Меню

Гроза ветер река тень

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Дата: 14.04.2021 в 20:48
Рубрика: Рифмы жизни

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Приветствую вас, дорогие друзья! Сегодня в рубрике «Рифмы жизни« продолжаю разговор о месяцах года в творчестве русских и современных поэтов. Тему назвала так „Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость“. Все двенадцать месяцев воспеты поэтами разных времен. Месяцы года, словно части одного бессмертного произведения, следуют один за другим. Но каждый год эта вечная симфония звучит по-разному.

Апрель – зенит весны. Это самое радостное время. Ежедневные перемены радуют сердце, настраивая его на лирический лад. Поэтому апрельская поэзия во все времена занимала особое место в отечественной литературе. Ведь в душе каждого поэта живет художник.

Апрельский дождь прошёл впервые,
Но ветер облака унёс,
Оставив капли огневые
На голых веточках берёз.

Ещё весною не одета
В наряд из молодой листвы,
Берёзка капельками света
Сверкала с ног до головы. (С. Маршак).

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Поэты старательно расписывают апрельское полотно красивыми словами, которые сродни живым краскам. Неслучайно Валерий Брюсов этот весенний месяц назвал давним гимном, который в едином порыве поет весь мир.

Кто поет, мечта ль, природа ль,
Небо — нежный сон свирели?
Каждый листик вылит в трели,
Свет и тень звенят в апреле,—
Ветр, лишь ты, всех неумелей,
В медь трубы дудишь поодаль.

Давний гимн! Припев всемирный!
В дни, где мамонт высил бивни,
В первом громе, в вешнем ливне,
Выл ли тот же зов призывней?
Жди весны, ей верь, лови в ней
Флейты ропот, голос лирный.

Песнь вливаешь в струны ль, в слово ль,
Все ж в ней отзвук вечной воли.
С ланью лань спозналась в поле,
Змей с змеей сплелись до боли,
Лоб твой влажен вкусом соли,
Всех мелодий — вдоволь, вдоволь! (В. Брюсов).

Второй месяц весны любит преподносить сюрпризы: то он радует солнышком и многоголосьем птиц, а то внезапно обрушивается ветрами и мокрым снегом. Эта апрельская изменчивость заставляет русского поэта Александра Сумарокова задуматься: а весна действительно пришла, или она просто приснилась?

Апреля в первый день обман,
Забава общая в народе,
На выдумки лукавить дан,
Нагая правда в нем не в моде,
И всё обманом заросло
Апреля в первое число.

Одни шлют радостную весть,
Друзей к досаде утешают,
Другие лгут и чем ни есть
Друзей к досаде устрашают.
Лукавство враки принесло
Апреля в первое число.

На что сей только день один
Обмана праздником уставлен?
Без самых малых он причин
Излишне столько препрославлен,
Весь год такое ремесло,
Так целый год сие число. (А. Сумароков).

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Но особое настроение, которое посещает нас только весной, подсказывает правильный ответ – мир меняется. И эти перемены происходят только весной утверждает русская советская поэтесса и писательница Наталья Крандиевская в своем стихотворении „Апрель“.

Опять, забыв о белых стужах,
Под клики первых журавлей,
Апрель проснулся в светлых лужах,
На лоне тающих полей.

Кудрявый мальчик — смел и розов.
Ему в раскрытую ладонь
Сон, под корою злых морозов,
Влил обжигающий огонь.

И, встав от сна и пламенея,
Он побежал туда, в поля,
Где, вся дымясь и тихо млея,
Так заждалась его земля. ( Н. Крандиевская).

Небольшое стихотворение Ивана Бунина „После половодья“ передает живописные и точно найденные приметы именно апрельской поры, когда воздух днем согрет, а ночью еще холодно и туман покрывает землю, а утром „точно млеет“.

Прошли дожди, апрель теплеет.
Всю ночь — туман, а поутру
Весенний воздух точно млеет
И мягкой дымкою синеет
В далеких просеках в бору.

И тихо дремлет бор зеленый.
И в серебре лесных озер —
Еще стройней его колонны,
Еще свежее сосен кроны
И нежных лиственниц узор! (И. Бунин).

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Внимательный взгляд автора стихотворения „Весна“ русского поэта Андрея Белого подмечает все, даже самые малейшие признаки возрождения природы – распускающиеся почки или набухающие бутоны: «Зацветут скоро ландыши, кашки». Облака он сравнивает с маленькими барашками, что тоже указывает на его благодушное настроение.

Всё подсохло. И почки уж есть.
Зацветут скоро ландыши, кашки.
Вот плывут облачка, как барашки.
Громче, громче весенняя весть.

Я встревожен назойливым писком:
Подоткнувшись, ворчливая Фекла,
Нависая над улицей с риском,
Протирает оконные стекла.

Тут известку счищают ножом…
Тут стаканчики с ядом… А тут вата…
Грудь апрельским восторгом объята.
Ветер пылью крутит за окном.

Окна настежь — и крик, разговоры,
И цветочный качается стебель,
И выходят на двор полотеры
Босиком выколачивать мебель.

Выполз кот и сидит у корытца,
Умывается бархатной лапкой.
Вот мальчишка в рубашке из ситца,
Пробежав, запустил в него бабкой.

В небе свет предвечерних огней.
Чувства снова, как прежде, огнисты.
Небеса всё синей и синей,
Облачка, как барашки, волнисты.

В синих далях блуждает мой взор.
Все земные стремленья так жалки…
Мужичонка в опорках на двор
С громом ввозит тяжелые балки. (А. Белый).

Апрельские метаморфозы

Русский поэт Игорь Северянин весьма вдохновенно описывает в своем стихотворении «Весенний день» состояние души и называет его «благословенный день». Сравнивает влюбленность с юностью. Он как бы говорит, что влюбленность способна исцелить душу и сделать человека счастливым.

Весенний день горяч и золот, —
Весь город солнцем ослеплен!
Я снова — я: я снова молод!
Я снова весел и влюблен!

Душа поет и рвется в поле,
Я всех чужих зову на «ты».
Какой простор! Какая воля!
Какие песни и цветы!

Скорей бы — в бричке по ухабам!
Скорей бы — в юные луга!
Смотреть в лицо румяным бабам,
Как друга, целовать врага!

Шумите, вешние дубравы!
Расти, трава! Цвети, сирень!
Виновных нет: все люди правы
В такой благословенный день! (И. Северянин).

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Даже поистинне пролетарский поэт Сергей Обрадович в стихотворении «Апрель» не жалеет эпитетов для описания этого месяца, называя его синеглазым, кудрерусым Апрелем.

Сердце в шумном хороводе,
В сердце — песен пышный хмель,
Улицею дымной бродит
В нашем городе Апрель.

Лишь весенним переливом
Прозвучит зарей гудок —
Торопливо, прихотливо
К маю рядит городок.

У крыльца цветы раскинул,
Птицей в вышине звеня;
Взвил шутя худому тыну
Молодые зеленя…

Лишь зарею тихоструйной
Улыбнется поутру —
Все на помощь: ветер буйный
Чешет косы дымных труб.

Целый день с метлой лучистой
Солнце — сторож у ворот —
Над струею серебристой
За работою поет.

По карнизу нижет бусы
Голосистая Капель…
Синеглазый, кудрерусый,
Бродит городом Апрель. (С. Обрадович).

Русский поэт Иннокентий Анненский вносит нотки грусти, печали и тоски в светлый и радостный апрельский день. Ему весной действительно жаль умирающей зимы. Он – поэт «томительных» граней, сменяющих друг друга состояний: природы, человеческих чувств, ощущений, мыслей.

В желтый сумрак мертвого апреля,
Попрощавшись с звездною пустыней,
Уплывала Вербная неделя
На последней, на погиблой снежной льдине;

Уплывала в дымаx благовонныx,
В замираньи звонов поxоронныx,
От икон с глубокими глазами
И от Лазарей, забытыx в черной яме.

Стал высоко белый месяц на ущербе,
И за всеx, чья жизнь невозвратима,
Плыли жаркие слезы по вербе
На румяные щеки xерувима. (И. Анненский).

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Апрельские метаморфозы будоражат воображение. Так и хочется, не отрывая взгляда наблюдать, как пышные облака плывут по небу, стремясь попасть в солнечные объятья. Хочется любоваться грациозными березками, ветви которых Осип Мандельштам в свое время видел на бледно-голубой эмали неба. Апрель задел живые струны в душе поэта, и он описал этот торжественный месяц в несвойственной для него манере.

На бледно-голубой эмали,
Какая мыслима в апреле,
Березы ветви поднимали
И незаметно вечерели.

Узор отточенный и мелкий,
Застыла тоненькая сетка,
Как на фарфоровой тарелке
Рисунок, вычерченный метко.

Когда его художник милый
Выводит на стеклянной тверди,
В сознании минутной силы,
В забвении печальной смерти. (О. Мандельштам).

Описанию весны многие другие классические поэты посвятили свое творчество. Их произведения мастерски передают краски неповторимых апрельских восходов и пробуждающейся природы. Читая их, хочется полной грудью вдыхать дурманящий весенний воздух, и улыбаться прохожим. Русский поэт Серебряного века Александр Тиняков так описывает свой апрель:

Лилейно-лёгкими перстами
Лелеет грудь Земли Апрель,
Любовно-лирными словами
Вливает в жилы сладкий хмель
И сладострастными руками
Влечёт на брачную постель.

