Меню

Места александра невского чудское озеро

«Надо людям возвращать нашу историю»

Страна готовится к 800-летию Александра Невского, которое будет праздноваться в 2021 году. Ответственные лица соревнуются в концепциях диарам, выставок, памятников — все как обычно накануне знаковых дат. Тем временем в псковской глубинке, на берегу Чудского озера уже несколько лет работает единственный в России Музей истории Ледового побоища. Несмотря на то что добраться до него непросто (в межсезонье дорога становится совсем непроезжей), география посетителей очень широка — от Западной Европы до Японии. Создатель и директор музея Владимир Потресов на нервные вопросы чиновников, как вы намерены отмечать юбилей Александра Невского, пожимает плечами: «Просто будем работать».

Владимир Александрович, как получилось, что вы — не музейщик и не историк — создали единственный музей Ледового побоища?

Владимир Потресов: Все началось в 1959 году, когда Георгий Караев, руководитель экспедиции Академии наук СССР по уточнению места Ледового побоища, пригласил моего отца принять участие в тех исследованиях. Отец взял меня с собой. Вначале я был самым младшим — тринадцать лет. Но через некоторое время уже участвовал в работах на равных. Потом я занимался другими вещами: кибернетикой, журналистикой, литературной работой. Но иногда возвращался к этой теме, рассказывал об экспедиции на лекциях.

В очередной раз меня пригласила учительница школы деревни Самолва. Именно там в течение семи лет находился штаб экспедиции с вертолетной площадкой и водолазной станцией. Я рассказал ребятам об этом. И в ходе беседы родилась идея сделать в школе музейную комнату, представив там материалы, которые у меня скопились (переписка с Караевым, карты, документы). Но случилось иначе. Волостная администрация на свои деньги сделала для нас ремонт помещения в бывшей бильярдной Дома культуры. Так появился Музей истории экспедиции Академии наук СССР по уточнению места Ледового побоища 1242 года. Дополнили мой архив разными экспонатами, например, раздобыли водолазный костюм-«трехболтовку» — точно такой же, какой использовался во время экспедиции Караева. Это был апрель 2012 года, открылись как раз к 770-летию битвы.В некоторой степени я сам музейный экспонат, поскольку являюсь живым участником той экспедиции.

Неужели люди сразу же поехали в ваш музей? Все-таки место не проходное, между делом сюда не заглянешь.

Владимир Потресов: Уже в первый год музей посетили около пятисот человек. Если учесть нашу отдаленность и бездорожье, это очень хорошо.

Но мы столкнулись с неожиданным. Люди приезжали и говорили: «Хороший музей, молодцы. Только зачем? Ведь Ледового побоища не было. Об этом в интернете написано». Я говорю: «Вы знаете, задолго до интернета существовали летописи. А в летописях сказано, что Ледовое побоище было. Кроме того, остались Ливонские хроники, которые описывают эту же битву с противоположной стороны — точно так же, хоть и с другими интонациями». Удивляются: «Да-а-а?!» И тогда мы поняли, что надо людям возвращать нашу историю.

Вы не преувеличиваете? Уж о Ледовом-то побоище все со школы знают.

Владимир Потресов: Я не конспиролог, но уверен, что российская история подвергается целенаправленному разрушению. Есть, например, академик Пивоваров, который пишет примерно так: «Ну что такое Ледовое побоище? Александр Невский поступил как бандит, напав на горстку ливонских пограничников». И все это в журнале тиражом 87 тысяч. То есть он плюнул в лицо иконе — святому благоверному Александру Невскому — в присутствии десятков тысяч свидетелей. Чистой воды оскорбление чувств верующих! Откуда он взял про горстку ливонских пограничников? Ни в одном из источников, где упоминается Ледовое побоище, ничего подобного нет.

В общем, стало очевидно, что нужно создавать музей, который рассказывал бы не только об экспедиции Академии наук, но и о самом Ледовом побоище, а также о том, что ему предшествовало. По большому счету это была первая в истории война русских с немцами 1240-1242 годов. Со стратегическим замыслом и всеми другими признаками войны, завершившаяся победоносной битвой на Чудском озере. Собственно, там было несколько сражений, но они не атрибутированы по датам, а Ледовое побоище — очень точно. Известен даже день недели — суббота.

Построить бревенчатый сруб для музея помог московский меценат — профессор Александр Шмид. Он же финансирует его содержание. Так в 2015 году появился Музей истории Ледового побоища. Частное учреждение культуры.

На первом этаже два зала: истории русско-ливонской войны и истории экспедиции Караева. На втором этаже — кинозал, где мы демонстрируем исторические фильмы, в том числе и для детей Самолвы. Летом их здесь много.

Наша задача — разрушение мифов о Ледовом побоище.

Владимир Потресов: Например, во время побоища никто в Чудском озере не тонул.

Позвольте! Вы сейчас разрушаете традиционные представления о Ледовом побоище. А как же знаменитый фильм «Александр Невский»?

Владимир Потресов: Фильм Сергея Эйзенштейна — великолепное художественное произведение, благодаря которому о Ледовом побоище узнал весь мир. Исторической правды в этой гениальной картине мало. И не надо, художник имеет право на фантазию. Начнем с того, что ни один вменяемый военный руководитель не поведет свое войско туда, где можно провалиться. Смотрите, сражение было 5 апреля. Средняя толщина льда в это время должна была составлять 50-80 сантиметров. Что такое полметра льда? По нему могут идти россыпью легкие танки, не то что рыцари.

Но ведь климат постоянно меняется. Можно ли с уверенностью утверждать, каким он был в 1242 году?

