Меню

Мурсианское озеро у иордана

Новиетун

Новиетун — название древнего города у Иордана в сочинении «О происхождении и деянии гетов» (De origine actibusque Getarum или Getica) как указание ориентира границ расселения древних славян.

Содержание

Языковая принадлежность

Большинство авторитетных учёных склоняются к мнению, что название города кельтское, означает «новый город» или «новая крепость», где «новый» производится от nov-ios, а «город» или крепость — от кельтского термина dun-on («укрепление»). Как дополнение к приведённому аргументу, приводятся нескольких подобных названий на территориях, принадлежавших кельтам (Новиодун, Невиодун, Новиедун).

Варианты прочтения

В написании автора, название города на латинском языке выглядит Novietunum. Читается соответственно — Новиетунум.

Академик Т. Моммзен (1817—1903) в немецком географическом словаре пишет Noviodunum (Новиодунум).

Доктор исторических наук Е. Ч. Скржинская в своём комментарии «Гетики», критически относится к вольному прочтению названия Т. Моммсеном, отмечая в своём комментарии к тексту:

«Однако было бы неправильно не обратить внимания на то, что Иордан ввел в свое написание букву „е“ (она сохраняется во всех разночтениях, отмеченных Моммсеном), и не сопоставить ее со звуком „е“ (от древней формы nevio — novio), присутствующим в названии южно-паннонского Новиодуна — Невиодуна. Несмотря на некоторые искажения географических названий, Иордан тем не менее нигде в своем тексте не обнаружил склонности к изменению буквы о на букву е.»

Версии локализации

Лауреат Нобелевской премии, академик Т. Моммзен предполагал, что Новиетун Иордана соответствует Новиодуну, находившемуся на месте современного города Исакча у дельты Дуная. По свдениям Е. Ч. Скржинской, такая гипотеза поддержана авторами: Хауптманом, Графенауэром, Кудрначем, Паули, Кроллом.

Доктор Е. Ч. Скржинская локализует Новиетун на реке Саве, не далеко от Любляны, аргументируя своё мнение следующим образом:

«В представлении людей VI в., которое, по-видимому, отразил Иордан (Get, §§ 30, 33, 35), западный предел расселения склавенов (а он, по признаку Мурсианского озера, совпадал с западным пределом Скифии) связывался с местом, где рождается Истр (§ 30), где простирается Мурсианское озеро (§§ 30 и 35), где, — как первое племя с запада, — сидят гепиды (§ 33), и с городом Новиетуном (§ 35). Из этих признаков отчетливее других третий: гепиды в тексте Иордана связаны с рекой Тиссой, впадающей в Дунай, как известно, между устьями Дравы и Савы; гепиды, особенно у Прокопия, неоднократно упоминаются как племя, владеющее именно этими местами Нижней Паннонии вместе с городами Сирмием и Сингидуном, за которые империя постоянно с ним боролась (например: Bell. Vand., Ι, 2, 6; Bell. Goth., IV, 25, 5; Anecd., 18, 18). Остальные признаки требуют разъяснения.»

До сих пор обе версии имеют своих сторонников и противников.

Версия доктора филологии В. П Нерознака об отождествлении Новиетауна с Новгородом Великим не находит поддержки у специалистов, так как расходится со всеми имеющимися письменными и археологическими данными о расселении славян и происхождении Новгорода.

Значение для науки

Следует отметить, что исследование локализации Новиетуна, упоминаемого Иорданом, наиболее значимо и важно в контексте более общего вопроса — расселения славян в Европе.

Источник

Новиетун

Новиетун (лат. Novietunum ) — название древнего города у Иордана в сочинении «О происхождении и деяниях гетов» (лат. De origine actibusque Getarum ; или упрощенно «Getica») как указание ориентира границ расселения склавенов.

«Склавены живут от города Новиетуна и озера, именуемого Мурсианским, до Данастра, и на север — до Висклы; вместо городов у них болота и леса.»

Содержание

  • 1 Языковая принадлежность
  • 2 Варианты прочтения
  • 3 Версии локализации
  • 4 Значение для науки
  • 5 См. также
  • 6 Примечания
  • 7 Литература

Языковая принадлежность

Большинство авторитетных учёных склоняются ко мнению, что название города кельтское, означает «новый город» или «новая крепость». Часть слова выводят из nov-ios и трактуют как «новый», другую часть выводят от кельтского термина dun-on и трактуют как «город» или «крепость» («укрепление»). В дополнение к этому, приводятся нескольких подобных названий городов и поселений на территориях, занимаемых кельтскими племенами (Новиодун, Невиодун, Новиедун) [2] .

Варианты прочтения

Академик Т. Моммзен (1817—1903 гг.) в указателе географических названий безоговорочно переправил «Novietunum» на «Noviodunum», будучи уверен, что имеется в виду Новиодун — Исакча на нижнем Дунае, но не Невиодун на Саве. Подобной же точки зрения придерживаются авторы соответствующей статье энциклопедии Pauly-Wissowa-Kroll (1937 г.). Доктор исторических наук Е. Ч. Скржинская, критически отнеслась к вольному прочтению названия Т. Моммсеном, отмечая, что

«было бы неправильно не обратить внимания на то, что Иордан ввел в своё написание букву „е“ (она сохраняется во всех разночтениях, отмеченных Моммсеном), и не сопоставить её со звуком „е“ (от древней формы nevio — novio), присутствующим в названии южно-паннонского Новиодуна — Невиодуна. Несмотря на некоторые искажения географических названий, Иордан тем не менее нигде в своем тексте не обнаружил склонности к изменению буквы о на букву е.»

Версии локализации

О положении города Новиодун среди исследователей нет согласия. Иордан в § 35 «Гетики» говорит о Новиетуне вместе с неким Мурсианским озером, поэтому некоторые исследователи сближают их. Существует несколько версий:

  • Новиодун—Исакча;
  • Новиодун—Новы (в районе впадения реки Олт в Дунай);
  • Новиодун—Осиек;
  • Новиодун—Сирмий;
  • Новиодун—с. Дерново (близ Савы) [3] .

Лауреат Нобелевской премии, академик Т. Моммзен предполагал, что Новиетун Иордана соответствует Новиодуну, находившемуся на месте современного города Исакча у дельты Дуная. По сведениям Е. Ч. Скржинской, такая гипотеза поддержана авторами: Хауптманом, Графенауэром, Кудрначем, Паули, Кроллом.

Доктор Е. Ч. Скржинская локализует Новиетун на реке Саве, не далеко от Любляны, аргументируя своё мнение следующим образом:

«В представлении людей VI в., которое, по-видимому, отразил Иордан (Get, §§ 30, 33, 35), западный предел расселения склавенов (а он, по признаку Мурсианского озера, совпадал с западным пределом Скифии) связывался с местом, где рождается Истр (§ 30), где простирается Мурсианское озеро (§§ 30 и 35), где, — как первое племя с запада, — сидят гепиды (§ 33), и с городом Новиетуном (§ 35). Из этих признаков отчетливее других третий: гепиды в тексте Иордана связаны с рекой Тиссой, впадающей в Дунай, как известно, между устьями Дравы и Савы; гепиды, особенно у Прокопия, неоднократно упоминаются как племя, владеющее именно этими местами Нижней Паннонии вместе с городами Сирмием и Сингидуном, за которые империя постоянно с ним боролась (например: Bell. Vand., Ι, 2, 6; Bell. Goth., IV, 25, 5; Anecd., 18, 18). Остальные признаки требуют разъяснения.»