Свирель в полях запела нежно;
Любовью глубь сердец полна;
Одежда яблонь белоснежна;
Волна в реке бежит вольна,
И к травам льнёт она мятежно,
В лазурь и в землю влюблена.

В тиши лесной и густосмольной,
Танцуя с лёгким мотыльком,
Царь эльфов — радостный и вольный,
Коснулся ландыша крылом,
И — звон пролился колокольный
В весёлом сумраке лесном! (А.Тиняков).

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Связан месяц апрель с важными христианскими праздниками. Так, известная поэтесса Марина Цветаева посвятила свой апрельский портрет главному событию для каждого православного человека – Пасхе. Колокольный звон и крашеные яйца на блюдечке символизируют этот праздник, согревающий душу.

Звон колокольный и яйца на блюде
Радостью душу согрели.
Что лучезарней, скажите мне, люди,
Пасхи в апреле?

Травку ласкают лучи, догорая,
С улицы фраз отголоски…
Тихо брожу от крыльца до сарая,
Меряю доски.

В небе, как зарево, внешняя зорька,
Волны пасхального звона…
Вот у соседей заплакал так горько
Звук граммофона.

Вторят ему бесконечно-уныло
Взвизги гармоники с кухни…
Многое было, ах, многое было…
Прошлое, рухни!

Нет, не помогут и яйца на блюде!
Поздно… Лучи догорели…
Что безнадежней, скажите мне, люди,
Пасхи в апреле? (М. Цветаева).

Для земледельцев наступает самая ответственная пора. Ведь для них главные рифмы жизни звучат сейчас в поле. Чтобы оно заколосилось спелыми хлебами надо приложить немало усилий. Земля любит ласку и заботу.

В лесу апрельская уборка:
Метёлки верба мастерит,
Подснежник первый, как пятёрка,
Чуть-чуть застенчиво стоит.

И облака уже, как груда,
А это значит: скоро жди –
Ударит первый гром, как чудо, –
Откроет летние дожди! (М.Садовский).

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Родная природа никогда не оставляет поэта Александра Твардовского равнодушным: он зорко замечает, «Как после мартовских метелей. » что-то происходит. Стихотворение наполнено радостью, предвкушением весны, тепла, счастья.

Как после мартовских метелей,
Свежи, прозрачны и легки,
В апреле —
Вдруг порозовели
По вербному березняки.

Весенним заморозком чутким
Подсушен и взбодрен лесок.
Еще одни, другие сутки,
И под корой проснется сок.
И зимний пень березовый
Зальется пеной розовой. (А. Твардовский).

Природа жаждет ярких красок

Андрей Дементьев в своем эссе, посвященном второму весеннему месяцу, описывает первый дождь – предвестник майских гроз.

В лес весна нагрянула в апреле
Шумная – от птичьей кутерьмы.
И стоят в весенних платьях ели,
Будто бы и не было зимы.

И ручьи, ожив от ветров вешних,
Песни разнесли по всем концам.
Воробьи покинули скворешни,
Чтобы сдать их нa лето скворцам.

Дождь стучится робкою капелью.
Первый дождь – предвестник майских гроз.
Так тепло, что сосны загорели
И открыты шеи у берёз.

Ожил лес – теплу и солнцу рад он.
Ничего, что выбравшись из тьмы,
В эту пору он ещё залатан
Белыми заплатами зимы. (А. Дементьев).

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Апрельская поэзия отличается легкостью и прозрачностью. Особенно это ощущается в описаниях природы. Лучшие мастера слова этой теме посвящали свои произведения. Наталья Самоний называет апрель ликующим:

Апрель от счастья плачет,
Пророчит май и грозы.
И солнечной капелью
Цветёт в душе мимоза.

Весна! – ликуют птицы,
Им вторит сердце-птаха,
Ведь солнце вновь воскресло,
Апрель – морозам плаха.

Зима, смиренно тая,
Прощенья слёзно просит…
Весна, простив злодейку,
В неё вдохнула просинь.

И стала облаками
Прощённая царица,
Чтоб к декабрю снежинкой
На землю возвратиться.

А нынче – небо плачет
Слезою покаянной…
Весна! – апрель ликует
Красою первозданной. (Н. Самоний).

Настройся на волну любви.

Весна своей теплой рукой касается не только каждого деревца, каждой травинки. Она заставляется чаще биться сердце в надежде на новую любовь. В своем стихотворении Белла Ахмадулина напоминает, что апрель – это время мечтать и влюбляться.

Вот девочки — им хочется любви.
Вот мальчики — им хочется в походы.
В апреле изменения погоды
объединяют всех людей с людьми.

О новый месяц, новый государь,
так ищешь ты к себе расположенья,
так ты бываешь щедр на одолженья,
к амнистиям склоняя календарь.

Да, выручишь ты реки из оков,
приблизишь ты любое отдаленье,
безумному даруешь просветленье
и исцелишь недуги стариков.

Лишь мне твоей пощады не дано.
Нет алчности просить тебя об этом.
Ты спрашиваешь — медлю я с ответом
и свет гашу, и в комнате темно. (Б. Ахмадулина).

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Теме весенней любви уделяли немалое внимание классики, а современные авторы тоже внесли лепту в сокровищницу русской поэзии. Как трогательно описывает преображение природы Давид Самойлов, сравнивает весну с заспанной красавицей. У девы синие, как апрельское небо, глаза и распахнутое навстречу счастью сердце.

Словно красавица, неприбранная, заспанная,
Закинув голову, забросив косы за спину,
Глядит апрель на птичий перелет
Глазами синими, как небо и как лед.

Еще земля огромными глотками
Пьет талый снег у мельничных запруд,
Как ходоки с большими кадыками
Холодный квас перед дорогой пьют.

И вся земля — ходок перед дорогой —
Вдыхает запах далей и полей,
Прощаяся с хозяйкой-недотрогой,
Следящей за полетом журавлей. (Д.Самойлов).

Булат Окуджава тоже напоминает всем, кому немного за двадцать, что апрель подкарауливает каждого, у кого в сердце есть надежда, что прошлая любовь может вспыхнуть с новой силой.

Когда исхоженное станет
студить последним декабрем,
седой архив воспоминаний,
не торопясь, переберем.

И вспыхнут давние надежды,
любви закружится метель.
И нам захочется, как прежде,
подкарауливать апрель,

чтоб по-весеннему одетым,
с двадцатилетием в груди
к девчонке, вынесшей букеты,
не спотыкаясь, подойти.

И, не боясь прослыть нелепым,
к груди девчонку ту прижать
и синих глаз сплошное небо,
да, только небо целовать.

Друзья, а мне до слез обидно,
Какой нас холод обволок?
Мы стали важны и солидны
не к месту, не к добру, не в срок.

И в кабинетах, как в потемках,
сидим, не поднимая глаз,
и та апрельская девчонка
с цветами ждет уже не нас. (Б.Окуджава).

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Весна и женщина — похожи.

А какое прекрасное сравнение в своем стихотворении предложил Александр Тарадов, что весна и женщина — похожи! И это действительно так: «Обеих хочется любить. ».

ВЕСНА и ЖЕНЩИНА — похожи:
Неравновесие — во всём!
То вдруг, позёмкою по коже..
То неожиданным теплом.

А то ласкова, то агрессивна,
С обилием кошачьих форм,
Загадочна и экспрессивна,
То штиль, то неуёмный шторм!

А то расцветает, как подснежник,
То снегом вдруг запорошит,
А то дремлет, как лесной валежник,
То лёгким пёрышком кружит.

То паводком уносит в море,
Доверившись рукам судьбы,
То тает в чувственном просторе.
То встанет льдиной на дыбы.

И всё же, солнце выше, выше.
Теплее ночи, ярче дни,
Капель озвучивает крыши
И оживают даже пни.

Весна и женщина — похожи!
Порыв, ничем не остудить!
Посмотришь, аж мороз по коже.
Обеих
. хочется
. любить! (А.Тарадов).

Эти поэтические наблюдения подтверждает реальная картина происходящих вокруг перемен. Первые признания в чувствах сливаются с шепотом первой робкой листвы. Поэтесса Вера Никольская выбрала из всей палитры «самый-самый нежный — цвет голубой».

Расщедрилась природа, выбрав цвет
Из всей палитры самый-самый нежный –
Цвет голубой, сведя почти на нет
Все прочие с беспечностью небрежной.

Пропитан плотно им насквозь апрель,
Пронизан воздух, талый и шуршащий,
И частой дробью бьющая капель,
И снег ещё живой и настоящий.

А солнце вдруг, откуда ни возьмись,
Заняв собой свободное пространство,
Лишь оттенило голубую высь,
Присвоив ей характер постоянства.

Деревья, обнажённость невзлюбив,
Стоят укором на небесном фоне
В предчувствии совсем другой судьбы,
С мечтой о жизни и богатой кроне.

Апрель – весны доверенный связной.
Он дружен с солнцем. Жаждет небосвода.
Откуда свет зовущий, неземной?
Откуда вкус непрожитой свободы?

Он нас, печальных жителей Земли,
Лелеющих надежду на удачу,
На срок, пускай короткий, окрылит
И путь нам высший где-то обозначит. (В. Никольская).

Совсем скоро разнесутся над миром соловьиные трели, оповещая всех о том, что время настало время любить. Надо только успеть настроиться на эту волну, чтобы лучик надежды заглянул в каждый дом.