Владимир Потресов: Участники экспедиции Караева занимались изучением этого вопроса. Они доказали, что средние температуры 1242 года примерно соответствовали 1950-м годам. Я тогда учился в школе и помню, что мы пропускали занятия из-за морозов ниже минус двадцати пяти. Зимы были холодные, соответственно, и лед толстый. А жители Самолвы в те годы говорили, что в апреле метрового бура не хватает, чтобы сделать лунку во льду.

Приехало к нам однажды телевидение. Милая девушка говорит: «А вот в Ливонской рифмованной хронике XIII века сказано, что убитые «падали на траву». Выходит, тепло было? На землю падали? Значит, не на льду было сражение?» Потом, правда, выяснилось, что она эту хронику в глаза не видела ни в переводе, ни тем более в источнике. Тоже в интернете прочла.

На этот счет есть объяснение Игоря Клейненберга, авторитетнейшего историка, который сделал первый перевод Ливонской хроники. По его словам, здесь употребляется немецкое идиоматическое выражение. Дословный его перевод — «укусить траву». Это значит «погибнуть на поле брани». Непосредственно к траве отношения не имеет. Как русское «пасть на сыру землю» не означает, что земля в самом деле мокрая.

Казалось бы, в чем проблема? А вот в чем. Сторонники размывания нашей истории ищут любую зацепку. Если падали на траву — значит, не было льда. Не было льда — не было и битвы. Не было Ледового побоища — не было и других великих страниц российской истории.

Наверное, вас часто спрашивают, удалось ли найти на дне Чудского озера материальные доказательства Ледового побоища?

Владимир Потресов: Да, какого-нибудь рыцаря в доспехах. Но на дне ничего подобного найти нельзя. Вот представьте — поле боя, лед, павшие рыцари, обломки оружия… Металл тогда стоил страшно дорого. Да в те времена ценились любые мелочи. Подбирали все, вплоть до небольших обрывков ткани. Что не приглянулось победителям, забрали местные жители. Русских воинов хоронили около храмов, поэтому Александр Невский всех своих павших оттуда вывез. Ливонские же рыцари, если и остались на льду, то голые.

Зато экспедиция обнаружила на дне фундамент церкви XV века. Это имело определяющее значение?

Владимир Потресов: Конечно! Это было одним из важнейших открытий экспедиции.

На глубине около полутора метров аквалангисты обнаружили фундамент церкви и обгоревшие куски дерева. Тогда начинала набирать силу наука дендрохронология. По срезам определили время — XV век. Выяснилось, что церковь фигурирует в летописях. Она была построена русскими в 1458 году на острове, и уже на следующий год немцы ее сожгли. Благодаря этим знаниям участники экспедиции определили границы озера в 1242 году. Они существенно отличались от нынешних.

Таким образом было достаточно четко установлено место Ледового побоища, что и являлось главной целью экспедиции.

Помогают ли власти Псковской области вашему музею?

Владимир Потресов: Не помогают. Но и не мешают. Возможно, испытывают определенную ревность. Странное дело: за все время, прошедшее со времен битвы на Чудском озере, власти почти ничего не сделали, чтобы увековечить это сражение. Есть только монумент под Псковом с очень непростой судьбой. Между тем Ледовое побоище — величайшее историческое событие, прославившее Псковщину. Это бренд.

А мы взяли и сделали. Кто к нам только не приезжает. Были гости из Улан-Батора, Англии, Германии, Латвии, Эстонии. Этой осенью приезжали японцы. Среди них — дама императорских кровей, она оставила в нашей книге отзывов первую запись иероглифами сверху вниз и справа налево. Были гости из всех без исключения регионов России, включая Дальний Восток. Из Пскова — редко. И это обидно, ведь мы совсем рядом.

Недавно меня приглашали на конференцию по поводу грядущего 800-летия Александра Невского. Все отчитываются: те выставку организуют, эти памятный знак поставят. А мы, говорю, будем принимать посетителей. «Это понятно, а что к 800-летию сделаете?» Будем принимать посетителей! Работать будем. Так и живем.

Где конкретно находится место Ледового побоища?

Владимир Потресов: В летописях говорится однозначно: «В Чудском озере, на Узмени, у Воронья камени». Чудское озеро — понятно. Узмень — самое узкое место. А где Вороний камень? Долгое время искали некую огромную каменную глыбу. Но экспедиция выяснила, что уровень озера за 700 с лишним лет в этом месте существенно поднялся. А Вороний камень — это не большая скала, а отдельно стоящий утес. Он состоял из песчаника, который, как известно, обладает свойством размываться. Оказавшись под водой, он просто расплылся за века. Но геологи, работавшие в экспедиции, нашли на дне Чудского озера останец — основание этой глыбы. И смоделировали, как Вороний камень выглядел до того, как подступили грунтовые воды. Он примерно на 15-20 метров возвышался над уровнем озера. Берега там низкие, поэтому ориентир заметный.

Моделирование границ озера показало интересную вещь. Сегодня самое узкое место Чудского озера — между российской деревней Пнево и эстонским поселком Мехикоорма. А в XIII веке оно находилось значительно севернее, так что Вороний камень фактически контролировал проход по озеру.

Место Ледового побоища сейчас находится в акватории Чудского озера, южнее острова Вороний, возле острова Сиговец. Ближайший населенный пункт — деревня Самолва.

Источник

О месте Ледового побоища

О месте Ледового побоища

Опубликовано в журнале «Известия Академии наук СССР. Серия истории и философии», т. 7, 1950, № 1, стр. 88-91. Данного вопроса М.Н. Тихомиров касался и в других работах, посвященных Ледовому побоищу, и специально занялся им в 1958 г.

5 апреля 1242 г. на льду Чудского озера произошла памятная битва, прозванная в наших летописях «Ледовым побоищем». К. Маркс, как известно, считал эту битву поворотным моментом в истории немецкой агрессии на русские земли, после которого псы-рыцари «…были окончательно отброшены от русской границы»[1]. Обстоятельства битвы более или менее установлены, но вопрос о том, где она произошла, до сих пор остается открытым.