Обобщая, можно выделить две версии о нахождении города Новиетун. По одной из них город находился на нижнем Дунае, по другой на среднем. До сих пор обе версии имеют своих сторонников и противников.

Версия доктора филологии В. П. Нерознака об отождествлении Новиетауна с Новгородом Великим не находит поддержки у специалистов, так как расходится со всеми имеющимися письменными и археологическими данными о расселении славян и происхождении Новгорода.

Значение для науки

Следует отметить, что исследование локализации Новиетуна, упоминаемого Иорданом, наиболее значимо и важно в контексте более общего вопроса — расселения славян в Европе.

См. также

  • Этногенез славян.
  • Готы.
  • Чернолесская культура.
  • Пражская культура.

Примечания

  1. Иордан. «Гетика», 35. Перевод Е. Ч. Скржинской.
  2. ↑Комментарий 109 Е. Ч. Скржинской к «Гетике» Иордана.
  3. Е. Ч. Скржинская. О склавенах и антах, о Мурсианском озере и городе Новиетуне. // Византийский временник, т. XII.

Литература

  • Theodorvs Mommsen. Iordanis Romana et Getica, 1882.
  • Нерознак В. П. Названия древнерусских городов. — М., 1983.
  • Скржинская Е. Ч. О склавенах и антах, о Мурсианском озере и городе Новиетуне. // Византийский временник, т. XII, 1957.
  • Современна карта Балкан.
  • А. И. Неусыхин. Вступительная статья, перевод, комментарии Е. Ч. Скржинской. — М., 1960.

Что такое wiki2.info Вики является главным информационным ресурсом в интернете. Она открыта для любого пользователя. Вики это библиотека, которая является общественной и многоязычной.

Основа этой страницы находится в Википедии. Текст доступен по лицензии CC BY-SA 3.0 Unported License.

Wikipedia® — зарегистрированный товарный знак организации Wikimedia Foundation, Inc. wiki2.info является независимой компанией и не аффилирована с Фондом Викимедиа (Wikimedia Foundation).

  • Рубрикация
  • Избранные списки
  • Порталы
  • Текущие события
  • Статьи года

Источник

Мурсианское озеро у иордана

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 272 409
  • КНИГИ 638 587
  • СЕРИИ 24 226
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 600 680

О происхождении и деяниях гетов

О ПРОИСХОЖДЕНИИ И ДЕЯНИЯХ ГЕТОВ

Иордан и его «Getica»

«Getica». Перевод и латинский текст

О происхождении и деяниях гетов

De origine actibusque Getarum

Приложение I. О сумме времен или о происхождении и деяниях римлян

(Предисловие к «Romana»)

De summa temporum vel origine actibusque gentis Romanorum

Приложение II. Лозаннский фрагмент. Fragmentum Lausanense

Приложение III. Палермский кодекс. Codex Panormitanus

Указатели к переводу и комментарию

Указатель географических названий

Указатель этнических названий

Указатели к латинскому тексту

Указатель географических названий

Указатель этнических названий

Рецензия на первое издание «Getica»

Е.Ч.Скржинская — исследователь и публикатор исторических источников

Вступительная статья, перевод, комментарий Е. Ч. Скржинской

[* Предисловие к первому изданию 1960 г. (Прим. Издателя).]

Настоящее издание является результатом работы над сочинением историка VI в. Иордана, которое в научной литературе носит название «Getica»1.

«Getica» — одно из крупнейших произведений эпохи раннего европейского средневековья. Иордан посвятил его истории готов 2, он показал их судьбы, начиная с того времени, когда они покинули Скандинавию и высадились близ устьев Вислы, а затем продвинулись к Черному морю, и оттуда на запад, вплоть до пределов Италии и Испании. История готов, образовавших в V в. государства вестготов (везеготов) и остготов (остроготов), доведена автором до его дней. Свой труд он закончил в 551 г.

Значение «Getica» как важного исторического источника определяется тем, что Иордан, развивая основную тему, окружил ее множеством сообщений из истории всей эпохи в целом. Таким образом, вовсе не будучи талантливым писателем, он тем не менее сумел представить в своем изложении грандиозную картину «переселения народов» в IV-VI вв. Он обрисовал движение племен с востока и севера и их борьбу с империей на ее дунайских границах, в ее балканских и западных провинциях; он дал некоторые не только ценные, но уникальные описания и сообщил существенные подробности тех или иных исторических событий; он показал образование ранних варварских государств; он дал возможность уловить черты отношений между пришельцами-варварами и слабеющим Римом.

Кроме того, Иордан привел сведения из истории Северного Причерноморья и драгоценные, хотя и скудные свидетельства о древнейших славянах на Висле, на Днепре, на Днестре, на Дунае. В этих частях его сочинение представляет особенный интерес для советских историков и археологов, занимающихся вопросами истории племен на территории СССР и соседних государств.

«Getica» — настолько богатый источник, что его вполне можно поставить в центр изучения, сопровождая исследованием других — и немалочисленных дошедших до нас источников IV-VI вв. Сопоставление данных из «Getica» и из трудов других раннесредневековых писателей иногда приводит к новому или хотя бы более яркому освещению событий одной из сложнейших в истории Европы эпох эпохи распада рабовладельческого строя и зачатков феодализма. Подобного способа исследования «Getica» придерживался и автор предлагаемого здесь комментария при составлении крупных примечаний-статей.

Труды Иордана стали издаваться уже в начале XVI в. Editio princeps относится к 1515 г.; книга вышла в Аугсбурге, подготовленная к печати знаменитым Конрадом Пейтингером (ум. в 1547 г.), объединившим в своем издании два средневековых источника — «Getica» Иордана и «Historia Langobardorum» Павла Дьякона. За первым изданием (в том же веке) последовало еще несколько изданий, которые появились в Базеле, Лионе, Париже, Лейдене, во Франкфурте-на-Майне. В XVII в. продолжали интересоваться трудами Иордана; среди изданий этого века одно было подготовлено известным голландским ученым Гуго Гроцием (ум. в 1645 г.) и вышло в 1665 г. в типографии Эльзевиров в Амстердаме, являясь приложением к «Historia Gothorum, Vandalorum et Langobardorum», написанной Гроцием. В XVIII в. оба сочинения Иордана были включены в первый том (Mediolani, 1723) известного собрания Л. А. Муратори (ум. в 1750 г.) «Rerum Italicarum scriptores» 3. Неоднократно издавали труды Иордана в XIX в.: «Getica» имеется и в латинской патрологии Миня (т. 69), и в других многотомных собраниях (Panckoucke, t. 71, 1842, 1883; Nisard, 1849) 4. Однако, если более старые издания могут быть в какой-то мере интересны, так как иногда отражают текст древних, уже неизвестных нам рукописей, то издания XIX в. потеряли в наше время всякое значение, так как, повторяя предыдущие, изобилуют к тому же ошибками и опечатками.

Оба труда Иордана как исключительно важный исторический источник без всяких колебаний были включены в состав «Monumenta Germaniae historica». Моммсен* [* Здесь и далее везде по тексту книги сохранена авторская орфография (Прим. Издателя).] со свойственным ему искусством работы над рукописями исследовал лучшие известные в его время списки «Romana» и «Getica» и издал их в очередном выпуске серии «Auctores antiquissimi» 5. Это превосходное издание полностью заменило предыдущие.