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Пора в весенние поля.

Как только погода становится устойчивой, а почва прогреется до нужной температуры, в поле дружно выходит техника. Это особое время, когда равномерный рокот моторов сливается с птичьим гомоном в окрестных лесах. Грачи и аисты осматривают с деловым видом свежевспаханные поля. И создается впечатление, словно им кто-то поручил принять выполненную механизаторами работу.

Когда в окно стучит апрель
Я, бросив город, еду в поле –
Послушать жаворонка трель,
Весной полюбоваться вволю!

Люблю глядеть, как не спеша
В ней просыпается душа!
И солнце – красный стригунок —
Летит, едва земли касаясь,
И радость прыгает, как заяц,
И под собой не чует ног! (Г. Новицкая).

Не отстают от земледельцев дачники. В своем стихотворении «Весенняя уборка» русская поэтесса Зинаида Александрова описывает уборку в саду и сравнивает ее с матерью, моющей ребятишек.

Когда от солнца растеклась
Серебряная горка,
В саду апрельском началась
Весенняя уборка.

И чтобы первая трава
Росла весною лучше,
Шуршит под граблями листва,
Растут сухие кучи.

Была веселая метла
Работе моей рада,
Она с утра плясать пошла
По всем дорожкам сада.

Потом весенний дождь помог,
Умыл сады и крыши, —
Вот так в предпраздничный денек
Мать моет ребятишек.

Дождем апрельским смыта грязь
И ледяная корка.
Как хорошо, что началась
Весенняя уборка. (З. Александрова).

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Детские радости – забавы и шалости

Если взрослые поглощены заботами о хлебе насущном и сердечными делами, ребятишки встречают апрель с восторгом по иным причинам. Теперь можно, наконец, скинуть теплые одежды, а свободное время посвятить веселым играм и забавам. Вот она – Весна долгожданная!

Улетела Ласточка
За тридевять земель.
Возвращайся, Ласточка!
На дворе апрель.

Возвращайся, Ласточка!
Только не одна:
Пусть с тобою, Ласточка,
Прилетит Весна! (Б. Заходер).

Читайте также:  Ниагарский водопад вдоль реки лаврентия

Уже не за горами летние каникулы – самое счастливое время для детворы. И хотя очень трудно под цокот веселой капели решать уравнения и запоминать теоремы, приходится подчиняться главному закону жизни: отдых обеспечить сможет только успешное окончание учебного года. Поэтесса Алла Фонина прямо задает вопрос апрелю и ждет такого же ответа.

— Что несешь с собой, Апрель?
— Солнце, ручейки, капель,
Смех, веснушки, птичий гам
И туманы по утрам.

Прихватил большую ложку –
Есть сугробы понемножку,
Ковырять на речке лед,
Чтоб устроить ледоход.

— Отчего ты так спешишь?
И куда сейчас бежишь?
— Мчусь скорей весну будить
Брата Мая торопить.

Очень ждут меня в лесах,
Рощах, парках и садах.
В городах я тоже нужен —
Для ребят наделать лужи —
Выйдут в сапогах гулять
И кораблики пускать. (А.Фонина).

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Про апрель и весну настоящую.

Как видим, апрельская поэзия касается всех и каждого в отдельности. В ней много солнца, ярких красок и хорошего настроения. Но только поэты и художники способны передать эту насыщенную палитру словами и красками. Поэтесса Ирина Самарина описывает именно такими красками апрель и весну настоящую.

Расплескалась печаль необъятная
По изгибам ранимой души…
И дождинки с небес многократные
Научились на землю спешить…

И нависла слезами весенними
Над Полтавою туча одна,
Что заплакала стихотворением,
О котором забыла весна…

Ветер осени в душу цветочную
Залетел и оставил следы…
Он разбрасывал рифмы неточные,
Злобно рушил куплетов ряды…

И казалось, весна не воротится…
Завывает сомнений метель…
Но вдали за печалью охотится
Бесшабашный игривый апрель…

Он приходит всегда неожиданно
Под овации первых цветов…
Красотою волшебной, невиданной
Он делиться со всеми готов…

И весны рыжеватые волосы
Он украсит цветастой фатой…
А людей чёрно-белые полосы
Он заполнит ожившей весной…

Пусть дождинки по стёклам бежащие
Исчезают как слёзы с лица.
Ведь в апреле весна настоящая
Проникает в людские сердца… (И. Самарина-Лабиринт).

Терентий Травник пишет очень хорошие стихи, продолжает и развивает традиции русской поэзии. Он, как и его любимый поэт Пастернак, стремится к простоте и ясности стиха, что подтверждает его стихотворное произведение «Апреллиада».

Пишу талым снегом,
макая в апрельницу прутик,
И знаю, что это прошенье
стихами к суровой Зиме
Откроет тюремные веки ее
откроет замки и распустит
Листву молодую на лето
гулять по прекрасной земле.

И вижу, как синь отмывается
строчка за строчкой,
И птицы сольфеджно галдят,
чтобы к лету запеть,
И почва пропитана
ромовой талостью сочной,
И ты вместе с нею невольно
пропитан почти что на треть.

Везде только небо,
его по-весеннему много,
Оно даже в лужах
разлито и в них голубит,
И шлепаешь ты
по дорожным не лужам — оконцам,
И солнце в ногах
всей бенгальскою рябью горит.

Я снова в Апреле –
в зените весны как в прицеле. (Т. Травник).

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Я влюбилась в апрель в сотый раз.

Но удивительные краски природы поражают не только наделенных поэтическим талантом людей. Любой неравнодушный человек с упоением, забыв о времени, будет наблюдать, как оживает лес и поля. Уже в сотый раз влюблена Светлана Бурашникова в вечно юный апрель, о чем повествует в стихотворении «Потому, что Апрель».

Вечно юный апрель
Мне в окошко стучится.
Птиц весёлая трель.
И нельзя не влюбиться.

Я влюблюсь в сотый раз
В это поле и ветер,
В синеву чьих-то глаз,
И в чистый воздух рассвета,

В звон хрустальный ручья
И в слезу на берёзе,
В суетливость грача
И в унылую прозу
Еще голых лугов,
Им пока только снится
Сарафан из цветов
И по небу зарницы.

Я влюблюсь снова в жизнь
В то, что может случиться,
Потому, что апрель —
И нельзя не влюбиться. (С. Бурашникова).

Невозможно пройти мимо украшенной первыми цветами лесной полянки. А луг неподалеку от речки еще вчера казался серым и унылым, а сегодня он весело зеленеет под лучами теплого солнышка. Татьяна Лаврова «Апрель — открытие природы»:

Апрель – открытие природы –
Раскрылись первые цветы.
Назло прохладе, непогоде
Орут влюбленные коты.

Цветет красавица – береза,
В сережках черная ольха,
У ивы – плаксы льются слезы,
И пахнет медом из леска.

Бегут ручьи, воды – раздолье.
Она бурлит в лугах, полях.
И оживает на приволье
Весной согретая земля. (Т. Лаврова).

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

«Опять апрель маячит на пороге – людских надежд счастливая пора». С такой любовью и нежностью описывает этот месяц молодая поэтесса Юлия Вихарева.

Стоял апрель. Дожди с земли смывали
Лежалый снег, скопившуюся грязь…
Мы на судьбу свою не уповали —
Такого я не помню отродясь.

Всегда легки к различным переменам,
Особо остро жаждали весны:
Она, вторгаясь внутрь, текла по венам,
Нас наполняя счастьем новизны.

Не раздражали грязь и бездорожье,
И те дожди, что лили без конца,
Казались нам благословеньем божьим,
Что очищало землю и сердца.
.
Опять апрель маячит на пороге —
Людских надежд счастливая пора.
Последний снег. Размытые дороги.
И синь небес. И свежие ветра.

Жизнь, как обычно, не стоит на месте:
Отнимет что-то, что-то даст взамен.
Пусть будет дождь! Ведь он для нас — предвестник
И чистоты, и важных перемен.

Судьба не мёд, но мы — смешные люди:
Я жду чудес. И ты их тоже ждёшь.
Ты скажешь мне: — А, знаешь, счастье будет.
И я отвечу: — Знаю. Будет дождь. (Юлия Вихарева).

А вы были в стране Апреля?

Проклюнулись на деревьях первые почки, а ветер разносит их терпкий весенний аромат над просторами просыпающихся полей. Освободившаяся от ледяных оков река, торопливо убегает вдаль, чтобы сообщить всем миру о новой весне. «А вы были в стране Апреля?» — задает вопрос поэт Давид Кугультинов.

Постойте! Вы были в стране Апреля?
Где птичьи трели? Где звон капели?
Еще не бывали. Несу вам вести!
А лучше со мной поспешите вместе!

Там столько событий — волшебных, разных.
Сегодня Солнце справляет праздник.
Вы видите: весь небосклон — в движенье.
Похоже, Солнышко сына женит.

А может быть, не скажу вам точно,
Светлейшее выдало замуж дочку.
А может, их светлость, забыв про старость,
С возлюбленною наконец обвенчалось.

Да так иль иначе, но в это утро
Оно разукрасило Землю мудро,
Очистило мир от зимы постылой
И души людские в цветы превратило.

Пьянит нас игристым воздухом-пивом,
Само, развеселое, правит пиром.
Друзья, торопитесь в страну Апреля!
Потом не сердитесь, что не успели! (Д. Кугультинов).