Читайте также:  Озера для рыбалки в республике алтай

Обычно местом Ледового побоища считается Вороний остров, находящийся в числе других мелких островов в небольшом заливе на юге Чудского озера. Впервые с доказательствами того, что именно здесь произошла памятная битва, выступил А.И. Бунин[2]. По предположению Бунина, немецкое войско перешло узкий пролив, соединяющий Чудское озеро с Псковским (так называемое Теплое озеро), и у Вороньего острова было встречено русскими войсками во главе с Александром Невским. Однако предположение Бунина в сущности опирается только на летописное указание, что битва произошла у Вороньего камня. Никаких доказательств в пользу того, что Вороний камень наших летописей и Вороний остров могут быть отождествлены, названный автор не привел. Более того, А.И. Бунин игнорировал указания летописи, по которому Ледовое побоище произошло «на узмени у Вороньего камня», а селение Узмень или Исмень (Исменка) находится на западном берегу Чудского озера, примерно в 12—15 км по прямой линии от Вороньего острова, тогда как в летописи определение «узмень» тесно связано с Вороньим камнем. К тому же Вороньих островов в Чудском и Псковском озерах имеется несколько, а не один, как можно сделать вывод из статьи Бунина.

Гипотеза Бунина может считаться общепринятой. Однако высказывались и другие предположения о месте Ледового побоища. Наиболее интересно мнение Ю. Трусмапа[3]. Трусман видит летописное урочище Узмень в селении Исмень на западном берегу Чудского озера поблизости от впадения в него реки Эмайыги (Омовжи нашей летописи, по-немецки Эмбах). Здесь, по словам Трусмана, возвышается огромная скала, на которой часто отдыхают птицы. Эта скала и является Вороньим камнем нашей летописи. Приняв гипотезу Трусмана, мы представим себе ход событий следующим образом. Немецкое войско направлялось от Юрьева по Омовже и далее вдоль берега Чудского озера на юг по направлению к Пскову. Русские полки перегородили ему путь. Битва произошла у западного берега Чудского озера в 7—10 км к югу от впадения в озеро названной реки.

Соображения Ю. Трусмана казались мне очень убедительными, и я присоединился к ним в одной своей работе[4]. Позже моя уверенность поколебалась, и это отразилось в появлении той схемы Ледового побоища, которая дана в военной хрестоматии[5]. Настоящая статья является уточнением моей схемы на основании новых изысканий и личного посещения района Чудского озера.

В ранних редакциях жития Александра Невского мы не встречаем еще никаких точных топографических указаний на то, где произошло Ледовое побоище, упоминается только, что «множество обоих вои покрыша озеро, глаголемое Чудское». Иное находим в летописях. Наиболее древним летописным свидетельством надо считать запись о битве на Чудском озере в Синодальном харатейном списке XIV в. Летописец говорит, что Александр Невский пошел на немцев с новгородцами и низовцами (под последними понимаются суздальцы). Заняв изгоном (внезапным набегом) Псков, Александр «сам поиде на чюдь». Вторгнувшись в землю чуди («и яко быша на земли»), Александр отправил своих воинов «в зажития», как это обычно делалось во время походов во вражеские земли. Один из русских отрядов во главе с Домашем и Кербетом был «в разгоне» и столкнулся с немцами у моста («и усретоша я немци и чюдь у моста»). Русские потерпели поражение, и остаток их вернулся к Александру, «князь же въспятися на озеро» и поставил свои полки «на Чюдьском озере, на Узмени, у Воронея камени», где и произошла битва. Немцы и чудь не выдержали русского удара и побежали, «биша их на 7-ми верст по леду до Суболичьского берега»[6]. Заметка новгородской летописи — самая древняя по происхождению и сделана каким-либо новгородцем, судя по термину «низовци», которым в Новгороде обозначали жителей Владимиро-Суздальской земли. Об этом же говорит и характерная фраза: «узрев же князь Олександр и новгородци», а также отсутствие упоминания о псковичах, которые были только что освобождены от немецких захватчиков.

В записях Синодальной летописи мы и находим основные топографические указания, которые только дополняются позднейшими летописями. Эти указания следующие. Александр с войсками вошел в землю чуди, следовательно, действовал к западу от Пскова и Чудского озера. В земле чуди «у моста» был разбит передовой русский отряд Домаша и Кербета. Получив известие о поражении передового отряда, Александр «въспятися» на озеро. Слово «въспятися» имеет определенный смысл — возвратиться, отступить. Русское войско построилось на Узмени у Вороньего камня, где произошла битва. Итак, у нас три топографических указания: мост; Узмень, или Уземень; Вороний камень. Эти топографические указания дополняются словами о том, что немцев и чудь гнали по льду на протяжении 7 верст до Суболичьского берега.

Приведенные выше топографические указания повторяются и в других летописях без изменений. Замечательнее всего, что псковские летописи не сообщают ничего дополнительного об этой памятной битве и только в числе участников битвы вставляют псковичей («поможе бог князем новгородцким и плесковичем»)[7]. Впрочем, еще одно немаловажное, при всей его краткости, известие читаем в Лаврентьевской летописи: «великыи князь Ярослав посла сына своего Андреа в Новгород Великый, в помочь Олександрови на немци, и победиша я за Плесковым на озере, и полон мног плениша, и възвратися Андрей к отцу своему с честью»[8]. Известие Лаврентьевской летописи интересно тем, что оно сохранило суздальскую версию о битве на Чудском озере. В этой версии ни слова не сказано о новгородцах и только упоминается о главном герое битвы — Александре, вся честь битвы приписана Андрею, об участии которого в битве в свою очередь молчат новгородские летописи. Таким образом перед нами несомненно суздальское известие, причем известие древнее, потому что князь Андрей Ярославич не представлял собой фигуры, которая оставила по себе благодарный след у потомков и современников. В этом известии и находим дополнительное топографическое указание на то, где происходила битва. Она имела место «за Плесковом на озере». Слова «за Плесковом» в устах суздальца могли обозначать только то, что битва произошла к западу от Пскова, так же как обозначение «за Казанью» в устах москвича может только обозначать местность к востоку от Казани. Таким образом, свидетельство Лаврентьевской летописи говорит против теории Бунина, так как предполагаемое им место битвы на Чудском озере никак не может быть обозначено находящимся за Псковом, если смотреть на Псков с востока, из Суздальской земли.