В связи с открытием в 20-х годах нашего столетия неизвестной до тех пор рукописи VIII в., содержащей большую часть «Getica», в Италии подготавливается новое издание этого текста профессором Палермского университета Франческо Джунта, автором вышедшего в 1952 г. исследования о Иордане.

Наше издание содержит вступительную статью, русский перевод (печатаемый впервые) и латинский текст «Getica» 6, комментарий, три приложения, список литературы и указатели.

Вступительная статья представляет собой исследование ряда вопросов, связанных с биографией, политическими взглядами и литературной деятельностью Иордана, выразителя идеологии одной из группировок правящего класса остроготов и италийцев.

Читайте также:  Масло тысячи озер стоит ли брать

Текст «Getica» Иордана нелегко поддается переводу на русский язык. Переводчик должен был постоянно остерегаться слишком гладких фраз, так как латынь Иордана неправильна и грамматически иногда совершенно непоследовательна; если невозможно передать стиль Иордана, то, с другой стороны, конечно, не следует в переводе и скрывать его. Поэтому публикуемый перевод может показаться порой тяжелым. Переводчик стремился к тому, чтобы русский текст как можно более точно соответствовал оригиналу и вместе с тем был понятен и удобочитаем. Переводчик хотел бы еще отметить, что текст Иордана требовал очень пристального вглядывания в него, осмотрительного отношения к передаче некоторых слов и оборотов. Хотелось бы надеяться, что такая исследовательская работа над текстом и его передачей на другом языке будет способствовать в дальнейшем более углубленному пониманию сложного и выдающегося труда Иордана.

Как в латинском тексте оригинала, так и в русском переводе сохранено деление на параграфы, принятое в издании Моммсена. Впрочем, эти параграфы при наборе другим форматом не могут во всех случаях точно совпадать с моммсеновскими, и прежде всего потому, что в издании Моммсена деление текста проведено не по фразам, а по группам строк. Чтобы облегчить чтение текста и сделать его доступнее, переводчик, со своей стороны, исходя из содержания, разбил его на абзацы.

Комментарий составлен с целью максимально широкого освещения источника, с непременным привлечением ряда других, латинских и греческих, текстов; автор комментария стремился показать историю события, племени, отдельной личности, государственного института или географического определения с наибольшей полнотой и в тесной связи с тем, что по этому поводу дано у Иордана. Особое внимание в комментарии обращено на вопросы, относящиеся к истории древнейшего славянства, на темы, касающиеся судеб причерноморских областей и Подунавья. Мелкие примечания, иногда содержащие общеизвестные исторические и географические сведения, даты и т. п., даются только для удобства ориентировки как в тексте оригинала, так и в соответственных объяснениях в комментарии.

Источник



Балто-финно-славяне… (страница 2)

Гетам-готам из Скандинавии надо бы встретить здесь венедов, а пришлось сражаться с Ульмеругами (Ulmerugi). Уже они вместо венедов «сидели на берегах (Сарматского) Океана». Обычно они рассматриваются как руги с островов, островные руги, так как слово «holmr», «holm» означает «остров». Основные укрепления Ульмеругов локализуют на островах в дельте Вислы. Но остров Рюген (Руян) со славянским святилищем Аркона все же вдали от этого устья. Участие ругов в истории Руси прослеживается давно и основательно.

Помня о скандинавском Хольмгарде (Новгороде), мысли об уходе части ульмеругов к Ильменю и затем на Волгу не беспочвенны.

Только победив ульмеругов, готы подчинили и «их соседей вандалов, присоединив и их к своим победам. Когда там выросло великое множество люда, а правил всего только пятый после Берига король Филимер, сын Гадарига, то он постановил, <27 >чтобы войско готов вместе с семьями двинулось оттуда. В поисках удобнейших областей и подходящих мест [для поселения] он пришел в земли Скифии, которые на их языке назывались Ойум (разные локализации, вплоть до славянской ПОЙМА – низинные луга Приильменья).

Филимер, восхитившись великим обилием тех краев, перекинул туда половину войска, после чего, как рассказывают, мост, переброшенный через реку, непоправимо сломался, так что никому больше не осталось возможности ни прийти, ни вернуться. Говорят, что та местность замкнута, окруженная зыбкими болотами и омутами; таким образом, сама природа сделала ее недосягаемой, соединив вместе и то и другое.

Можно поверить свидетельству путников, что до сего дня там раздаются голоса скота и уловимы признаки человеческого [пребывания], <28 >хотя слышно это издалека. Та же часть готов, которая была при Филимере, перейдя реку, оказалась, говорят, перемещенной в области Ойум и завладела желанной землей. Тотчас же без замедления подступают они к племени спалов и, завязав сражение, добиваются победы».

Филимер именем крайне подозрительно созвучен Илмеру – так называют Ильмень многие летописные списки. В итоге по созвучию слово не финское, а хотя бы индоевропейское. Напомним сведения «Иоакимовской летописи»

«D. Бастарн князь. Славенск гр. Скиф обиталище. Князь Славен, оставив во Фракии и Иллирии около моря по Дунаю сына Бастарна (7), пошел к полуночи и град великий создал, во свое имя Славенск нарек (8). А Скиф остался у Понта и Меотиса в пустынях обитать, питаясь от скота и грабительства, и прозвалась страна та Скифия Великая (9).

После устроения Великого града умер князь Славен, а после него властвовали сыновья его и внуки много сот лет. И был князь Вандал (10), правил славянами, ходя всюду на север, восток и запад морем и землею, многие земли на побережье моря завоевав и народы себе покорив, возвратился во град Великий.

Гардорик князь. Гунигард князь. Избор князь. Владимир. Столпосвят. Адвинда. После сего Вандал послал на запад подвластных своих князей и свойственников Гардорика и Гунигара (11) с великими войсками славян, руси и чуди. И сии уйдя, многие земли завоевав, не возвратились. А Вандал разгневался на них, все земли их от моря до моря (12) себе подчинил и сынам своим передал. Он имел три сына: Избора, Владимира и Столпосвята. Каждому из них построил по городу, и в их имена нарек (13), и всю землю им разделив, сам пребывал в Великом граде лета многие и в старости глубокой умер, а после себя Избору град Великий и братию его во власть передал. Потом умер Избор и Столпосвят, а Владимир принял власть над всей землей. Он имел жену от варяг Адвинду (14), очень прекрасную и мудрую, о ней же многое стариками повествуется и в песнях восхваляется.

Е. По смерти Владимира и матери его Адвинды княжили сыновья его и внуки до Буривоя, который девятым был после Владимира, имена же сих восьми неведомы (15), ни дел их, разве в песнях древних воспоминают (16)».

Не превратился ли Гадарик Иордана в Гардорика и Гунигара «Иоакимовской летописи»?! Не стал ли образ Вандала этой летописи образной памятью об участии вандалов в истории славян ?! Не замещен ли Филимер образом Владимира (Старшего, сына Вандала) летописи ?! Да, сюжеты Иордана и «Иоакима» заметно различаются. Но они посвящены эпическим для этих авторов временам. И здесь существенную роль играют созвучия и символика имен.