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

И пусть апрель не вечен, потому что его однажды обязательно сменит май, он в сердце каждого оставит маленький солнечный лучик. Поэтому мы не прощаемся с ним, а говорим словами поэтессы Елены Буториной: «До свидания, любимый апрель! Ты порадовал солнышком душу!»

До свиданья, Любимый Апрель.
Ты порадовал Солнышком душу!
Мирным Небом без боли потерь.
И надеждой на свет в день грядущий.

Ты окутал всю землю теплом.
Нежным. Ласковым. И благодатным.
Коснулся сердец волшебством..
И украсил сад белым нарядом.

До свиданья, Любимый Апрель.
Через год ты опять повторишься.
И дай Бог, не познать слёз капель,
Боль и горечь тревоги нависшей.

Сбереги то святое в душе,
Что не даст преступить грань безумья.
И пусть простенький «рай в шалаше»
Вновь и вновь нас балует лазурью!

До свиданья, Любимый Апрель.
Из всех месяцев ты – самый мудрый!
Радость можешь ты сделать светлей,
А печаль злую – сиюминутной.

Ты умеешь мечту возродить
И любовью божественной тронуть.
Солнцем зимнюю стынь победить
И надеть на мир счастья корону.

До свиданья, Любимый Апрель.
Приходи каждый год столь же ярко,
Снова делай нам жизнь веселей
И дари велемудрость Веснянки! (Е.Буторина).

Апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость

Напоследок

Современные авторы в своих стихах упоминают, что апрельская поэзия: весенний аромат и изменчивость. Можно бесконечно описывать апрель, подбирая для этого месяца самые красивые эпитеты. И, хотя каждый из нас воспринимает по-своему этот период года, всех живущих на Земле людей объединяет одно – вера в то, что этот удивительный месяц принесет всем счастье.

Изменчив ты, мой друг апрель,
но я люблю тебя, поверь,
за солнца лучик за окном,
и за лето, что придет потом.

За зелень леса и полей,
и что вернулся соловей,
за то, что позади зима,
и что ушла надолго тьма…

И про Гагарина полет
я вспоминаю каждый год…
Тебя люблю я, друг апрель,
ты месяц дивный, мне поверь! (З.Сергеева).

Но не только поэты передают эти чувства наступающей весны в своих произведениях, к ним присоединяются и музыканты. Прекрасные звуки музыки можно услышать в публикации, посвященной приходу весны – «Пришла пора весенняя. .» .

Поэзия апреля отлично ложится на музыку. Приглашаю вас послушать песню Булата Окуджавы «Я дежурный по апрелю» в исполнении Юрия Архипова.

Спасибо вам за внимание, дорогие читатели! Если вам понравилась публикация и хотите больше знать о современной поэзии, то подписывайтесь на обновление статей в рубрике «Рифмы жизни» . Также не забывайте рекомендовать статью своим друзьям в социальных сетях! Приглашаю посмотреть видеофильмы на моем канале You Tube.

Источник

Гроза

Идет гроза, природа в предвкушенье
Застыли даже листья. тишина.
На черном небе дальние сполохи
Мы знаем, что сейчас придет она

Ударит гром под стрелы ярких молний
И я с восторгом окунусь в грозу
Водою смоет пыль переживаний
И со щеки моей нежданную слезу

Люблю грозу и звонких струй веселье
Хмельного ветра яростный порыв
Грозе открою я навстречу свою душу
Прощая всех и обо всем забыв

Уйдет гроза, оставив воздух свежий
И ручейки, вдруг ставшие рекой
И радуга засветится надеждой
Вселяя в сердце радость и покой

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

Источник



LiveInternetLiveInternet

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Михаил Пришвин. Глаза земли (Дневник писателя). Времена года (май-декабрь). Часть седьмая.

Май

Голубое окно

Не очень жаркие, дивные майские дни, зеленеют липы на улице Горького, зеленеют веточки чего-нибудь возле каждой лачуги в переулках, и каждой веточке соответствует где-нибудь подобная вспышка в душе человеческой.

Воздух насыщен теплым паром, и небо закрыто, и только на востоке сквозь двойные-тройные завесы пробилось светлое окно голубое. В нашем доме и вокруг него все, как сказано о шестом дне творения, – что творец все оглядел вокруг себя и сказал:

– Молодец я, все хорошо!

Звучные боровины

Есть в звучных боровиках такая тишина, что слышно «ку-ку», как удары, и когда, слушая это, поднимаешь голову и поглядишь на стену хвойного леса, то на темной стене от каждого «ку-ку» показывается березка в такой прозрачной одежде, что сквозь нее все видно в бору.

Раз «ку-ку» – и березка, второе «ку-ку» – вторая березка, а первая само собой остается. И тогда, считая «ку-ку» с загадом «сколько мне жить?», остановишься со счетом: считать нечего! Тут начинаешь считать волшебные березки, выступающие нежной зеленью из темного бора.

Открытие

Яркий луч попал в темный лес и открыл, что этой ночью паук с молодых верхних листиков от макушки маленькой рябины протянул к молодому дубу сверкающий путь.

Такое солнце, такие лучи пробили даже и густую темную зелень елок, и там в густоте блеснул, как зеркало, мокрый от сока пень срезанной березы.

Кукушка

Иногда попадается в лесу на пути дерево, и на нем, задрав хвост, кукушка произносит свое обыкновенное «ку-ку». Но это не настоящая наша таинственная кукушка.

Та всегда кукует где-то вдали, куда очень хочется самому, но знаешь всегда, что туда не дойти!

Через край

В старой липе с поломанной вершиной дятлы раздолбили дырочки: в верхней поселились скворцы, в средней поползень, а в нижней зарянка. Подрастают в гнездах грачи.

Сжатые пальчики сосновых побегов разжимаются и превращаются в подсвечник с тремя свечками.

Все цветет. Так все роскошно вокруг, и так много всего, что душа моя – глиняный кувшин, не вмещает, и все льется через край из моего кувшина.

Фиалка

День за днем гроза, дождь, жара, блеск, разрастаются травы, появляются цветы, и уже ландыш в лесу и сирень в саду.

В бору, среди «вечной» зелени низеньких кустарников черники нашла себе место бледно-голубая фиалка.

Старая листва

Смотрю на лесную дорожку, любуюсь, как зеленая щетка, травы скрывает старую листву и заключает ее в себе, как удобрение.

И так во мне самом, в моей душе, как в сосуде, радость вином поднимается, и разливается это мое вино по всему человеку, скрывая в себе всякое зло.

За рулем

Дождик вчера метнулся, и вырвалось солнце. За рулем обратил внимание на сосновый бор: по всей опушке расставились сплошным рядом цветущие черемухи.

Мне было так, будто кто-то тронул меня за локоть и прошептал: «Погляди!»

Между черных елок стоит майская невеста – черемуха, вся в белом и ароматная. Этой красавице везде место, и она ничего не жалеет и не бережет для себя.

– Ломайте, ломайте, – говорит она, – где наша не пропадала!

Ландыш

Есть существа, способные так прямо, и верно, и открыто, и сияюще смотреть, что сами становятся похожи на солнце. Сколько есть таких светолюбивых растений с цветком-солнцем посреди.

Но бывают цветы-мечтатели, они солнце, конечно, чувствуют, но никогда не видят, и форма цветов у них, как результат отношений света и тени. Посмотрите на ландыш…

Соловей на калитке

Майские холода продолжаются ночью, но при ветре с утренними лучами начинается такое торжество в природе, что таких дней, пожалуй, никогда не забыть. Один соловей до того разохотился, что сел на калитку и пробовал даже запеть.

Нарочно не спряталось совсем, а остался глазок, – солнце сказало себе: «Подожду, хоть одним глазком на все погляжу, как-то живете вы без меня».

Утром

Утро рождалось опять в тумане и потом разгорелось во всем великолепии. Елки стоят обновленные, сосны поставили свечи.

Что-то тревожно вороны кричат, – не вылетели ли уж – их дураки из гнезд? Сирень цветет, и ландыш в бутонах.

Кругом все спешат, радуются, перебивают друг друга и в споре, разлетаясь, наполняют лес, как в игре в свои соседи: «всеми недовольны».

Одуванчики

Пока еще на лугах всюду желтеют во множестве цветы, но скоро в июне они превратятся в известные превосходные одуванчики, шарообразные сцепления темных семечек на белых крылышках.

Сколько тысяч и даже миллионов детей будут помогать ветру их раздувать, сколько стариков, глядя на них, будут вспоминать свое детство. А мне одуванчик напоминает, что вместе с ним появляются на болотах молодые бекасы, птичка не больше одуванчика с длинным странным носиком: И тут же начинается серьезная натаска собаки по молодым бекасам.

Июнь

Грачи

Молодые сейчас в таком положении, что могли бы вполне летать и сами кормиться, но еще опыта нет. И большие вполне грачи, только носы не белые, а черные, и сидят хорошо укрытые в глубине елки, а родители таскают им весь день пищу. Самое трудное время родителям!

Медуница и можжевельник

Сквозь можжевельник, корявый и неопрятный, проросла роскошная красавица медуница и на свету расцвела. Можно было подумать, что это сам можжевельник расцвел!

Иные прохожие так и думали, очень дивились, говорили: «Бывает же так: такой неопрятный, такой корявый, а в цветах лучше всех в это время. Бывает же так!» «Бывает, бывает!» – отвечали басами шмели на медунице. Сам можжевельник, конечно, молчал.