Наши изыскания пока остановились только на установлении трех топографических обозначений, которые могут помочь нам в установлении места Ледового побоища. Обычно исследователи ищут местоположение Вороньего камня. Но как раз найти этот камень труднее всего, потому что под Вороньим камнем надо, видимо, понимать какое-то урочище, память о котором могла уже забыться у местного населения. Вспомним и то, что на левом берегу Чудского озера живут теперь эстонцы, которые называли бы Вороний камень на своем языке. Поэтому мы свои поиски начнем не с Вороньего камня, а с установления таких обозначений как «узмень» и «мост».

Слово «узмень» может считаться названием местности, но в древнерусском языке оно имело специфическое понятие узкого места, пролива или залива[9]. В хронике Георгия Амартола под узменью понимается Суд, то есть Босфорский пролив. «Узменью» вполне могло быть названо узкое место протяжением в 2 км в Теплом озере, соединяющем Псковское озеро с Чудским. Здесь-то, действительно, стоит современное село Измень или Изменка, находящееся на самом берегу Теплого озера (эстонское Мехикорми). Это и есть летописная «узмень», понимать ли под ней узкое место, пролив или селение, получившее свое название от местоположения на берегу пролива.

Что наше предположение имеет под собой достаточно солидное основание, видно из того, что в XVI в. среди псковичей еще существовали предания о месте Ледового побоища. Псковский священник Василий, составивший несколько житии святых, написал и житие Александра Невского. Василин не принадлежал к числу авторов, которые тщательно выбирали свои источники, но он был псковичем и знал устную традицию о битве на Чудском озере, которая названа у него Ледовым побоищем. Поэтому он пишет, что битва произошла «па езере Чюдском, на месте глаголемем Измена, у Воронин камени»[10]. Следовательно, уже в XVI в. селение Узмень называлось Изменой, Изменью или Изменкой, как и теперь, может быть, под влиянием соседнего эстонского населения.

Если местоположение «узмени» или Узмени устанавливается довольно точно, то определение местоположения «моста», у которого были разбиты Домаш и Кербет, значительно труднее. Не случайно и Бунин и Трусман одинаково оставляют это топографическое определение без всякого приурочивания. А между тем «мост» или Мост, т. е. урочище с таким названием действительно существует. На большой дороге из города Петсери (Печоры) в Тарту (Юрьев Ливонский) находим местечко, ранее почтовую станцию Мосте (по-эстонски Moösti). В настоящее время здесь находится небольшая низина, по которой протекает ручеек, сбоку видно небольшое озеро. Есть все основания предположить, что это и есть летописный Мост или «мост». Примерно в 20 км к востоку от Мосте находится село Изменки или летописное «узмень».

Если принять наше приурочивание, то станет понятным движение русских войск под начальством Александра Невского. Войско шло по льду Чудского озера на север, к устью Омовжи, которая выводила к Юрьеву (немецкому Дерпту или современному Тарту). Передовые отряды расходились в «зажитье». Один из таких отрядов дошел до «Моста» или моста и был разбит. Прибежавшие к Александру Невскому воины из разбитого отряда сказали, что они встретились с немецким войском. После этого Александр, двигавшийся с войском вслед за передовым отрядом Домаша и Кербета, отступил («въспятяся») на Чудское озеро и остановился на «узмени», в самом узком месте Теплого озера, загородив таким образом путь по льду к Псковскому озеру как наиболее удобную дорогу во время начинающегося весеннего бездорожья (битва произошла 5 апреля).

Значит, место Ледового побоища надо искать не у Вороньего острова у восточного русского берега Чудского озера, а в самом узком месте Теплого озера, «на узмени».

К сказанному можно добавить некоторые сведения о Чудском озере, которые еще раз подвергнут сомнению гипотезу Бунина. Вот что читаем о замерзании Чудского, Псковского и Теплого озер: «Замерзание озера при сильных морозах бывает в половине ноября, а при слабых в декабре; переезд по льду зимою возможен только в Псковском и Теплом озерах, в Большом же прокладываются лишь береговые тропы к рыболовным местам. При теплой погоде озеро вскрывается в половине апреля, при холодной же погоде лед держится до самого мая. Вскрытие сопровождается нередко наводнениями, наносящими большой вред береговым селениям, как это случилось в 1844, 45 и 51 годах, когда были залиты сады, огороды, сенокосы и поля, и разрушены жилые и хозяйственные постройки в береговых деревнях»[11].

Категорическое указание на то, что переход через Чудское озеро невозможен, лишний раз подрывает гипотезу Бунина и заставляет обращать внимание на район Теплого и Псковского озер, где только и могла произойти битва.