Где находилась область Ойум, тоже хватает предположений. По Иордану, место перехода готами какой-то реки (за которой восхищало великое обилие тех краев), было окружено топями и омутами. Готы с Филимером обосновались в Скифии у Мэотиды (Азовского моря), где хватает своих болотистых мест. Есть и предположения, будто готы пересекли Припять и Пинские болота, но в их предании никак не отразилось такое неизбежное при этом крупное событие, как переход через Днепр. Возражают и мнению Г. В. Вернадского, что готы пересекли Днепр в том месте, на котором впоследствии вырос Киев, и пошли на восток, где у Донца и Оскола (или «Оспола») встретили спалов – часть аланского племени, – с которыми и сразились (см. G. Vernadsky, Ancient Russia, р. 104–105, 114–115).

Допускается, что наиболее вероятно подразумевать под готским «Ойум», названным Иорданом (Get. § 28) «желанной землей» («optatum solum»), древнюю греческую Гилею на левом берегу нижнего Днепра и его лимана. Hylaea (Υλαίη) названа еще Геродотом (Hist., IV, 18, 19, 21, 55, 76). Так это или не так, но версии стоит упоминать все. И среди них поймы Приильменья. Примерно веков через семь, после Филимера, послы от славян, чюди, веси и меря напоминали скандинавам: «Земля наша велика и обильна…» На древнюю память уповали ?!

Спалы (Spali), которых победили готы Филимера, тоже настораживают. Название «спалы» перекликается с названием «спалеи» («Spalaei»), записанным Плинием (Plin., VI, 22), который относил расселение племени к реке Танаису. А особенно название «спалы» сближается с названием «споры» (Σποροι), упоминаемым Прокопием. Последний относит имя споров к склавенам и антам вместе: «имя же как у склавенов, так и у антов было вначале одно – и те и другие исстари назывались спорами» (και μην και όνομα Σκλαβηνοΐς τε και ’Άνταις έν το ανέκαθεν ήν. Σπόρους γαρ το παλαιον αμφοτέρους εκάλουν, – Bell. Goth., III, 14, 29).

Прокопий пытается уяснить себе этимологию этого имени; по его мнению, оно происходит от наречия «σποραδην». В соответствии с широко распространенным в средние века приемом (например, в «Этимологиях» Исидора Севильского в VII в.; ср. толкования Иорданом племенных названий гепидов и герулов‑элуров. Get., §§ 94–95, 117) он опирается на внешнее фонетическое сходство между словами «споры» и «σποραδην», «спорадически», и делал вывод о значении самого этнического названия: так как σποραδην значит «рассеянно», «случайно», «там и сям», то «спорами» являются люди, которые «населяют землю, рассеянно раскидывая свои жилища» (ότι δη σποράδην, οιμαι, διεσκηνημένοι την χωραν οίκοΰσι), «благодаря чему они и обладают громадной областью – им принадлежит большая часть того [левого] берега Истра».

Таким образом, если «спалы» Иордана и «споры» Прокопия совпадают, то, следовательно, готы, продвигаясь на юг, пересекли земли, населенные именно славянами. А эти земли в Скифии начинались хотя бы от ульмеругов и вандалов.

Во времена Иордана славяне были заметны и на других землях.

«Между этими реками (Дунаем и Олтом: П.З.) лежит Дакия, которую, наподобие короны, ограждают скалистые Альпы (здесь как часть Карпат: П.З.). У левого их склона (северного) , спускающегося к северу, начиная от места рождения реки Вистулы, на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов.

Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, все же преимущественно они называются склавенами и антами. По различным родам и местностям, все же преимущественно они называются склавенами и антами. Склавены живут от города Новиетуна и озера, именуемого Мурсианским, до Данастра, и на север – до Висклы; вместо городов у них болота и леса. Анты же– сильнейшие из обоих [племен] – распространяются от Данастра до Данапра, там, где Понтийское море образует излучину; эти реки удалены одна от другой на расстояние многих переходов.

На побережье океана, там, где через три гирла поглощаются воды реки Вистулы, живут видиварии, собравшиеся из различных племен; за ними берег океана держат эсты, вполне мирный народ. К югу соседит с ними сильнейшее племя акациров, не ведающее злаков, но питающееся от скота и охоты».

Новиетун («Новый тын», Новый город; civitas Novietunense) – название, многократно встречавшееся в местах расселения кельтских племен. Само слово состоит из nov‑ios («новый») и кельтского термина dun‑on («укрепление», близкое русскому «тын»). В древней Галлии, на территориях племен эдуев, битуригов, диаблинтов, гельветов, нервиев (Caes., De bello Gallico), были рассеяны поселения, которые назывались «Новиодунами». Галлы же занесли это название в северную Италию, так как на правом берегу реки По, около Пьяченцы, судя по надписи 104 г. н. э. (CIL, ΧΙ, 1147), было селение Новиодун. Самым восточным и наиболее отдаленным от указанного скопления Новиодунов был Новиодун в области племени бастарнов (сына Словена по Иоакимовской летописи), в Нижней Мезии, на правом берегу Дуная, немного выше его дельты. Теперь это городок Исакча. Также в области кельтизированного населения возник Невиодун в пределах Верхней Паннонии, расположенный на правом берегу р. Савы (собственно, на берегу ее высохшего старого русла), ниже города Эмоны (нын. Любляны), на римской дороге от Дуная к Аквилейе и в Италию.

Мнения ученых относительно местонахождения упомянутого Иорданом Новиетуна расходятся. Моммсен в указателе географических названий безоговорочно переправил «Novietunum» на «Noviodunum», будучи уверен, что имеется в виду Новиодун – Исакча на нижнем Дунае, но не Невиодун на Саве. Есть и другие мнения.

Обращают внимания на то, что Иордан ввел в свое написание букву «е» (она сохраняется во всех разночтениях, отмеченных Моммсеном), и не сопоставить ее со звуком «е» (от древней формы nevio – novio), присутствующим в названии южно‑паннонского Новиодуна – Невиодуна. Несмотря на некоторые искажения географических названий, Иордан тем не менее нигде в своем тексте не обнаружил склонности к изменению буквы о на букву е. Локализации Мурсианского озера (начиная с вариантов у Меотиды) посвящены внушительные статьи.

Вариант локализации славян на начало 6 века указан на карте.

Важно отметить, что название типа Новгород (Новиедун) славяне у своих рубежей уже использовали. И это отчасти напоминает Неаполь Скифский.

Е.Н.Носов в одной из своих работ отметил:

«Русские хронографы и летописи второй половины XVII и XVIII в. содержат легендарную часть «О истории еже о начале Русския земли и создании Новаграда. », где сообщается о городе Словенске, который предшествовал Новгороду и находился от него вверх по течению Волхова на расстоянии «яко поприще и боле», т. е. на месте Городища.133 Нельзя исключать, что в предании о Словенске народная память в легендарной форме сохранила отзвуки реальных событий (этому не противоречат сообщения восточных географов и археологические материалы).

