы ошеломлённого Мишки, загремел камнепад. Тысячи камней, камешков, булыжников и огромных глыб проносились мимо его лица.

Когда камнепад успокоился, Мишка осторожненько, одним глазом выглянул наружу. На месте привала душманского отряда громоздилась огромная куча камней. Стонов слышно не было, вероятнее всего, всех духов смело лавиной в ущелье.

– Однако горазд я пошуметь. Одним махом семерых убивахом. Почти полсотни правоверных душ к Аллаху отправил.

Очень осторожно, стараясь не потревожить неустойчивый завал, Мишка перебрался дальше по тропе. Добравшись до участка, где стихия не побуйствовала, уселся, достал сигареты, прикурил трясущимися руками.

– Это ж получается, мне в этот день двойной праздник придётся отмечать. И похороны и второй день рождения. Горы однако непредсказуемы. Специально фиг придумаешь, чтоб так удачно камнепад организовать. Может наша Хозяйка Медной горы, и здесь власть имеет? Не дала мальчонке уральскому, в чужих горах сгинуть.

Неделю он добирался до своих. Почти две недели провалялся в санбате, одновременно проходя КГБэшную проверку. Отмаявшись, поехал домой на побывку. Дом встретил тоской и безысходностью.

– Так вот уже две с лишним недели и лежит, в сознание не приходит. Как похоронка на тебя пришла, так инсульт её и разбил. – Рассказывал батя, привычно сминая беломорину между пальцами. – Врачи говорят, – не жилец она.

Двое суток просидел Мишка у постели больной матери, держа её за руку. На третьи сутки она ненадолго пришла в себя.

– Мишаня, сыночек… живой.

И вновь провалилась в небытие.

Читайте также:  Реки китая берут начало

Чужие горы не остались без жертвы. Через несколько дней, Мишкина мама, скончалась, так больше и не придя в сознание.

Источник

Куда течет река времени

Скачать книгу в формате:

  • fb2
  • epub
  • rtf
  • mobi
  • txt

Аннотация

Занимательный рассказ о развитии одного из фундаментальных физических понятий — понятия времени, о различных свойствах времени, их значении для исследования проблем физики элементарных частиц сверхвысоких энергий, проблем астрофизики, а также совершенствования новейших технологий. Читатели познакомятся с выдающимися учеными, посвятившими жизнь изучению всех этих вопросов.

Игорь Дмитриевич Новиков(родился 10 ноября 1935 года в Москве) — российский астрофизик-теоретик и космолог. Автор (совместно с Зельдовичем) монографий «Релятивистская астрофизика» (1967), «Теория тяготения и эволюция звезд» (1971), «Строение и эволюция Вселенной» (1975). Президент Комиссии N 47 «Космология» Международного астрономического союза (1976-1979). Член-корреспондент РАН по Отделению общей физики и астрономии (астрономия) с 26 мая 2000 года. С 1994 года был директором Центра теоретической астрофизики Копенгагенского университета, где он работал с 1991 года. В 2001 году, после окончания контракта с Датской академией наук, вернулся в Россию и стал заместителем руководителя Астрокосмического Центра по науке.

Отзывы

Популярные книги

Без масок (Маски 10) Книга десятая

  • 105697
  • 47
  • 107

Сидя в роскошном кресле в своей спальне, Атарашики отдыхала. Уже пара часов, как последний гость п.

Без масок (Маски 10) Книга десятая

Три товарища

  • 71001
  • 11
  • 1

Эрих Мария Ремарк Три товарища I Небо было желтым, как латунь; его еще не закоптило дымом. З.

Три товарища

Здравствуй, дорогой незнакомец. Книга «Куда течет река времени» Новиков Игорь Дмитриевич не оставит тебя равнодушным, не вызовет желания заглянуть в эпилог. Легкий и утонченный юмор подается в умеренных дозах, позволяя немного передохнуть и расслабиться от основного потока информации. Многогранность и уникальность образов, создает внутренний мир, полный множества процессов и граней. Интригует именно та нить сюжета, которую хочется распутать и именно она в конце становится действительностью с неожиданным поворотом событий. В романе успешно осуществлена попытка связать события внешние с событиями внутренними, которые происходят внутри героев. Что ни говори, а все-таки есть некая изюминка, которая выделяет данный masterpiece среди множества подобного рода и жанра. Темы любви и ненависти, добра и зла, дружбы и вражды, в какое бы время они не затрагивались, всегда остаются актуальными и насущными. Один из немногих примеров того, как умело подобранное место украшает, дополняет и насыщает цветами и красками все произведение. Диалоги героев интересны и содержательны благодаря их разным взглядам на мир и отличием характеров. Зачаровывает внутренний конфликт героя, он стал настоящим борцом и главная победа для него — победа над собой. Финал немножко затянут, но это вполне компенсируется абсолютно непредсказуемым окончанием. «Куда течет река времени» Новиков Игорь Дмитриевич читать бесплатно онлайн увлекательно, порой напоминает нам нашу жизнь, видишь самого себя в ней, и уже смотришь на читаемое словно на пособие.