Безыменные цветы

А то бывает, мельчайшие белые цветочки, чашечкой в пять лепестков, так расположены в соцветье, будто – ювелир готовил гнезда, чтобы в каждое вставить бриллиант.

Но вместо бриллианта в летнее время в каждое гнездышко вставляется росинка, и в солнечных лучах она тоже переливается всеми цветами, как бриллиант.

Перед дождем

В лесу перед самым дождем бывает такая тишина, такое напряжение в ожидании первых капель дождя! Каждый листик, каждая хвоинка показываются как в своем роде единственные. Смотришь и знаешь: нет такого другого листика, нет такой другой хвоинки, и в то же время они, единственные, делают то же, что все.

Заячья капуста, мелкая травка, чтобы лучше показаться, даже на пень взобралась!

Вот и я тоже вхожу к ним, и мне кажется, все они в своем выражении, как люди, лицами своими повернулись ко мне и просят дождя.

Как будто это от меня зависит!

– А ну-ка, старик, – сказал я на пробу дождю, – будет тебе нас томить, начинай!

Или дождик послушался, или, как говорят, все так сошлось: дождик пошел.

Лесная поляна

Брошенная дорога через лесную поляну заросла дымящейся травкой, той самой, на какой мы в детстве гадали: что выйдет, если, сжав пальцы, проведешь по стебельку, – круглый венчик – курочка, или венчик с хвостом – петушок. Теперь эта трава, стебелек к стебельку, собралась на брошенной дороге, отмечая собой на цветущей поляне путь человека, и далеко курилась розовым дымком.

Читайте также:  Олеся алмазные реки аккорды

А лучше всего была лесная гвоздичка, не красная, не малиновая, а прекрасная, с зубчиками, с мелкими, точно поставленными белыми крапинками.

Повилика выползла на песчаную дорожку, белая и розовая, пахнет по-прежнему чем-то далеким из детства, что ни за что не вспомнишь.

Не могу представить себе, как и чем пахнут цветы тому, у кого детства не было.

Живое дерево

У нас молодые грачи облюбовали одно дерево и стали орать. Прилетели старые с червяками, и когда грачиха садилась, ветка от тяжести опускалась, а когда улетала, ветка поднималась, и грачонок качался, как в люльке.

И вся эта ель от множества невидимых птиц шевелила своими ветками, вся, как живая.

Июль

Дождь

Опять утро пришло со свежими кадками дождя. На лугах ночевал туман. Целый день в лесу то плачет сквозь слезы, то смеется. Только к вечеру был толстый грозовой дождь.

Белый гриб

Бывает так, раззаришься на большие белые, и почудится – там где-то далеко стоит великан, как пень. Вот такой огромный блестит в росе, что и не верится. Нет! Скорее напротив, слишком верится, а только боишься обмануться, и страхуешь себя, и говоришь себе:

– Да это же не гриб, это просто пень!

«Милый мой, – говорит лукавый голос, – если ты уверен, что это пень, то зачем же идти тебе в ту сторону?»

– Далеко ли идти, – отвечаешь ему. – Мне все равно туда надо.

Так идешь туда и уже смотришь по сторонам куда-нибудь на сыроежки, стараешься даже и совсем забыть. Но тут, видите ли, бывает с грибами подвох: показался гриб, а отвлекся зачем-нибудь в сторону, глянул оттуда. – и нет ничего! А бывает и так, что совсем пропадет – ищешь, ищешь, ходишь кругом, – топчешь траву, шевелишь кусты, папоротники – нет и нет.

«Смотри, уйдет!» – шепчет лукавый голос.

– А пусть уходит, – отвечаешь лукавому. – Я за грибами, а не за пнями хожу. – И чик! ножом сыроежку розовую по белой ноге.

«Да ну же, – говорит лукавый, – не будь малодушным, решайся и кончай: гляди правде в лицо».

– Вот это так! – отвечаешь лукавому, – давно бы так говорил. – И поднимаешь глаза…

Сколько ищешь в жизни напрасно чего-то, столько ждешь, и является совсем, не то, чего желаешь. Но когда идешь в лес за грибами, то находишь именно то, чего желал, а если найдешь гриб белый, то он всегда бывает лучше того, что себе представлял, и жадными глазами впиваешься в него, стараясь выпить навсегда без него прелесть, и не выпьешь: новый гриб в следующий раз является опять таким, будто его никогда не видал.

Липы цветут

Липы цветут, и пахнет липовым медом. Между липами в луче солнца стоит в воздухе на своих крылышках та знакомая с детства золотистая мушка. Найдешь ее, пройдешь, оглянешься – стоит в воздухе на прежнем месте.

Так этот вопрос и остается без ответа, и мушка забылась. А теперь вот вспомнилась, и ответ пришел в голову такой: всем бескрылым летать хочется, а у кого есть крылья, то, наверное, в праздник, когда липы цветут, хорошо и постоять.

Музыка

Торжественный день вышел из густого тумана полным тишины и блеска орошенных туманом листьев, – летняя полнота природы.

Сегодня лучезарным, утром в темном лесу была великая тишина, я почувствовал ее, углубился в себя и когда из себя выглянул, то увидел, что в сиянии между деревьями вниз падают с веток светлые капли ночного дождя и от капель внизу дрожат крылья папоротников.

Так в тишине углубляешься и видишь все из себя, как в окошко, и совершенно свободно. А когда ветер, то всегда не сам, а кто-то мне нашептывает, наговаривает, трубит, воет. И если бы не знать, что это все ветер, то так бы думал, что не я тут, а кто-то другой пришел.

Но бывает, совсем тихий ветер неслышно играет листьями и ветвями деревьев. Тогда мне кажется, что я глухой и не слышу музыки от прикосновения невидимого существа к листьям. Я смотрю в это время на колебания листьев и веток и догадываюсь о музыке. Больше! – мне представляется тогда, что и мы, как листики: трепещем, и бьемся, и рвемся глухие, без понимания исходящей от нас музыки.

Среди дубов

В лесу много дубов, но каждый дуб окружен березками и осинками.

Любо смотреть, какой независимый и самостоятельный стоит дуб. Только липа не умаляется и стоит рядом с ним женственная, как осина с березой, но независимая, ничем не уступающая дубу.

Дыханье леса

Бывает, тишина приходит в лес просто, и все смолкает, – и сам где-нибудь замрешь на пеньке. А бывает, деревья, кусты, травы, птицы как будто сговорятся друг с другом, скажут: «Будем молчать!» И все делают тишину, и сам глубоко задумаешься и по-новому смотришь на далекое старое.

Не шевельнется ни одна веточка, ни один листик не дрогнет, и только по форме крон знаешь: деревья стоят, как восковые; никто не может сделать из воска все так неправильно, а в общем чтобы выходило из этого лучше правильного.

И вот чувствуешь щекой, будто кто-то из глубины леса дохнул на тебя. Или это так показалось? Нет! Вот тоненький, в вязальную спицу, и длинный, почти до груди человека, увенчанный цветущей метелкой стебелек пырея пошевельнулся, кивнул другому, и другой нагнулся и кивнул третьему. А дальше там папоротник на одном стебельке перешепнулся с другими, и все о том же, что чувствую я своей щекой: в полной тишине наверху лес дышит изнутри, как человек.

Душа прячется

Сплошное серое небо, как осенью, и мелкий дождь с утра моросит. Душа прячется к себе в дом и тихо радуется, что есть где укрыться от непогоды, и в тишине прийти в себя, и обождать, когда захочется выйти наружу и разбежаться во всем на полях и в лесах.

Дождь

Вчера уснули под дождь и сегодня утром опять встретились с ним и вставали под гром. Но эта гроза была не сама по себе, проходящая, а как бы только для того, чтобы небо везде сдвинулось в сплошную серую шинель.

Дождь шпарит и шпарит, а лошади и коровы пасутся и пасутся себе на лугу.

Ласточка

Паводок, почти как весной, все лавы снесены давно, и некоторые береговые кусты корзиночной ивы стали островами. На одном таком островке ласточка усадила своих питомцев, чтобы никто не мешал их кормить. И люди вокруг стояли маленькие и большие.

Маленькие тужили, что никак их не достанешь, а старшие дивились уму ласточки: нашла же место – все видят, а тронуть не могут.

Жар-птица

Целый день перемены: то яркое солнце, то проливной дождь. Под вечер после дождя вырвалось яркое солнце, поднялись комарики мак толочь, а ветерок не унялся совсем, шевелил сосной, и падали яркие капли, частые, крупные, разделяя на части игру комариков.

Так и душа наша: радость жизни кипит где-то в глубине, неуемная, пузыриками, комариками, поднимается, а навстречу радости частые капли чего-то неминучего падают и опрокидывают всякие надежды на счастье, на волю.

Опять блистательное утро, но к вечеру радио обещает дождь. И пусть дождь, но утро мое. Пусть не будет даже и совсем никакого утра больше – это утро мое!

После грозы

Утро, как счастье, пришло.

После грозы и дождя все дорожки в лесу, доступные солнечным лучам, курились.

Даже в темном ельнике лучи, пробиваясь сквозь полог косыми столбами, падали внутрь леса, и там в этих столбах показывалось наряженное, как к Новому году, деревце, сверкающее огнями всех цветов.