Что касается известного сообщения Иордана (VI в.) о том, что «Склавины живут от города Новиетуна и озера, именуемого Мурсианским до Данастра, а на север — до Висклы. », которое автор новейшей монографии о названиях древнерусских городов В. П. Нерознак пытается интерпретировать как якобы первое упоминание Новгорода в иноязычных источниках, отождествляя склавен со словенами ильменскими, а Мурсианское озеро — с оз. Ильмень, то это толкование расходится со всеми имеющимися письменными и археологическими данными о расселении славян и происхождении Новгорода и уже давно оставлено специалистами. У Иордана речь идет совсем о другой территории — о склавинах, живущих между Днестром, средним течением Дуная и верховьями Вислы.134»

Читайте также:  Какие озера есть в испании

Понятно, что по смыслу и Неаполь Скифский оказывается в ряду предшественников Новгорода. Сообщение Иордана, что «к северу, начиная от места рождения реки Вистулы, на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов», не позволяет выводить земли венедов на Дунай – это много южнее места рождения Вистулы (Вислы).

Если так, то склавины жили на землях от какого-то города Новиетуна и озера Мурсианского (Мурсы) до верховий или даже низовий Данастра (Днестра), а на север – до верховий и даже низовий Вислы.

Хорватский Осиек (античная Мурса) на реке Драва (в 25 км от впадения в Дунай) никак к северу от истоков Вислы не попадает. Римский им­ператор Адриан в 331 г. преобра­зовал укрепленный военный ла­герь Мурса в колонию со специ­альными привилегиями, где пос­ле получения христианством офи­циального статуса находился центр большой епархии. Позднее Мурса стала центром распространения арианской ереси (ариане не при­нимали догмат о единосущности Бога-Отца и Бога-Сына), которую поддерживали многие выходцы из Скифии. Рассе­лившиеся здесь в VI в. хорватские общины основали рядом с руина­ми Мурсы поселение с названием Осиек. Но здесь невозможно найти Мурсианское озеро.

Название Мурсианское (или Мурсийское) озеро (lacus Mursianus, Morsianus, в разночтениях Моммсен отметил еще Musianus) не встречается ни одного из известных авторов, кроме Иордана, да и он упоминает о Мурсианском озере лишь дважды. Указывает на места (в самом общем, конечно, смысле), где Германия соприкасалась со Скифией и откуда последняя простиралась к востоку. И служит указанием границы (также в самом общем смысле), от которой начинались поселения склавенов, достигавшие на востоке Днестра. В первом случае озеро названо stagnus, что вызывает представление как бы о стоячей воде, т. е. не о реке, а об обширном водоеме, озере или пруде (но не болоте).

Во втором, сообщив о том, что склавены расселились «от города Новиетуна и озера, именуемого Мурсианским» (§ 35), Иордан добавил, что они живут среди болот и лесов, причем для обозначения болот употребляет точное слово paludes. Да и огромный водоем Мэотиды, целое море, обычно называется Maeotis palus, Μαιωτις λίμνη, т. е. болото. Здесь слово palus связано, вероятно, с первым знакомством с Мэотидой со стороны Кавказа; восточные берега Азовского моря, как известно, сильно заболочены, вдоль них тянется широкая полоса плавней. Впрочем, как в античных, так и в средневековых географических описаниях Мэотида называлась не только «болотом», но и озером, и морем (Mela, I, 14, 112–113; De adm. imp. 42; ср. прим. 82). Ввиду возможности сопоставления в тексте самого Иордана терминов «lacus», «stagnus», с одной стороны, и «palus» – с другой, следует подчеркнуть, что границей расселения склавенов Иордан считал именно озеро, а не болото.

Вопрос о местонахождении Мурсианского озера интересовал ученых более трех веков назад. Например, в статье Л. Хауптмана (L. Hauptmann, Les rapports des Byzantins avec les Slaves et les Avares pendant la seconde moitie du VI s.; 1927) перечислены авторы, высказывавшиеся относительно Мурсианского озера. Первым в перечне назван ректор Утрехтского университета, филолог и историк П. Весселинг (Р. Wesseling, 1692–1764), который затронул вопрос о Мурсианском озере в сочинении «Vetera Romanorum itineraria», вышедшем в Амстердаме в 1735 г. Весселинг предполагал, что Мурсианское озеро находилось где‑то около «Nova civitas», в Мезии (Ibid., р. 226). Таубе (в 1778 г.) и Фесслер (в 1815 г.) считали, что Мурсианское озеро Иордана надо искать около г. Мурсы (F. W. Taube, Beschreibung des Königreiches Slawonien und des Herzogtumes Syrmien, III. Buch, welches die Topographie enthält, Leipzig, 1778, S. 10; J. A. Fessler, Die Geschichten der Ungern und ihrer Landsassen, Bd. I, Leipzig, 1815, S. 41–42).

С течением времени сформировались целые линии локализаций. Первый пример ( Карамзин, Рёслер, Моммсен), что Мурсианское озеро связано с городом Мурсой (нын. Осиек) и с болотами близ устья Дравы, известными под именем Ούολκαία έλη (Dio Cass. Hist. Rom., LV, 32, 3), Hiulca palus (Aur. Vict. Epitome, 41, 5), Ulca fluvius (Ennod., Panegyr., 28). Но болота – не озеро. Да и места не севернее Карпат.

По другой версии (Сасинек, Вестберг, Готье; Нидерле), Мурсианское озеро соответствует Нейзидлерскому озеру в северо‑западной Венгрии.

По третьей (Шафарик, Брун, Кулаковский, Шишич, Шахматов ) , Мурсианское озеро надо искать близ дельты Дуная: то южнее ее, где лежит озеро Разелм, то севернее, где находится озеро Ялпух.

По четвертой (Л. Хауптман, Б. Графенауэр) , название Мурсианского озера сближается с названием небольшого правого притока нижнего Серета – Museus (нын. река Бузеу, Buzeu) в пределах Румынии.

Все это дотошно исследовала Е.Ч Скржинская , отметившая, что земли склавенов начинались от гепидов, которые контролировали бассейн Тисы вплоть до Дуная. И допускала, что прилагательное «Мурсианское» — вероятно, искусственно (для уточнения слишком общего понятия «lacus», «stagnus»), и добавлялось лишь потому, что пути к «болоту» (озеру) начинались (для ромеев) преимущественно от города Мурсы на Драве. Так могло появиться название Мурсианского озера – «lacus, stagnus Mursianus». Здесь в поле зрения попадало и озеро Балатон.

В глазах римлян пределы расселения (и появления) склавенов были уже широко растянуты в западно‑восточном направлении, почему и второй пункт западной границы склавенов – город Новиетун – также следует искать отнюдь не на нижнем Дунае, а гораздо западнее. При достаточно западном месте расположения Мурсианского озера – Балатона граница склавенов, вероятнее всего, находилась у Невиодуна, близ Савы, ниже Любляны. Находясь на пути из южной Паннонии в Аквилейю, т. е. в северную Италию, Невиодун в представлении человека, смотрящего из Италии, мог быть сочтен за пункт, не особенно далекий от Мурсианского озера в Паннонии.

В том, что именно здесь, на этом пути, по которому прошел, например, Теодерих, появлялись склавены, разорявшие Далмацию и вторгавшиеся даже в Италию, у Е.Ч Скржинской не было сомнений. Об этом для нее свидетельствует такое достоверное сочинение, как «Готская война» Прокопия. Достаточно рассмотреть сообщаемый им под 548 г. эпизод похода Ильдигеса (Bell. Goth., III, 35, 17–22), который вел за собой большое войско (по‑видимому, в помощь Тотиле), состоявшее преимущественно из склавенов, чтобы понять естественность – в глазах писателя VI в. – определения западной границы распространения склавенов городом, лежавшим на среднем течении Савы (см. Е. Ч. Скржинская, О склавенах и антах, о Мурсианском озере и городе Новиетуне).