В подтверждение нашего предположения приведем показание псковского старожила и сотрудника Псковского музея Ивана Николаевича Ларионова. По моей просьбе он дал такую справку, которая здесь приводится целиком: «К вопросу о месте Ледового побоища. 1. У одного эстонца (фамилию не помню) в с. Изменка (Узмень) была собрана довольно солидная коллекция фрагментов вооружения, собранная им на берегах Теплого озера. 2. У селения «Чудская Рудница» близ восточного берега Теплого озера имеется холм, на вершине которого находился валун с изображением Голгофы (XIII-XIV вв.) и каменный крест XV-XVI вв. По сообщению старого рыбака, сюда до революции ежегодно весной приходил крестный ход из Печерского монастыря и духовенство совершало панихиды по убиенным воинам (записан в 1930 г.). 3. У селения Самолва (колхоз «Волна») в 2 километрах к западу находился Вороний остров. До 1921 г. на поверхности воды выделялся большой валун, который рыбаки называли «Вороньим камнем». Этот камень был взорван рыбаками для свободного судоходства. В нескольких километрах к югу от Чудской Рудницы на берегу Теплого озера имеется большой валун, который рыбаки называют «Вороньим камнем»».

Читайте также:  Вода в озере настолько прозрачна что если

Показания И.Н. Ларионова, как видим, имеют большой интерес. На словах он добавлял, что остатки оружия выбрасывало на берега Теплого озера после бури. Это еще раз ведет нас к Теплому озеру и «узмени», самому узкому месту в Теплом озере. Селение «Чудская Рудница» находится на правом берегу озера, в 3-4 км севернее «узмени». Не является ли Вороний камень, находящийся у Чудской Рудницы, летописным «Вороньим камнем», у которого произошла памятная битва 1242 года? Добавим здесь же, что глубина в проливе Теплого озера простирается местами до 85 и даже до 90 футов и в нем замечается постоянное течение воды с юга к северу. Отмечается также, что у самых берегов воды мало; нужно удалиться, по крайней мере, на 75-100 или даже 300 сажен, чтобы дойти до глубины 4-5 футов[12]. В местах, где проходит такое течение, лед тоньше, чем на остальной поверхности Теплого озера, и этим может быть объяснен финал битвы, когда незадачливые немецкие завоеватели стали проваливаться сквозь лед.

Все сказанное выше позволяет думать, что место Ледового побоища надо искать в самом узком месте Теплого озера, поблизости от современного села Изменка, где-то в этом районе. Будущим летом я предполагаю произвести дальнейшее изучение топографии Ледового побоища на месте, в частности, и в районе Изменки и Чудской Рудницы, а также «Вороньего камня». Занятия эти не бесплодны, ведь речь идет о мировом событии, о героическом прошлом русского народа, связанном с памятью великого русского полководца Александра Невского, именем его назван боевой орден, которым Советское правительство награждает своих доблестных воинов.

Комментарии

[1] «Архив Маркса и Энгельса», т. V. М., 1938, стр. 344.

[2] А.И. Бунин. О месте битвы русских с немцами. — «Труды X археологического съезда в Риге», т. 1. М., 1899, стр. 214—219.

[3] Ю. Трусман. О месте Ледового побоища в 1242 году // «Журнал министерства народного просвещения», 1884, январь, стр. 44-46.

[4] М.Н. Тихомиров. Борьба русского народа с немецкими интервентами XII—XV вв. М., 1941, стр. 32—33 [см. стр. 335—336 настоящего издания].

[5] Л.Г. Бескровный. Атлас карт и схем по русской военной истории. М., 1946, л. 4.

[6] «Новгородская летопись по Синодальному харатейному списку». СПб., 1888, стр. 259—261.

[7] См. сводный текст псковских летописей. — «Псковская летопись», изданная М. Погодиным. М., 1837, стр. 10.

[8] «Летопись по Лаврентьевскому списку», СПб., 1872, стр. 447.

[9] И.И. Срезневский. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам, т. III. СПб., 1912, стр. 1171.

[10] Н. Серебрянский. Древнерусские княжеские жития. — ЧОИДР, 1915, кн. 3, отд. II, приложение, стр. 130.

[11] П. Семенов. Географическо-статистический словарь Российской империи, т. V. СПб., 1885, стр. 732.

Источник



На дне Чудского озера никогда не найдут рыцарей

Директор музея истории Ледового побоища в деревне Самолва Гдовского района Псковской области Владимир Потресов. Интервью:

— В 1958-1963 годах вы участвовали в экспедиции, целью которой было уточнение места Ледового побоища. Правильно ли я понимаю, что это последняя официальная экспедиция к этому месту?

— Я бы сказал, что это первая и последняя серьезная экспедиция. Ведь слово «экспедиция» подразумевает выезд людей с определенной целью на объект. Мне известны случаи, когда руководство какого-либо института, историки выезжали со своими аспирантами на Чудское озеро. Они это тоже называли экспедицией. И таких было много. Но, на мой взгляд, серьезная, можно сказать, блестяще организованная экспедиция была под руководством военного историка, генерал-майора Георгия Караева в 1958году.

Та комплексная экспедиция выполняла важную общественно-политическую задачу. Ледовое побоище – это завершающее сражение первой в истории русско-ливонской войны, то есть первого системного боестолкновения между русскими и немцами. Это имело большое политическое значение, особенно в 50-е годы прошлого века. В Германии тогда начался расцвет реваншизма. Немцы считали, что не проигрывали Вторую мировую войну, что это была случайность, а Ледового побоища и вовсе не было. Ведь русские историки сами не знают точно его место! Как раз тогда президиум Академии наук СССР принял решение об организации такой экспедиции, а инициатором стал Караев. Впервые этот вопрос обсуждался военно-исторической секцией Ленинградского дома ученых.

Караев с двумя членами секции предпринял самостоятельный выезд, в 1958году развернулась полноценная экспедиция.

Как я в ней оказался? Мне было 13лет, и меня взял с собой отец, которого в 1959-мпригласили к участию в этой экспедиции. Он был специалистом по исследованию старинных водных путей, причем они с коллегами проходили все эти пути на байдарках. Также они занимались поисками и исследованием древних городищ и курганов.