Летающие цветы

Над цветущим картофелем всегда летают белые бабочки, как будто некоторые цветы довольно нацвелись, им захотелось полетать, и это теперь не бабочки, а тоже цветки летают над цветами картофеля.

Август

Чернобыл

Прошел Ильин день, и уже рожь кое-где в копнах, а погода все та же сумрачная с короткими дождями. Чернобыл-трава стоит уже черная, и когда искоса нечаянно увидишь – будто человек стоит и смотрит на тебя со стороны.

Схема дня

Туман сел. Из тумана зелень мокрая, сверкающая. Как туман засел в лесу и лучи его находили. Как туман лег на луга (сдался: делай что хочешь, лежу).

Описание всей росы в летний день, и конец: на осине две капли слились, одна на месте осохла и улетела.

Конец лета

Ласточки, молодые и старые, табунками кружатся над водой, и смелые из них на мгновение задерживают полет, касаются воды и на ней оставляют кружок. –

Я сел у реки и вошел в тишину..

Пришло время

Всяких цветов листья насыпаны в лесу, и между ними ждешь увидеть грибы. И сколько их всяких покажется, сколько раз ошибешься, каждый раз забывая, что, если настоящий белый гриб встретится, не ошибешься. ….

Пришло время, когда грибам стало тесно, и они появились везде на лесных дорожках.

Выхожу в лес

В такое-то туманное, грибное и охотничье утро выхожу в лес и жду, с чего начнется та параллельная жизнь природы, субъективная моя жизнь поэтическая или философская, – не знаю, как ее вернее назвать.

Я знаю в самой природе какое-то мое личное зернышко, и если я найду его, подгляжу, то и начнется тогда моя внутренняя жизнь в полном соответствии с природой: тогда, на что бы я ни поглядел, все природное встает в моем духе. Ио зерно это мое в природе, мелькнув, начав, само исчезает, и я никогда не в состоянии бываю сказать, с чего же мне все началось, и какое это зерно. И надо усилие, чтобы желанное повторилось.

Знаю, конечно, что надо прежде всего устроить свое внимание. И я начинаю.

Вот не эти ли папоротники ярко-желтые в темном лесу, такие характерные для начала осени? Не в них ли, в этом ярком свидетельстве движения жизни, содержится зерно мое? Попробовал, записал. И еще увидел: впервые за лето березки начали обсыпать золотыми монетками растущие под ними темные елочки. Так вот, по-видимому, все начинается с движения в природе, возбуждающего движение мысли.

А это что? Сосна-девочка, ростом мне только по грудь, обняла кругом елочку, как мать охватывает кругом ребенка от холода. Из-за позади дерева-матери торчит еловый пальчик верхней мутовки, да внизу из-под сосны-матери едва виднеются несколько веточек, более бледных, чем ее собственные.

Так начались открытия: начались сигналы движения жизни, пожелтелых папоротников и золотых листиков березы на елях. Эти признаки движения обратили мое внимание, и с этого все началось – с движения.

И я могу сказать сегодня: в начале всего было движение в природе, и оно вызвало в человеке внимание, и, раз вызванное в поисках материала, оно нашло себе маленькую светолюбивую сосну, обнявшую светолюбивую елку.

И так человек, разглядывая деревья, как в зеркале, узнал свою жизнь.

Большая Медведица

Ночью, вероятно, было прохладно, и окна отпотели, а звезды, если через отпотевшие стекла смотреть, – вспухли. И как раз против моего окна расположилась Большая Медведица. Не знаю, чем это объясняется, но Большую Медведицу начинаешь замечать почему-то с осени.

Осеннее

Начали слегка днем – протапливать печи. Сегодня – сквозь запотелые окна утром яркое солнце, и роса сплошная блестит не алмазными каплями, а прямо всем лопухом или всей грядкой свеклы.

На небе с утра барашки белые, кудрявые на голубом поле, и по радио обещают, что этот день пройдет без дождя. Сколько же сухих дней должно пройти, чтобы потребитель природы не ругал бы природу за дождливое лето?

Сентябрь

Последнее тепло

Тихо, и синева повисла между еще зелеными деревьями. Сквозь туман и облака солнце с утра медленно пробивает себе путь.

Ночью было похолодание, и, может быть, на болотах на восходе, на невидимой солнцу северной стороне кочки побелели.

Вечером месяц из-за деревьев пожаром поднимался. Утро солнечное, залитое росой в густых синих тенях.

Земля и небо

То дождик, то солнце обрадует: во дню сто перемен.

Когда все одожденное вспыхнет на солнце, то и маленькая сосна, вся убранная блестящими каплями, стоит как девочка и только не говорит: «Я – тоже большая!»

В таком большом дне с такими частыми переменами бывает какая-то минутка полного спокойствия: кажется, вот все шел, шел на гору и теперь дошел: отдохну минутку и буду спускаться в долину.

Так начинается осень.

Крапива

Лиловый подлесок пожелтел, и под ним уже ковер желтой листвы, и в лесу пахнет пряниками.

Листья земляники кровавого цвета. Крапива стоит выше человеческого роста, почернела, лист измельчал и в дырочках, старая-старая… Хотел пожалеть, тронул, а она, такая старая, кусается по-прежнему, как молодая!

Опенки

За елками, если глянуть в глубину их между стволами, выдвинулась золотая стена рая – эта стена озолоченных осенью лип. В большом количестве высыпали опята. И лесник доложил, что, если всмотреться на вырубке, все пни покрыты мелкими опятами: завтра, послезавтра будет их время.

Теплое пасмурное утро, и чуть-чуть моросит. Хорошо грибам! И мне тоже здесь, а не в Москве.

Чудесно охотился, пережидал дождь под елкой. Капельки падали, листья дрожали и некоторые падали.

Дрогнет листик под каплей и удержится, а другой упадет.

С утра мокро, на небе надежды на свет. День вытекает из ночи, как из темного леса река.

Ветер

Ветер, все ветер, он дует и дует осенью, как дул весной и летом, и он даже радуется, когда отрывает с дерева лист и с ним улетает.

Ветер не знает, что эти листья уже мертвые и не могут далеко с ним лететь.

Ветерок

Бывает, стоит трава на горе густо-зеленая, и в тенях междутравье при этом бывает почти что черно. Случается, ветерок пробежит, погладит свежий травостой, и вся обласканная ветром трава заблестит.

Веселая тень

На рассвете сгущался туман, и капли падали на листики березы, и листики с каплями, тяжелея, отрывались и падали на землю.

Когда солнце взошло и туман рассеялся, капли перестали падать и утренний легкий ветер-забавник стал играть осиновыми листиками, а от листиков на сером стволе осины прыгали и скакали их тени.

Время от времени какой-нибудь листик отрывался и улетал, и с ним исчезала его веселая тень.

Колокольчики

Бывает утро, или день, или вечер идет, и ты идешь вслед своей походкой шаг в шаг. Трудно сказать, как надо вести себя, чтобы сошлось. Но только если на таком согласном ходу ты будешь на что-нибудь обращать внимание, то оно становится тебе, как человек, и если – ты о нем что-нибудь напишешь, то оно будет так, будто ты о человеке писал.

Вот сейчас сижу на пне, и я вижу: лист потек и ветер понес, навалило чуть не по колено, и все-таки не могло засыпать листвой высокого голубого колокольчика, и он остался голубым цвести в конце сентября над желтой листвой.

Солнечный луч в темном лесу встретил его, ажурного на длинной соломине, и он, не сгорая, светил.

Тишина была, и звенели где-то невидимые жуки, а казалось, будто это солнечные лучи, влетая в темный лес, в тишине так звенят.

Первый мороз

Мороз ночью, наверно, был. Утром после мороза солнце ожгло огуречные листья, они свернулись, почернели, и многие скрываемые ими зеленые огурчики открылись.

Опять звездная ночь, но утром мороза не было, а когда разогрело солнце, то лето вернулось, и только остались на памяти от мороза на огородике черные листья огурцов, похожие на крылья летучих мышей.

Перелет

Ветер несет, аромат тлеющих листьев, но душа отчего-то при этом ветре бодреет, как будто там везде в природе готовится удобрение на будущее лето, а в своей душе поднимается озимь.

Желтые листья березы, как перелетные птички, расселись отдохнуть на аллее, и так на всех елках листья. Но тоже и птички иногда настоящие садятся: им теперь перелет.

Река

Каждый день хожу по берегу реки, и, чуть небо закроется – какая она холодная, страшная. А когда небо засветится – как она теперь отвечает радости.

Суровые облака – и река им отвечает: лежит холодная, глядит загадочно, как кошка, когда ей ничего от человека не нужно. И ты на нее смотришь и узнаешь не по себе, а со стороны: кошка и кошка глядит!

В поле

В поле что-то лежит. Издали не видно, что именно, а волей-неволей все поглядываешь и поглядываешь в ту сторону и спрашиваешь себя: «Что это лежит?»

И как-то это не просто, бывает «подозрительно» глядишь, а что-то держишь в уме, вроде того, не человек ли это лежит убитый?

Что это? Пусть даже камень, но-раз он лежит, то уже и подозрительно: в поле как-то ничему лежать не положено.

Октябрь

Золотые рощи

День был очень тихий, в больших облаках с просветами солнца. И куда попадал луч – там открывалась чудесная картина с золотыми рощами, и земля в этом свете так вспыхивала бодро, по-своему, что если бы на картину, так никто и не поверил бы художнику.