И все же Е. Ч. Скржинская справедливо не игнорировала и иные версии.

Иордан на основе готских сказаний дал такую генеалогию их правящих родов.

«Первым из героев, как сами они передают в своих сказаниях, был Гапт, который родил Хулмула. Хулмул же родил Авгиса. Авгис родил того, которого называют Амал; от него‑то и ведут происхождение Амалы (династия остроготов). Этот Амал родил Хисарну; Хисарна же родил Остроготу; Острогота родил Хунуила, а Хунуил родил Атала. Атал родил Агиульфа и Одвульфа; Агиульф же родил Ансилу и Эдиульфа, Вультвульфа и Герменериха (знаменит своей державой Скифии и Германии 4 века); а Вультвульф родил Валараванса;

Валараванс родил Винитария; Винитарий же родил Вандилиария; Вандилиарий же родил Тиудемера и Валамира и Видимира; Тиудемер родил Теодериха (457 – 526; король в Италии 493 – 526 гг.); Теодерих родил Амаласвенту; Амаласвента родила Аталариха и Матесвенту от Евтариха, мужа своего, род которого соединен с ней следующим образом: вышесказанный Германарих, сын Агиульфа, родил Гунимунда, Гунимунд же родил Торисмунда, а Торисмунд родил Беримуда; Беримуд родил Ветериха, Ветерих же родил Евтариха, который, сочетавшись с Амаласвинтой, родил Аталариха и Матесвенту; Аталарих умер в отроческих годах, а с Матесвентой сочетался Витигис, от которого не восприняла она детей. Оба они были приведены Велезарием в Константинополь. Так как Витигис отошел от дел человеческих (умер в 543 г.), Герман, патриций, племянник императора Юстиниана, взял [Матесвенту] в жены и сделал патрицианкой; от него и родила она сына, по имени также Герман. Когда же Герман скончался (умер 550 г.), [жена его] решила остаться вдовой».

Источник

О склавенах и антах, о Мурсианском озере и городе Новиетуне (продолжение)

Прежде, чем продолжить изложение содержания прекрасной статьи Е.Ч. Стржевской, хочу предложить вам обратить внимание на уровень не только изследования, но и подачи материала, чтобы вы могли сравнить его с уровнем материалов историков XVIII-XIX веков, современных авторов различных альтернативных версий и школьного учебника. Начало статьи вы можете прочитать здесь: https://cont.ws/@metafor/58796.

Озеро Балатон

Сомнение относительно тождества между Пелсо и Балатоном перехо­дит в уверенность после внимательного прочтения одной фразы, брошенной писателем середины IV в. Аврелием Виктором в его рассказе об обста­новке смерти императора Галерия Максимилиана. Галерий заболел и умер (в 311 г.) во время работ по освобождению от лесов и болот восточной части Паннонии; эта часть была выделена в особую провинцию, которую он назвал Валерией по имени своей жены, дочери императора Диоклетиана. Аврелий Виктор записал, что «вырубались огромные леса» (caesis immanibus silvis) и «было спущено в Данубий озеро Пелсон» (emisso in Danubium lacu Pelsone. De caesaribus, 40, § 9—10, ed. Pichlmayr, p. 122). Западная граница провинции Валерии неясна, но как будто она даже не захватывала озера Балатона. Южной ее границей была нижняя Драва, северной и восточной — Дунай. Если военачальник, располагавший боль­шими отрядами войск, и имел возможность проводить крупные работы по осушению почвы руками своих солдат, opere militari33, то все же невоз­можно представить, чтобы в условиях дремучих лесов и бездорожья, с по­мощью примитивной техники начала IV в., римские солдаты могли.. .спустить в Дунай озеро Балатон. Да и вообще подобное мероприятие не могло быть направлено на озеро площадью около 600 кв. км и местами глубиной до 15 м. Спустить в Дунай в условиях IV в. можно было, веро­ятно, лишь часть какого-либо болота, расположенного невдалеке от берега реки, не больше. Следовательно, на основании данных De caesaribus — вполне достоверного источника IV в.34 — необходимо перестать относить название Пелсо к Балатону. Если же пытаться приурочить имя Пелсо к какому-либо другому озеру или болоту, то не остановиться ли для этого на северной полосе болот Hiulca, которые частично находились в пределах провинции Валерии? Не было ли слово Пелсо — видоизмененное слово «плес», «плесо» — славянским названием обширных болот по Дунаю и вокруг нижней Дравы?35. Конечно, спущенным в Дунай могло быть лишь какое-нибудь озерцо или отдельный участок из общей громадной заболоченной площади, известной под именем Hiulca.

Гай Валерий Галерий Максимилиан

Итак, крупнейшее озеро в центре освоенной римскими легионами Пан­нонии, озеро, охваченное с востока, запада и северо-запада римскими до­рогами36, которые в какой-то мере оставались линиями передвижений и в V—VI вв., оказывается лишенным названия, так как название Пелсо от него отпадает.

Возможно, что это озеро определялось старым местным словом «блато», «болото» (откуда, быть может, Балатон)37, употреблявшимся в славянской среде и получившим латинский перевод словами lacus или stagnus. При­лагательное же «Мурсианский», будучи, вероятно, искусственным (для уточнения слишком общего понятия lacus, stagnus), добавлялось лишь потому, что пути к этому «болоту» начинались (для ромеев) преимуще­ственно от города Мурсы на Драве. Так, по нашему предположению, могло появиться название «Мурсианского озера» — lacus (stagnus) Mursianus38.

Здесь следует добавить, что и вообще-то искать это озеро около дельты Дуная представляется в корне неправильным: ведь отмечаемую Мурсианским озером западную границу распространения склавенов современники не могли, конечно, помещать где-то около Черного моря в то время, когда каждому обитателю дунайского правобережья, более того — в Константи­нополе, в Фессалонике, в Диррахии и отчасти даже в Италии было из­вестно, что страшные набеги склавенов из-за Дуная совершаются в ряде мест гораздо западнее и выше его устьев, вплоть до опаснейшего пункта в отношении переправы варварских отрядов около Сингидуна и Сирмия39.

В глазах ромеев пределы расселения (и появления) склавенов были именно широко растянуты в западно-восточном направлении, почему и второй пункт западной границы склавенов— город Новиетун — также следует искать отнюдь не на нижнем Дунае, хотя к подобной локализации Новиетуна склонялось большинство исследователей40.