Со следующего года я наравне с другими участниками уже начал работать на раскопках. Три года мы ими занимались, искали курганные группы, опрашивали местное население.

Результатом стало обнаружение обоснованного, принятого научным сообществом места Ледового побоища, зафиксированного в «Трудах экспедиции». Кроме того, о драматических событиях поиска рассказывает книга «Загадка Чудского озера», авторами которой стали Георгий Караев и мой отец, Александр Потресов.

— Что удалось найти в результате экспедиции 1958-1963годов?

— Одним из главных открытий оказалось то, что за прошедшие с момента события века уровень озера существенно изменился. В силу геологических причин. Стало быть, значительно изменились границы озера, а поэтому предыдущие, до экспедиции Караева, исследования сразу пришлось пересматривать. Отследить эти изменения как раз и помог обнаруженный на дне озера в 1958году фундамент церкви. Это было то открытие, которое нынешние ученые пытаются приписать себе.

Исходя из того, что скорость подъема уровня воды в озере постоянна, удалось сделать вывод о том, каков он был на момент сражения.

В результате было обнаружено самое узкое место, так называемая летописная узмень, а затем и второй ориентир – Вороний Камень. Тут такая интрига: многие считают, что Вороний Камень – значительных размеров валун, но таких образований здесь нет. А вспомним: в сказах Бажова есть понятие «гора-камень», или «Урал».

Сразу поясню, что под «камнем» имеется в виду горный массив, утес из красного девонского песчаника, который теряет прочность, едва подступают грунтовые воды. Что со временем и случилось.

Экспедиция Караева обнаружила на дне озера, в пределах узмени, так называемый останец – основание Вороньего Камня. Дальше Караев, владея знаниями приемов средневекового боя, смоделировал, как выстраивались войска во время битвы. Его модель соответствует всем данным летописи.

Например, в ней говорится, что Александр Невский гнал побежденных рыцарей семь верст за сообольческий берег, а это берег, который находится напротив побережья на территории Эстонии. По­-эстонски «сооболец» – мокрая земля, а это как раз территория, напротив которой и расположено место битвы, куда указывал Караев. Как раз там и можно отсчитать семь верст.

Конечно, благодаря комплексной экспедиции были развенчаны многие мифы. Например, в фильме «Александр Невский» показывают, как рыцари тонут. Во время экспедиции Караева специалисты исследовали толщину ледяного покрова. К слову, в нашем музее мы тоже ведем статистику, собираем информацию. Согласно ей, толщина льда на первую декаду апреля составляет 50-80см. По такому льду могут двигаться небольшие танки.

Сегодня мы можем смело говорить, что никто на Чудском озере не тонул. Поскольку впервые фраза «Иных вода потопи» появляется только через 200лет в Софийском списке Новгородской летописи. До этого вообще об этом не было и речи. Спрашивается: если никто не тонул, что искать на дне? Битва была, согласно модели Караева, около восточного берега Чудского озера, где озеро промерзает до дна, потому что там очень мелко. Там в принципе никто не мог провалиться.

— Члены экспедиции, которые изучают место Ледового побоища сегодня, говорят, что в 50-е годы прошлого века не хватало технической базы для полного или более глубокого изучения места битвы. Каково ваше мнение по этому поводу?

— Я не могу ответить на этот вопрос. По той причине, что не видел цели и задачи, которые были поставлены участникам поиска.

Я сторонник старой научной школы, которая предполагает перед началом исследования провести анализ предыдущих и объективно объявить их ничтожными по таким-то и по таким-то обоснованным причинам. И тогда ставить задачу: поскольку старые результаты меня не устраивают, я решил провести новые исследования. Но я всего этого не видел.

Недавно из РГПУ имени Герцена приезжали специалисты. Я пригласил их в музей, они взяли книгу «Труды экспедиции». Они, оказалось, впервые ее увидели и решили взять почитать на ночь. Я понимаю, что они могут проводить свою исследовательскую работу по части географии. Во время разговора стало понятно, что это исследование нужно для создания 3D-модели дна Чудского озера. Но ведь это, на мой взгляд, не основная задача исследования.

-Давайте вспомним про фундамент, который якобы удалось обнаружить в ходе разведывательных работ этим летом… Расскажите, пожалуйста, подробнее про историю этой церкви.

— Эта церковь построена в 1458году на острове Озолица, от которой нынче на карте осталось два островка: Озолец и Станок. Согласно первой новгородской летописи, через год ливонцы ее сожгли, остался только фундамент.

Экспедиция Караева в 1958году обнаружила рядом с остатками фундамента куски обгорелого дерева. Тогда как раз в моду начал входить метод дендрохронологии – датирования деревянных находок. После исследования этих остатков дерева стало известно, что они относятся к XV веку. Собственно, зная это из «Трудов экспедиции», нынешние «первооткрыватели» и объявили возраст фундамента. Сейчас иногда пишут, что в ней Александр Невский молился перед битвой. Выходит, воевали в XIII веке, а князь молился в XV веке? Поразительно.

Источник

Ледовое побоище: великая битва Руси против Запада

5 апреля 1242 года на Чудском озере произошло знаменитое Ледовое побоище. Русские воины под командованием князя Александра Невского разгромили немецких рыцарей, собиравшихся нанести удар по Великому Новгороду. Эта дата долгое время не имела официального признания в качестве государственного праздника. Лишь 13 марта 1995 года был принят Федеральный закон № 32-ФЗ «О днях воинской славы (победных днях) России». Тогда, в канун 50-летия Победы в Великой Отечественной войне, российская власть вновь озаботилась вопросом возрождения патриотизма в стране. В соответствии с этим законом, днем празднования победы над Чудском озере назначили 18 апреля. Официально памятная дата получила название «День победы русских воинов князя Александра Невского над немецкими рыцарями на Чудском озере».