Цвет и звук

Некоторые сорта винограда дают особое ощущение вкусового аромата. Так и то, что берется на глаз, иногда переходит на звук: я видел однажды в октябре морозным солнечным утренником золотую березку и слышал от нее звон золотых колокольчиков.

А весной на тяге свет, и цвет, и звук постоянно заступают места друг друга.

Сила жизни

Все разрушается, все падает, но ничто не умирает, и если даже умрет, тут же переходит в другое. Вот пень, сгнивая, оделся плющом зеленого моха. В пазухе старого пня, плотно одетого зеленым плющом, вырос красавец мухомор.

Среди знакомого леса теряешься, как будто все деревья и кусты скинули свою общую зеленую маску и каждое дерево стало особенным. И когда сам поднял голову, взглянул на них, они тоже на тебя поглядели, каждое по-своему.

Читайте также:  Река селенга образует такую дельту

Последние грибы

Ветер разлетелся, липа вздохнула и как будто выдохнула из себя миллион золотых листиков. Ветер еще разлетелся, рванул со всей силой – и тогда разом слетели все листья, и остались на старой липе, на черных ее ветвях, только редкие золотые монетки.

Так поиграл ветер с липой, подобрался к туче, дунул, и брызнула туча и сразу вся разошлась дождем.

Другую тучу ветер нагнал и погнал, и вот из-под этой тучи вырвались яркие лучи, и мокрые леса и поля засверкали.

Рыжие листья засыпали рыжики, ноя нашел немного и рыжиков, и подосинников, и подберезовиков.

Осенние птицы

Наступило время, когда из мокрых, холодеющих лесов синицы приближаются к домам человеческим.

В кусту шевельнулся лист желтый – от капли он шевельнулся или за кустом птичка?

Вдруг с одного цветка мальвы на другой пониже капнуло, и соединенные капли упали на тяжелый жасминовый лист, и он, желтый, свалился.

Тогда открылось, что за листом была хохлатая головка, и мы по ней узнали синичку: это был королек, и это он тогда первый шевельнул листик жасмина, а капля добила, и листик упал.

Сегодня за день было два случая: два раза большая синица через форточку влетала в наш дом.

Светильники осени

В этом сером осиннике весной, бывало, тянули вальдшнепы, а теперь желтые листья летят.

В темных лесах загорелись светильники, иной лист на темном фоне так ярко горит, что даже больно смотреть.

Липа стоит уже вся черная, но один яркий лист ее остался, висит, как фонарь, на невидимой нити и светит.

Зазимок

Сегодня хватил мороз -8. Солнце открытое на все небо, и душа отвечает вся вполне великому торжеству. А началось это в прошлую ночь: со дня на ночь и всю ночь моросил мельчайший дождь, а к утру пошел снег – первый зазимок, и подмерзшие капли обращались в дождь, а на северной стороне ветерок сдувал снег: на юге шел дождь, на севере снег. Пауки, не ожидая мороза, везде развесили паутину свою на черных мух, а полетели белые и наполнили их тяжело, как гамаки.

В лесу торжественная тишина… Кусты под высокими деревьями – ольха, жимолость, рябина, черемуха – мало ли их! – друг перед другом выставляются, кто больше сохранил на себе золотых монеток.

На горе стоит лес, по-за лесом солнце восходит. И каждое черное дерево укладывает на белую от мороза землю голубую тень.

А в белые просветы между деревьями сюда врываются пучками светлые лучи, и последние золоченые листики лещины горят в них, как и вправду золотые.

На реке еще, даже у самого берега, нет ни стеклышка.

Клен

Елки всей своей густотой закрыли широколиственный клен, и он между ними осенью не блек, а цвел и светил… Когда же время пришло, он, как иной человек перед лицом смерти сложит руки на груди, так он сложил свои листья и стоит голый, но совершенно спокойный: больше взять с него нечего.

Образ мира

Тихо. Между деревьями синим столбом подымается прямой дым. С самого утра комарики мак толкут. Тепло, светло и так прекрасно, спокойно и умно, как не бывает весной.

А воробьи, живущие над окном под наличниками, ведут себя оживленно, по весеннему, и у одного в носу был даже пух для гнезда. Нашли же они себе место: и им хорошо, и нам не мешают!

Да, вот именно такое утро сегодня, как будто каждое существо на земле нашло свое место, и никто никому не мешает: вот истинный образ мира во всем мире.

Чувство свободы

Давно заметили, что когда ветерок, проникающий в лес, качает ветви деревьев, то в этом есть особенная глубокая прелесть. Давно ищу средства это изобразить. Может быть, соединить это с листопадом? Буду наблюдать.

Монетки осени так промерзли или подсохли, что слышно, как в трепете друг о друга стучат.

Трепещущие листики бьются друг о друга, стараясь оторваться и улететь. Но когда оторвутся, падают, обращаясь всей массой листвы в удобрение. Так листики, и много людей таких, но настоящий человек в чувстве свободы окрыляется и движется вперед и вперед.

Рябчик

Шел по лесной опушке очень тихо, нога не стучала, не чвякала, и вижу, рябчик ходит по тропе и поклевывает. Я стал удерживать туловище точно в одном положении и очень плавно, равномерно переставлять ноги. Рябчик подпустил меня совсем близко и доставил мне собою удовольствие не меньшее, чем если бы со мной было ружье.

Мало того! Я объяснил себе свою охотничью страсть былым избытком сил и нехваткой воображения. Теперь силенок у меня стало мало, но зато, боже мой! Да разве на рябчиков может быть только охота!

Ноябрь

Без ружья

В лесу опять видел близко бегущего рябчика, и это надо заметить: поздней осенью, когда лист опал и землю подморозило, рябчики очень заметны и подпускают близко. Сегодня тоже белка со мной кокетничала. А еще много видел синиц всех вместе: большие, малые, гренадеры, гаечки.

Как хорошо, что я без ружья! Мне кажется, в конце концов можно добиться в себе этой тишины, и каждая точка в лесу будет началом такой жизни, что не будешь успевать все записывать.

Синица вниз головой выбивала клювом что-то себе из балясника веранды, два воробья, живущие постоянно за наличником окошка, это заметили, прилетели, прогнали синицу, сами все осмотрели, ничего не нашли и вернулись к окну.

Лесное зеркало

В лесной луже на дороге более холодные частицы воды при остывании поднимались на поверхность, и мороз сколотил из них белую пленку и наузорил на ней какие-то нам неведомые тропические цветы.

Разве поймешь, для чего у мороза цветы? А по себе – если судить, так все понятно: мороз замечтался о далекой тропической стране, и, пока занимался узорами, теплая вода убежала под землю.

Так и осталась от всей лужи тонкая, белая хрусткая пленочка с узорами тропических водорослей.

Замерзает река

Вчера день прошел, как полносолнечный, и вечером встретился с полнолунием. Женщины спускались за водой и повторяли друг другу: «Речка наша замерзнет».

С утра ледяные искорки, вспыхивая, складывались в тонкие льдинки, и потекло, как в ледоход, по реке сало.

Земля и вода больше не верят обещаниям солнца, и даже в самый яркий полносолнечный день в тени и на северных склонах белые пятна снега не проходят и – подумать только! – при скольких-то градусах тепла и в ярких лучах плывут по реке, не переставая, тонкие прозрачные льдинки, образующие потом лед. Идет где-то человек в сапогах, и мерзлая сухая земля бунчит под его сапогами.

А у мостика ледяным салом забились все пролеты, кроме одного на той стороне реки, и туда – в единственный– прет все сало.

Все останавливается

Скот выпустили на зеленя, как у нас всегда делают, если с осени зеленя сильно распустятся: бывает полезно с осени их немного подобрать. Казалось бы, скот должен был броситься на зеленя, а нет! Коровы и телята стоят неподвижно: до того им хорошо стоять и греться в последних солнечных лучах.

А по реке тоже лениво плывет сало в узком проходе между заберегами. Все останавливается перед зимой.

Пороша

Легкий мороз, с утра на вчерашнюю крупу сыплется мелкий, ко всякому рельефу внимательный снег-пороша.

Вечерело, и показалось, будто белый заяц вышел из леса и стал. Но это не заяц был, а что-то неподвижное, хотя чем больше мы глядим, тем очевиднее оно изменяется. Но это все-таки не оно двигалось, а сердце человеческое толкало тело…

Осенние зори

Заря утренняя и заря вечерняя, желтая, как спелая антоновка.

К вечеру желтое небо этих дней сильно зарумянилось, и в связи с этим стало теплеть.

Желто-румяная заря была подчеркнута глухой синей полосой, за которой и скрывалось солнце.

Земля приморожена и слегка припорошена по северным склонам. Пью спокойный чай на темнозорьке.

Солнце выходит золотой птицей с красными крыльями, над ним малиновые барашки.

Лесная колокольня

Ночной снег отяжелил ветви деревьев, а теперь снег медленно расходился по веткам каплями, и они понемногу поднимались. Когда к вечеру стало холоднеть, то мороз прежде, конечно, заморозил все капли, а из-под снега на ветках они все еще выбегали, живая капля на замерзшую, и тут все сами замерзали, удлиняя сосульки. Мороз остановил тающий снег, когда все дерево успело покрыться маленькими звонкими сосульками.

Утром лесная поляна стала наполняться светом, в лучах солнца чудесными подарками засверкали елочки, и ветер-звонарь заиграл на своей лесной колокольне.