Мурсианское озеро отмечено у Иордана еще одним существенным при­знаком: оно упомянуто вместе с городом Новиетуном, причем относя­щийся к обоим названиям общий предлог «а» (от) показывает, что автор представлял себе эти пункты вместе и что для указания границы террито­рии с одной стороны он привлек два, дополняющие друг друга географи­ческие пункта. Мало возможной кажется точка зрения тех (Моммзен, Нидерле), кто разделяет эти пункты, полагая — надо думать, — что Иордан начертил линию от Дравы до Черного моря, а затем как-то странно при­бавил еще кусок территории до Днестра. Текст говорит иное: называются два пункта (начало Истра и озеро в § 30, озеро и город в § 35), а затем указано, что определяемая ими с одной стороны (с запада) область прости­рается вплоть до Днестра (t en d ens usque ad ilumina Tyram Danastrum). Автор имел в виду некоторую протяженность не между озером и городом, а между озером — вместе с началом Истра или вместе с городом — и Днестром. Последовательнее рассуждают те (Шафарик, Брун, Кулаковский, Шишич, Шахматов), кто ищет и Мурсианское озеро и Новиетун вместе, близ дельты Дуная. Но если они с удовлетворением опираются на Новиодун (современная Исакча на нижнем Дунае, перед разветвлением его на несколько рукавов), крупный пункт обороны и укрепленное место пере­правы на левый берег Дуная, то, в свою очередь, не слишком удален от озера Балатона и от Мурсы другой Новиодун (Neviodunum) в Верхней Паннонии, близ впадения реки Corcoras (Гурк, или по-словенски Кгса) в Саву, на месте нын. селения Дерново41. Раскопками здесь обнаружены монументальные позднеримские (III—IV вв.) стены и прекрасный водо­провод; город стоял на узле путей, на крупной военной дороге между Сирмием (через Сисцию и Эмону, нын. Любляну) и Аквилеей, то есть воротами в Италию; отсюда же отходила дорога на юг к далматинскому побережью.

Читайте также:  Белое озеро беларусь нарочь

Трудно видеть Новиетун Иордана в Новиодуне у дельты Дуная и по­тому, что полоса земли от дунайских гирл до Днестра чрезмерно узка для склавенов. Ни описанные в источниках крупные походы склавенов и антов, ни общее потрясающее впечатление, которое они производили в империи, причиняя бедствия, названные Иорданом tragydiae (Romana, § 388), не могли исходить только с узкой территории между Дунаем и Днестром. Нижний Дунай, как было сказано, не вяжется с тем началом Скифии, где, во-первых, «рождается» Истр, во-вторых, сидят гепиды вокруг Тиссы. Трудно предполагать, как это делает Моммзен, что Иордан употребил слово oritur — «рождается, начинается»—применительно к устьям Дуная. Иордан, наоборот, вполне правильно ставит это слово, когда говорит об истоках Вислы (ab ortu Vistulae, § 34), Днепра (ortus grande palude, § 46), Дуная (in Alamannicis arvis exoriens, § 75); если он один раз (в § 32) и пишет о Дунае «ab ostea sua usque ad fontem», то лишь для того, чтобы с ударением указать именно на нижнюю часть реки и ее общее с верхней название; в другом случае (в § 75) он опять пишет правильно: «a fonte suo usque ad ostia in Ponto vergentia». Следовательно, не в области нижнего Дуная должен был находиться Новиетун, сочетаемый Иорданом с Мурсианским озером. Кроме того, существенно, что, по-видимому, уже в V в. славяне находились на территории, занятой гуннами, гораздо западнее как Днестра, так и нижнего Дуная, а именно, на запад от Тиссы42 и даже в Паннонии. Тем более широким и неудержимым потоком разлились сла­вянские племена в VI в., и не случайно Иордан, указав на венетов на верхней Висле, заметил, что в его дни (nunc) это многолюдное племя (natio populosa) изменило и места своего расселения (loca — § 34) и имена. Автор этими словами хотел выразить мысль о том, что при нем, т.е. в VI в., славянские племена, делившиеся на три крупных объединения — венетов, склавенов и антов, — изменили и увеличили площадь распростра­нения, которую в отношении двух южных, более грозных для империи, групп он и определил в их основных (преимущественно южных) границах.

Итак, текст Иордана в § 30 и §§ 34—35, будучи во времена автора вполне ясным, но затемненный в наши дни [тем, что 1) название Мурсианского озера ни в одном из источников, кроме «Гетик», не приводится, 2) городов с именем Новиетуна — Новиодуна несколько, 3) «начало» Истра указывается в разных источниках разно], может быть истолкован на основании вышеизложенных доводов так: Мурсианское озеро — озеро Балатон; civitas Novietunensis, Novietunum — город Невиодун на р. Саве при впадении в нее правого притока Гурка (Corcoras, Krca); «начало» Истра — около устья Савы.

В подкрепление мысли о показанном выше весьма широком — от сред­ней Савы и восточной Паннонии — разливе склавенов на северных подсту­пах к границам империи (в VI в.) можно привести одно из многочислен­ных описаний славянских походов в области к югу от Дуная. Любые из этих описаний решительно не позволяют отрицать присутствия большого количества славян непосредственно к востоку от области Венетий, на Драве и Саве. Ярко об этом свидетельствует один из рассказов Прокопия43. Он передает, что лангобарды, занимая земли в провинциях Норике и Паннониях, были соседями гепидов, которые завладели тогда городом Сирмием, привлекавшим также и лангобардов. Один знатный лангобард по имени Ильдигис. в результате неудачной борьбы за власть, бежал к склавенам. В это время разгорелась война между лангобардами и гепидами. Ильдигис вмешался в эту войну, став на сторону гепидов. Он явился к ним, ведя с собой группу лангобардов (из недовольных и перебежавших к нему) и многих склавенов. После победы лангобардов Ильдигис бежал с неко­торыми гепидами обратно к склавенам. Так как лангобардов поддерживал Юстиниан, то Ильдигис, не имея надежды на его помощь для получения власти над своим племенем, направился к противнику империи, вождю боровшихся с ней остроготов, Тотиле (541—552) и повел к нему войско не менее, чем из шести тысяч воинов. С этим войском Ильдигис вошел в провинцию Венетий, разбил ромейский отряд, но «не смешался с готами, а перейдя Истр, отступил обратно к склавенам» . Поход лангобарда Ильдигиса в северную Италию произошел в 548 г. Его можно назвать славянским, потому что Ильдигис, хотя и пришел к склавенам с некоторым количеством гепидов, но вышел от них с шеститысячным войском, несомненно составившимся преимущественно из склавенов. Показательно и то, что после сражения он привел это войско обратно . в страну склавенов.

Этот поход склавенов в Италию не являлся, конечно, единичным. Им был вообще знаком путь вверх по Саве, через Невиодун и Змону к Аквилее. Так двигались, например, те «склавы» (gens sclavorum), о ко­торых говорит в одной из булл папа Григорий I (590—604): «через под­ступы к Истрии они начали проникать и в Италию»44.

Славянские племена появлялись из-за Дуная значительными отрядами, а нередко и целым «войском» в несколько тысяч человек . Описывая эти походы, авторы постоянно употребляют термины, означающие массы, толпы людей. —«всем племенем», и дают ясно понять, насколько тяжелы для страны были эти опустошительные набеги, всегда сопровождавшиеся грабежами и уводом в плен сотен и тысяч лю­дей. Так славяне двигались по всем путям, издавна пересекавшим Балкан­ский полуостров. От главных переправ на Дунае и на Саве они шли а) поднимаясь вверх по Мораве, через Наисс и Сердику на Филиппополь и Адрианополь к стенам Константинополя; б) также вверх по Мораве к югу до Скопле и вниз по Вардару до Фессалоники; в) тем же путем в Македонию, затем в Грецию, проникая к Коринфу и южнее; г) взяв более западное направление, в Далмацию, на Диррахий; д) самым запад­ным путем в область Венетий уже в пределах Италии45.