Читайте также:  Обитатели озера воронежской области

Интересно, что в те же 1990-е годы российские политические партии националистического толка, с подачи небезызвестных последователей писателя Эдуарда Лимонова стали отмечать 5 апреля «День русской нации», также посвященный победе на Чудском озере. Разница в датах была обусловлена тем, что «лимоновцы» выбрали для отмечания дату 5 апреля по Юлианскому календарю, а официальная памятная дата считается по Григорианскому календарю. Но самое интересное, что по пролептическому григорианскому календарю, распространяющемуся на период до 1582 года, эту дату следовало бы отмечать 12 апреля. Но в любом случае очень правильным было само решение назначить дату в память о таком масштабном событии в отечественной истории. Тем более, это был один из первых и самых впечатляющих эпизодов столкновения русского мира с Западом. Впоследствии Россия не раз будет воевать с западными странами, но память о воинах Александра Невского, нанесших поражение немецким рыцарям, жива до сих пор.

События, о которых пойдет речь ниже, развернулись на фоне тотального ослабления русских княжеств во время монгольского нашествия. В 1237-1240 гг. на Русь вновь вторглись монгольские орды. Это время было предусмотрительно использовано Папой Римским Григорием IX для очередной экспансии на северо-восток. Тогда Священный Рим готовил, во-первых, крестовый поход против Финляндии, в то время еще населенной преимущественно язычниками, а во-вторых – против Руси, которая рассматривалась понтификом в качестве главного конкурента католиков в Прибалтике.

На роль исполнителя экспансионистских замыслов идеально подходил Тевтонский орден. Времена, о которых пойдет речь, были эпохой орденского расцвета. Это потом, уже во время Ливонской войны Ивана Грозного, орден находился в далеко не лучшем состоянии, а тогда, в XIII веке, молодое военно-религиозное образование представляло собой очень сильного и агрессивного противника, контролировавшего внушительные территории на берегах Балтийского моря. Орден считался главным проводником влияния католической церкви в Северо-Восточной Европе и направлял свои удары против балтийских и славянских народов, проживавших в этих краях. Главной задачей ордена было порабощение и обращение в католичество местных жителей, а если они не желали принимать католическую веру, то «благородные рыцари» безжалостно уничтожали «язычников». Тевтонские рыцари появились в Польше, призванные польским князем на помощь в борьбе с прусскими племенами. Началось завоевание орденом прусских земель, которое происходило довольно активно и стремительно.

Следует отметить, что официальная резиденция Тевтонского ордена во время описываемых событий все еще находилась на Ближнем Востоке – в замке Монфор на территории современного Израиля (историческая земля Верхняя Галилея). В Монфоре размещался великий магистр Тевтонского ордена, архив и орденская казна. Таким образом, высшее руководство управляло орденскими владениями в Прибалтике дистанционно. В 1234 г. Тевтонский орден поглотил остатки Добринского ордена, созданного в 1222 или 1228 годах на территории Пруссии для защиты прусского епископства от набегов прусских племен.

Когда в 1237 году в состав Тевтонского ордена влились остатки Ордена меченосцев (Братство воинов Христа), тевтонцы получили контроль и над владениями меченосцев в Ливонии. На ливонских землях меченосцев возникло Ливонское ландмайстерство Тевтонского ордена. Интересно, что император Священной Римской империи Фридрих II еще в 1224 году объявил земли Пруссии и Ливонии подчиняющимися непосредственно Священному Риму, а не местным властям. Орден стал главным наместником папского престола и выразителем папской воли на прибалтийских землях. При этом продолжался курс на дальнейшую экспансию ордена на территории Восточной Европы и Прибалтики.

Еще в 1238 г. датский король Вальдемар II и великий магистр ордена Герман Балк договорились о разделе земель Эстонии. Великий Новгород был для немецко-датских рыцарей главным препятствием и именно против него был направлен основной удар. В союзе с Тевтонским орденом и Данией выступила Швеция. В июле 1240 года шведские корабли появились на Неве, однако уже 15 июля 1240 г. на берегах Невы князь Александр Ярославич нанес шведским рыцарям сокрушительное поражение. За это его прозвали Александром Невским.

Поражение шведов не сильно поспособствовало отказу их союзников от своих агрессивных планов. Тевтонский орден и Дания собирались продолжить поход против Северо-Восточной Руси с целью насаждения католицизма. Уже в конце августа 1240 года в поход на Русь отправился епископ Герман Дерптский. Он собрал внушительное войско из рыцарей Тевтонского ордена, датских рыцарей из Ревельской крепости и ополчения Дерпта, и вторгся на территорию современной Псковской области.

Сопротивление псковичей не дало должного результата. Рыцари захватили Изборск, а затем осадили Псков. Хотя первая осада Пскова не принесла желаемого результата и рыцари отступили, вскоре они вернулись и смогли взять Псковскую крепость, воспользовавшись помощью бывшего псковского князя Ярослава Владимировича и предателей-бояр во главе с Твердило Иванковичем. Псков был взят, в нем разместился рыцарский гарнизон. Таким образом, Псковская земля стала плацдармом для действий немецких рыцарей против Великого Новгорода.

Сложная ситуация в это время складывалась и в самом Новгороде. Горожане зимой 1240/1241 годов выгнали из Новгорода князя Александра. Лишь когда неприятель подошел к городу очень близко, они послали в Переславль-Залесский гонцов – позвать Александра. В 1241 году князь выступил на Копорье, захватил его штурмом, перебив находившийся там рыцарский гарнизон. Затем, к марту 1242 года, Александр, дождавшись помощи войск князя Андрея из Владимира, выступил на Псков и вскоре взял город, вынудив рыцарей отступить в Дерптское епископство. Затем Александр вторгся в орденские земли, но когда передовые силы потерпели поражение от рыцарей, принял решение отступить назад и подготовиться в районе Чудского озера к основному сражению. Соотношение сил сторон, если верить источникам, составляло примерно 15-17 тысяч воинов со стороны Руси, и 10-12 тысяч ливонских и датских рыцарей, а также ополчение Дерптского епископства.