Река стала

К вечеру потеплело в воздухе, земля мороженая, на воде что пришло, то и осталось: камень по намерзи пустить – зазвенит, но не пробьет, и больше сало уже не бежит.

Солнце садилось не как вчера в, прозрачные, а в совершенно густые облака. Месяц поднимался красноватый, сердитый, но в воде отражался без своей географии и без всего: без бровей, без носа…

Приметы зимы

День пасмурный, а мороз не боится, и днем держится, и к вечеру еще нарастает. И вот это-то и есть самый верный признак зимы: мороз и тучи создают благоприятные условия нового снегопада, а ведь еще две-три таких пороши, как первая, и конец, все будет завалено и не растает, и все наши охоты с гончими кончатся.

До того похоже на март, что я долго искал каких-нибудь признаков в лесу, чтобы человеку, который очнулся бы после многих лет спанья, определиться в сезоне. И вот, наконец, на просеке, заваленной снегом, я увидел – с одного дерева вниз спустилась паутина, а на конце был шарик. «Не паук ли это замерз?» – подумалось о шарике. Я его разобрал, рассмотрел: это от большого тумана на той неделе собрались капельки и замерзли, а когда пошел снег, то несколько мельчайших шестигранных снежинок облепили застывшую капельку, и та обратилась в шарик.

Так вот и определился ноябрь, а не март: в марте не остается никаких следов паутинок.

Декабрь

Живые капли

Вчера здорово подсыпало снегу. И немного таяло, но большие капли вчерашние замерзли, и сегодня не холодно, но и не тает, и капли висят, как живые, блестят, и небо серое на весу – вот-вот полетит…

Я ошибся: капли на балконе – живые!

Весна теней

Солнцеворот. Композитор Н. поздравил меня с «весной света». Нет сомнения в том, что так это и надолго пойдет от меня: весна света. Сам же я начинаю подумывать о весне теней: только ведь благодаря теням остается жизнь на земле.

Свет и свет! Там не бывает времен года, солнце само по себе горит и горит, а это земля повертывается, и это движение вокруг себя порождает тени, регулирующие свет, чтобы длилась жизнь на земле.

Источник

Гроза ветер река тень

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 272 364
  • КНИГИ 638 462
  • СЕРИИ 24 209
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 600 558

Особая благодарность Тай Сазерленд. Посвящается Сид, потому что она любит кошек, и Ребекке, потому что я уверена, что она полюбит их тоже.

Путеводитель по серии «Коты-воители»

Перевод Вероники Максимовой

Иллюстрации Леонида Насырова

Секреты Племен - pic_2.jpg

Секреты Племен - pic_4.jpg

Секреты Племен - pic_6.jpg

Секреты Племен - pic_8.jpg

Секреты Племен - pic_10.jpg

ПЛЕМЕНА И ИХ ТЕРРИТОРИИ

Легенду появления племен лесных воителей знают все коты от мала до велика. Старейшины рассказывают ее воинам, воины — оруженосцам, а королевы — несмышленым котятам. Легенда эта никогда не повторяется, ведь каждый излагает эту историю по-своему. С ходом времени какая-то ее часть утрачивает свой смысл, зато другая его неожиданно обретает.

Секреты Племен - pic_12.jpg

Настоящее поглощает Прошлое, имена и дела легендарных котов растворяются в теплом полумраке палатки старейшин, а судьба их становится преданием, ибо даже самые древние старики не припомнят, сколько лун минуло с тех пор, как в лесу появились первые коты-воители…

ГРОЗА, ВЕТЕР, РЕКА, ТЕНЬ И ЗВЕЗДЫ:

Много-много лун тому назад дикий лес не был разделен на территории. На его севере лежала необъятная пустошь, на юге шумел непроходимый бор, а там, где кончалась чащоба, из темного ущелья вытекала бурная река.

Однажды в лес пришли коты. Их манили тихий шорох копошившейся в траве мелкой дичи, мелькавшие в воде стремительные тени рыб и шелест птичьих крыльев на ветвях деревьев.

Эти коты не были воителями. Они жили небольшими стаями и не знали племен. Да и границ в ту пору тоже не было. Коты постоянно дрались — страх и голод заставляли их убивать друг друга. Коты опасались, что дичь исчезнет, а их охотничьи угодья захватит враг. Это было время беззакония, кровавой вражды и постоянных войн. Много котов погибло в то лихолетье.

Однажды ночью, когда в высоте небес светила полная луна, коты собрались на лесной поляне, где росли четыре могучих дуба. И снова среди них вспыхнул спор из-за дичи. Блеснули выпущенные когти, грозные вопли сотрясли лес. Началась страшная битва, и земля стала скользкой от пролитой крови.

Секреты Племен - pic_14.jpg

Много котов погибло в ту ночь. Ослабев от ран, выжившие коты уснули прямо на поляне, где сражались. Проснувшись, они увидели, что вся она залита лунным светом. Души их товарищей, убитых в недавней схватке, окружили живых со всех сторон. Шерсть погибших сверкала, подобно упавшим в траву звездам, и не было на их телах ни крови, ни следов ужасных ран…

От страха выжившие сбились в кучу. И когда духи умерших заговорили, оставшимся в живых открылось ужасное будущее, в котором лес обагрится кровью, и смерть будет идти по пятам за каждым из их детей. И поняли тогда они, что надо положить конец войнам.

— Объединитесь, или умрете, — сказали духи погибших.

Первой им ответила крупная черная кошка с длинными мускулистыми лапами. Она стремительно вскочила с земли и заявила:

— Мое имя Тень. Как мы можем объединиться, если у нас нет предводителя! Я умею охотиться и в непроходимой чаще, и в непроглядном мраке. Тень должна править котами!

— Не бывать этому! Ты всех нас заведешь во тьму, — промяукал серебристый кот со сверкающим зеленым взглядом. — Меня зовут Река! Я знаю в лесу все тайные тропы и укромные места. Река, а не Тень должна объединить лес!

— В лесу живут не только Река и Тень, — проворчала поджарая бурая кошка. — Одному ветру под силу заглянуть в самые дальние его уголки. Я умею бегать, как ветер, что гуляет по вольным просторам пустоши. Я должна править лесом!

Самого крупного из выживших в схватке котов звали Гром. Он был ярко-рыжий, с пронзительным янтарным взглядом.

— Да разве хоть кто-нибудь из вас может сравниться со мной в силе и ловкости? Если кто и достоин править лесом, так это я!

Секреты Племен - pic_16.jpg

Не успел Гром произнести эти слова, как тишину под четырьмя могучими дубами разорвал яростный мяв. Невесть откуда налетел ветер, черные тучи скрыли луну, и выжившие затрепетали от страха.

На вершине высокой скалы появилась полосатая кошка из числа тех, кто пал в ночной битве. Весь лес тонул во тьме, и лишь ее шерсть сверкала ослепительным блеском. Глаза кошки метали яростные молнии.

— Вы глупы, как домашние утки! — вскричала она. — Можете вы хоть мгновение не думать о себе? Подумайте о своих детях!

Четыре кота — Тень, Река, Ветер и Гром молча смотрели на нее, не решаясь проронить ни слова.

— В этом лесу достаточно места и дичи для того, чтобы прокормить не только вас, но и множество других котов, — продолжала кошка. — Разыщите себе подобных, определите в лесу свою территорию и установите границы!

Словно в ответ на ее слова луна вынырнула из-за туч, озарив окружившие поляну духи погибших котов.

Из их круга вышел большой белый кот и обратился к живым:

— Если вы согласитесь, мы подарим каждому из вас по восемь дополнительных жизней, чтобы как предводитель он смог править своим племенем очень и очень долго.

Следом заговорила изящная пятнистая кошка. Она выступила вперед и заняла место рядом с белым котом.

Секреты Племен - pic_18.jpg

— Мы будем присматривать за вами с высоты Серебряного пояса, — говорившая подняла глаза к сверкающей цепи звезд, протянувшейся через черное ночное небо. — Приходить к вам в снах и вести во всех странствиях.

Секреты Племен - pic_20.jpg

— Раз в месяц, — продолжал большой белый кот, — в полнолуние, вы будете собираться на этой поляне под четырьмя могучими дубами. В такую ночь в лесу будет действовать Священное перемирие. Мы тоже будем рядом, там, на Серебряном поясе. Поэтому знайте, что если в Ночь перемирия будет пролита хоть одна капля крови, гнев наш будет страшен!

— Да быть вам воителями! — провозгласила стоявшая на скале кошка.

Гром, Река, Тень и Ветер молча склонили головы.

— Отныне все вы будете подчиняться Воинскому закону. Да преисполнятся ваши сердца отваги и благородства, и пусть в час сражения не жадность, а честь и справедливость поведут вас в бой!

На поляне воцарилась долгая тишина. Наконец Гром медленно кивнул крупной рыжей головой:

— Спасибо за мудрый совет. А теперь нам нужно определить свои территории и установить справедливые границы.

И остальные три предводителя один за другим согласились с его словами. Затем они разошлись по домам и объединили вокруг себя котов со схожими способностями и задатками.

Река нашел тех, кому нравилось жить у воды и ловить рыбу. Тень собрала ночных охотников с острыми когтями. Ветер выбрала котов, которые умели быстро бегать и любили жить под открытым небом. Что же касается Грома, то с ним пошли коты, умевшие выслеживать дичь в густых зарослях кустарника.

Источник

Adblock
detector