Вот этих-то склавенов, которые были в VI в. подлинной, неотвратимой грозой для империи и обрушивались на ее владения не на каком-либо узком участке, а широким фронтом, растянувшимся с запада на восток по Саве и Дунаю, Иордан и определил как живущих между Мурсианским озером и городом Новиетуном (на западе) и Днестром (на востоке).

Примечание

33 Такой случай отмечен тем же писателем в отношении города Сирмия, который страдал от болотистой почвы: солдат принуждали производить земельные работы — «ad siccandam iacunis ас fossa urbem ipsi. . . adigerentur, quae [urbs] palustri solo hiemalibus aquis corrumpitur» (De caesar., 37, § 4, p. 115).

34 Как известно, серия кратких описаний жизни и деятельности римских импера­торов (до Юлиана включительно), называемая De caesaribus, считается подлинным произведением Аврелия Виктора, который в середине IV в. был правителем Паннонии. Существует сомнение относительно сокращенной версии De caesaribus, обычно называемой Epitome, которая не считается безусловным произведением этого же писателя. Название Hiulca palus около города Цибал упомянуто в Epitome (a. 314. 41, § 5, ed. Pichlmayr, p. 166).

35 Почему не допустить, что славянское население могло уже в IV в. зафикси­ровать свои, славянские, названия по берегам Дуная. Ведь новая датировка «Диалогов» Псевдо-Кесария — начало V в. (см., например, издание Византийского Института. Сербской Академии наук «Византиски извори за историју народа Југославије», т. I. Београд, 1955), и поэтому сведения, сообщаемые в этом источнике о славянах на Дунае, могли бы относиться к еще более раннему времени. Эта ранняя дата написания «Диалогов» устанавливается в статье югославского исследователя Фр. Баришича (Када и где су написани Псеудо-Цезаријеви Дијалози. Спрска Акад. наука. Зборник радова XXI. Византолошки инст., I, 1952, стр. 29—51). Такая дата кажется нам — в отношении данных о славянах — более убедительной, чем дата 530—558 гг., предложенная болгарским исследователем И. Дуйчевым (Ivan Dujcev. Le témoignage du Pseudo-Césaire sur les Slaves. Slavia antiqua, t. IV, 1953, p. 193—209). В «Диалогах» некоторые сведения о славянах, как правильно показал И. Дуйчев, исходят не из наблюдений, а из мифов (например, из мифа об амазонках); естественно отнести подобные рассказы как раз к тем временам, когда в империи еще не знали славян в той степени, в которой их стали знать в VI в. Автор «Диалогов» еще не слышал об опустошительных славянских набегах из-за Дуная, о чем непрестанно писали авторы VI в. А его описание перехода варваров через Дунай по льду ничто не мешает скорее отнести к готам или гуннам, чем к славянам. Варваркие племена — противники империи — постоянно переходили Дунай по льду. Ср., на­пример, Amm. Marceli., XIX, 11, 4.

36 От Мурсы на Драве через Могентиану (Mogentiana y юго-западного конца Балатона) на Саварию и дальше на Виндобону; от Мурсы же через Озоны (Osones у северо-восточного конца Балатона) на Аррабону, Бригетион и Аквинк; между Могентионой и Озонами вдоль северо-западной стороны озера.

37 Как известно, вдоль юго-восточного берега озеро Балатон очень мелко и бо­лотисто.

38 Мы оставляем без определения—да третьего древнего определения после Пелсо и Мурсианского озера в источниках пока и нет—значительное Нейзидлерское озеро. Признать его Мурсианским мешает то, что оно находится гораздо дальше, чем Балатон, и от Мурсы, и от гепидов около Сирмия и Сингидуна, и от всего узла путей, которые связывали центр Паннонии с дунайским побережьем — границей владений Византии ниже впадения в Дунай Дравы и Савы. Быть может, подтверждением присутствия многих славянских племен именно в Паннонии, в центре которой находится озеро Балатон, является сообщение Прокопия о том, что герулы, побежденные лангобардами и ушедшие на север (вернее — на северо-запад от областей вокруг Сингидуна), «миновали все славянские племена, одно за другим», . Это, по-видимому, значит, что герулы прошли через славянские племена Паннонии, а затем — Полабья.

30: он связал Мурсианское озеро с районом соприкосновения или пограничного взаимопроникновения Скифии и Германии. Если озеро Балатон (предполагаемое нами Мурсианское озеро) не находится на самой расплывчатой границе между Скифией и Германией (а подобные линии границ едва ли могли быть четки в представлении человека, смотревшего издали в условиях географических познаний VI века), то уж озеро или болото близ дельты Дуная никак не могло быть рассматриваемо как распо­ложенное в местах, прилегающих к Германии.

40 См. выше, стр. 6—10.

41 Этот Новиодун близ Савы, соответственно римским надписям, назывался Neviodunum. Ср. CIL, III, l, Pannonia superior, 3919, 3921. He случайно, что во всех рукописях сочинения Иордана сохранен звук «е» — Novietunum.

42 Приск переправился через Дунай около впадения в него Моравы и двигался на запад, пересек три реки, из которых одна — Τιφήσας была Тисса. После этого он пришел в «деревни» (χώμαι), где пил «мед» (μέδος), то есть попал, по-видимому в места поселения славян. Prise , fr. 8, ed. Dindorf, I, p. 300. Ср. слово «страва». отмеченное Иорданом (Get., § 258). Как известно, еще в 40-х годах прошлого сто­летия указывалось, что слово «страва» происходит от готского straujan (Габелені и Лёбе, Якоб Гримм, Мюлленгоф; см. в указателях Моммзена к изданию Getica, MGH. Auct. ant., V, 1, p. 198). Но допустимо предположение, что соприкасаясь в первой половине V в. со славянами, гунны восприняли именно от них это слово, опреде­ляющее редкое, исключительное событие — пир по знатному усопшему. Обычно груп­пируют три славянских слова, связанные с ранним славянством на северном побережье Дуная: мед, страва, плот. Однако третье из них — «плот» — имело другую судьбу, не коснувшуюся гуннов; оно проникло в византийскую военную среду в VI в. и упо­мянуто как особый термин в XI книге «Стратегикона» Псевдо-Маврикия (Upsala, 1664, стр. 277).

43 Bell. Goth., III, 35, § 17-22 .

44 PL, t. 77, col. 1902. У Иордана (Get., § 292) отмечен этот же путь в связи c походом Теодориха «на Гесперию», то есть на Италию: «прямым путем через Сирмий поднялся он в соседящие с Панноней области, откуда вошел в пределы Венетий и остановился лагерем у так называемого Моста Сонция» (на р. Изонцо около Аквилеи).

45 Все эти направления славянских походов на империю выясняются из сообщений, главным образом, Прокопия. Например, Bell. Goth. I, 27, § 1—2; III, 13, § 24, 14, § 11, 29, § 1-3 , 38, § 9, 40, § 1-5 , 7, 38-3 9 и др.; Anecd., 18, 20-21 , Menandri fr. 47, 48 и др. Theophylacti Symocattae Historia I, 7, § 1—2, 5; VI, 4. § 1—5; VII, 2, § 14, 16 и др.

О «Гетике» Иордана и отрывки из текста в статьях:

Источник

Adblock
detector