Русским войском командовал князь Александр Невский, а рыцарями — ландмейстер Тевтонского ордена в Ливонии Андреас фон Фельфен. Уроженец австрийской Штирии, Андреас фон Фельфен до вступления в должность наместника ордена в Ливонии был комтуром (комендантом) Риги. О том, что это был за командир, свидетельствует тот факт, что он решил лично не участвовать в сражении на Чудском озере, а остался на безопасном расстоянии, передав командование более младшим орденским военачальникам. Датскими рыцарями командовали сыновья самого короля Вальдемара II.

Как известно, крестоносцы Тевтонского ордена обычно использовали в качестве боевого порядка так называемую «свинью» или «кабанью голову» — длинную колонну, во главе которой находился клин из рядов наиболее сильных и опытных рыцарей. За клином шли отряды оруженосцев, а в центре колонны – пехота из наемников – выходцев из балтийских племен. По бокам колонны следовала тяжеловооруженная рыцарская конница. Смысл такого построения заключался в том, что рыцари вклинивались в строй противника, раскалывая его на две части, затем разбивали на более мелкие части, а уже потом добивали при участии своей пехоты.

Князь Александр Невский предпринял очень интересный ход – он заранее разместил свои силы на флангах. Кроме того, в засаде разместились конные дружины Александра и Андрея Ярославичей. В центре встало новгородское ополчение, а впереди – цепь лучников. Сзади поставили скованные цепями обозы, которые должны были лишить рыцарей возможности маневрировать и уклоняться от ударов русского воинства. 5 (12) апреля 1242 года русские и рыцари вошли в боевое соприкосновение. Первыми натиск рыцарей приняли лучники, а затем рыцари смогли прорвать русский строй с помощью своего знаменитого клина. Но не тут-то было – тяжеловооруженная рыцарская конница завязла у обоза и тут с флангов на нее двинулись полки правой и левой руки. Затем в бой вошли княжеские дружины, которые и обратили рыцарей в бегство. Лед проломился, не выдержав тяжести рыцарей, и немцы начали тонуть. Воины Александра Невского преследовали рыцарей по льду Чудского озера семь верст. Тевтонский орден и Дания потерпели в битве на Чудском озере полное поражение. Согласно Симеоновской летописи, погибли 800 немцев и чуди «без числа», 50 рыцарей попали в плен. Потери войск Александра Невского неизвестны.

Поражение Тевтонского ордена оказало на его руководство впечатляющее воздействие. Тевтонский орден отказался от всех территориальных претензий к Великому Новгороду и вернул все земли, захваченные не только на Руси, но и в Латгалии. Таким образом, эффект от поражения, нанесенного немецким рыцарям, был колоссальным, в первую очередь – в политическом отношении. Западу Ледовое побоище продемонстрировало, что на Руси прославленных крестоносцев ждет сильный противник, готовый сражаться на свои родные земли до последнего. Уже потом западные историки стремились всячески принизить значение битвы на Чудском озере – то утверждали, что в действительности там встретились гораздо меньшие по численности силы, то характеризовали сражение как отправную точку формирования «мифа об Александре Невском».

Победы Александра Невского над шведами и над тевтонскими и датскими рыцарями имели масштабное значение для дальнейшей русской истории. Кто знает, как сложилась бы история земли Русской, если бы воины Александра тогда не выиграли эти сражения. Ведь главной целью рыцарей было обращение русских земель в католичество и полное подчинение их владычеству ордена, а через него – и Рима. Для Руси, таким образом, битва имела определяющее значение и в плане сохранения национальной и культурной идентичности. Можно сказать, что Русский мир выковывался, в том числе, и в сражении на Чудском озере.

Александр Невский, победивший шведов и тевтонцев, навсегда вошел в русскую историю и как церковный святой, и как блестящий полководец и защитник земли Русской. Понятно, что не меньшим был вклад и бесчисленных ратников новгородских и княжеских дружинников. Их имена история не сохранила, но для нас, живущих спустя 776 лет, Александр Невский – это и есть, в том числе, те русские люди, которые сражались на Чудском озере. Он стал олицетворением русского воинского духа, мощи. Именно при нем Русь показала Западу, что не собирается ему подчиняться, что она – особая земля со своим укладом, со своим народом, с собственным культурным кодом. Потом русским воинам приходилось еще не раз «давать по зубам» Западу. Но отправной точкой были именно сражения, выигранные Александром Невским.

Последователи политического евразийства говорят о том, что Александр Невский предопределил евразийский выбор России. В его княжение у Руси складывались более мирные отношения с монголами, чем с немецкими рыцарями. По крайней мере, монголы не стремились уничтожить идентичность русского народа, навязав ему свои верования. В любом случае, политическая мудрость князя заключалась в том, что в сложные для русской земли времена он смог относительно обезопасить Новгородскую Русь на востоке, выиграв сражения на западе. В этом заключались его военный и дипломатический таланты.

Прошло 776 лет, но сохраняется память о подвиге русских воинов в битве на Чудском озере. В 2000-е годы в России был открыт целый ряд памятников Александру Невскому – в Санкт-Петербурге, Великом Новгороде, Петрозаводске, Курске, Волгограде, Александрове, Калининграде и многих других городах. Вечная память князю и всем русским воинам, отстоявшим свою землю в том сражении.

Источник

Adblock
detector