Читать Куда течет река времени

  • Понравилось: 0
  • В библиотеках: 0

Новинки

Идеальный слуга

За обшарпанными фасадами заброшенных зданий прячутся подпольные цеха по созданию гомункулов, в парко.

Источник

Александр Новиков

Александр Новиков

Александр Новиков

Александр Новиков

Родился: 31.10.1953

посетители визиты
Статистика посещений профиля всего 219370 842920
сутки 31 45
Официальный сайт » есть
Фото исполнителя » есть
Биография » есть
Альбомы » 37
Сборники » 5
Песни » (всего) 765
(уникальных песен) 258
Тексты песен » 259
Фотографии » 159
Статьи » 11
Видео » 13

Александр Новиков «Девочка-огонь» 2018 (CD)

Александр Новиков «Девочка-огонь» 2018

Тип носителя:
компакт-диск (CD)

Треклист Текст
1. Девочка-огонь

Бесплатно ознакомиться с материалом можно на МУЗПЕРЕКРЁСТОК

Дата релиза: 14 сентября 2018 года
Издатель: Мистерия Звука
Страна-производитель: Россия
Подарочное издание.
Доступно в iTunes, Apple Music.

Продолжительность: 46 мин.

Трек-лист:
1. Девочка-огонь
2. Вдоль по памяти
3. Три девушки
4. Любимая моя
5. На палубе горланят в караоке
6. Давай, пиши
7. Я её называл ласково
8. Царапка-кошка
9. Барракуда
10. Лучший друг
11. Шансонье
12. Джонни
13. Репетирую жизнь

Стихи и музыка: Александр Новиков.

Клавишные: А. Хоменко, И. Макаров
Гитары: А. Ильенков, О. Старостин, В. Демьянов
Бас-гитара: А. Булатов
Ударные: Е. Макарова, И. Кравцов, А. Иванов
Медная группа: А. Котляров, Н. Шоробура, А. Плетнев, М. Иванцов
Баян: И. Иванов
Звукорежиссеры: Э. Смоленский, С. Тучин
Мастеринг: Э. Смоленский

Записано и сведено на студии «Новик-рекордс» 2018 г.

℗ 2018 ООО «Мистерия +»

Лирическую пластинку за месяц не сочинить. И историй для нее не собрать. Каждая песня – это неповторимый оттиск чувств. А значит, собрать коллекцию из них может только время. За несколько лет я их накопил. В каждой из них был свой лед и свой огонь. Огня, как оказалось, было больше.

Источник



Нашей жизни река быстротечна

Нашей жизни река быстротечна,
Потому так торопимся жить,
Ничто в Природе не бывает вечно,
Ход времени нельзя остановить.

Я этот мир когда-нибудь покину –
Ведь в этой жизни я у себя в гостях,
Уйду в бессмертие или бесследно сгину,
И где-то на земле будут топтать мой прах.

По всем счетам сполна я заплатила,
Успела все свои долги вернуть,
На матрице Вселенной файл сохранила –
Быть может кто-нибудь и мой опишет путь.

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

Источник

наша жизнь — река

Ненавистный будильник, кофе, холодный душ, пробка, работа, пробка, дом, ужин, сон.

Я сидела в то утро на берегу реки. Еще не было зноя, и в теньке под деревом я ощущала всю прелесть легкого ветра.

Спокойствие. Абсолютное спокойствие. которое пронизывает тебя до самого ядра души. Слегка покачивались деревья, щебетали птицы,люди еще нежились с своих постелях.Не спала только она, любимая, родная Волга. Я вообще не видела. чтобы какая — либо река спала, если только зимой под толщей льда,но ведь это всего лишь зрительный обман, подо льдом также бурлила жизнь.

Чего только не было в этой реке: миллионы рыб и насекомых, миллиарды бактерий, столько же грязи, которую выкидывает человек, не задумываясь о здоровье реки. Все это огромным потоком несла вдаль река.

И также наша жизнь, чего в ней только нет: любовь, обиды, разочарования и радость. Наша жизнь подобна реке, она никогда, до победного часа, естественно, не успокоится, преодолевая препятствие, несущие в себе грязь. А потом река доходит до моря.

Людям, как правило, свойственно умирать. но смерть это обретения спокойствия, а главное свободы. Я всегда представляла смерть птицей, которая летит над морем. Ей некуда спешить. Она свободна.

Река, впадая в море, тоже обретает свободу.

Представьте себе пустой пляж,желательно рано утром, часиков в 5. И видно далеко, слившееся с небом море. бескрайнее, спокойное.

Но сейчас наша жизнь — река. И мы в этой реке.

Источник

Adblock
detector