Меню

Диатомовые водоросли озера байкал

Исследовательская работа: «Водоросли Байкала»

МО МО « Мухоршибирский район »

МОУ « Хошун-Узурская СОШ им.Эрдынеева Ш-Н.Э »

Исследовательская работа:

« Водоросли Байкала »

( Тезисы)

Выполнила: Ванчикова Альбина

ученица 7 класса

Руководитель: Дашинимаева Г.Б

Актуальность исследования: я этим летом отдыхала на Байкале в Энхалуке, и видела изумрудную зелень на поверхности озера. Спросила у тети, что за красота, и была удивлена ответом: оказалось это водоросли. Я всегда думала, что водоросли длинные водные растения, но, оказывается, есть водоросли невидимые простым глазом. Я захотела узнать побольше об этих удивительных древнейших представителях растительного мира.

Цель исследования : изучить многообразие водорослей озера Байкал –

жемчужины нашей Бурятии.

1) Изучить литературу по водорослям озера Байкал.

2) Изучить биологию этих растений

Объект исследования : водоросли озера Байкала

Предмет исследования — воды озера Байкал

Методика исследования основывается на принципах наблюдения, сравнительно-сопоставительного анализа, изучении литературы по теме.

Научная новизна исследовательской работы заключается в личном опыте, определяется целями и задачами, которые поставлены и последовательно решены в работе.

Байкал – неповторимое творение природы. Глубина достигает 1620 метров. Озеро может вместить в свою котловину всю воду балтийского моря, 92 Азовских и 23 Аральских или всю воду 5 великих озёр Америки, вместе взятых, хотя площадь этих озёр превосходит Байкал в раз. И если бы понадобилось осушить озеро Байкал с помощью гигантского насоса, который выкачивал бы воду по 2000 кубометров в секунду, то ему потребовалось бы на это 400 лет. Уникальность озера признана на международном уровне. В 1996 году Байкал включён Юнеско в список участников мирового природного наследия. Люди, живущие на его берегах, бережно относятся к этому чуду природы, а правительства многих стран взяли на себя обязательства сохранить это сотворенное природой чудо для будущих поколений.

Воды Байкала насыщены кислородом вплоть до самых больших глубин. Поэтому органический мир Байкала – разнообразен, отличается глубоким эндемизмом. Самыми распространенными организмами в озере Байкал являются водоросли. В Байкале насчитывается 509 видов и разновидностей водорослей.

Эндемичны, т.е. нигде больше не встречается 6 родов, 133 вида водорослей.

У водорослей нет ни корней, ни листьев, лишь образования, напоминающие эти органы. Клетки водорослей содержит хлорофилл и способны к фотосинтезу.

5. Эндемичными формами являются гимнодиниум (перидиниевые

В Байкале распределение водорослей имеет поясной характер.

I пояс – имеет глубину от 0 – 1,5 метров , ширину 5 – 10 метров, здесь распространены зеленая нитчатая водоросль и улотрикс зоната, много диатомовых водорослей.

II пояс – глубина 1,5 -3 метра, ширина 5 – 40 метров, распространены зеленая водоросль тетраспора цилиндрика

III пояс – глубина 3 – 12 – 15 метров, ширина 10 – 150 метров, доминируют виды эндемического байкальского рода драпарналдиодес

IV — V пояс – глубина больше 15 метров, ширина больше150 метров, растут зеленые водоросли семейства кладофоровые.

Познакомимся с наиболее распространенными водорослями озера Байкал.

Диатомеи – от 10 -30 тысяч видов микроскопических (0,75 – 1500 мкм) одиночные или колониальных водорослей, их нельзя увидеть невооруженным глазом, самые крупные в 10 раз тоньше человеческого волоса. В основном растет в верхнем 25 – метровом освещенном слое, но во время штормов при сильном перемешивании вод Байкала их уносят на большие глубины. Клетки диатомей окружены твёрдым кремневым панцирем, состоящим из двух створок. Стенки панциря имеют поры, через которые происходит обмен с внешней средой.

Многие диатомовые водоросли способны передвигаться по субстрату, видимо, за счёт выделения слизи. Колониальные формы живут в слизистых трубках, образующих бурые кусты до 20 см высотой. При размножении делением каждая дочерняя особь получает по одной половинке панциря, вторая половинка вырастает заново. Из-за того, что старая пластинка обхватывает своими краями вырастающую новую, поколения диатомовых водорослей, раз за разом мельчают. Иногда диатомовые водоросли образуют споры: содержимое клетки при этом покидает оболочку и существенно увеличивается в размерах.

Диатомовые водоросли являются биофильтратор байкальской воды.

Клетки диатомовых водорослей содержат значительное количество жиров

( 3 -15 раз выше), чем клетки других водорослей. Байкальские рачки поедают их в большом количестве

Одноклеточные зеленые водоросли Байкала утилизируют, поглощают биогенные вещества. Размеры этих водорослей очень малы – всего 1,5 – 3 микрометров, они хорошо размножаются, достигают огромной численности 30-40 миллионов, а иногда 50-70 миллионов клеток в одном литре. Одноклеточные зеленые водоросли Байкала являются пищей для многих водных организмов, таких как бокоплав и рыбы.

Ряска трехдольная : плавает на поверхности Байкала, она состоит их трёх связанных между собой листочков. Вместе с другими водорослями ряска может покрыть поверхность воды плотным изумрудным ковром. Осенью ряска превращается в почку, которая тяжелее воды, и погружается на дно водоема на зимовку. Ряска трехдольная очищает байкальскую воду от многих вредных веществ, энергично поглощая углекислоту и обильно выделяя кислород.

Улотрикс : его тело состоит из неразветвленных нитей, которые крепятся к подводным камням, корягам и образуют тину; внутри клеток можно увидеть поясок в виде незаконченного кольца. В летнее время зеленый покров из улотрикса одевает все прибрежные камни, а осенью улотрикс отмирает, и камни вновь обнажаются до теплой поры. В холодный период года проживает водоросль на дне водоема в виде спор. Из всех видов водорослей Байкала улотрикс является самой распространенной в прибрежных зонах озера.

Уруть колосистая : в переводе с латинского означает « бесчисленный листок »

У неё длинный, до полутора – двух метров, стебель с сильно рассеченными перистыми листьями, и потому ещё называют уруть « перистолистником », легко размножается корневищами; неприхотлива к условиям произрастания и может укорениться на самых разных грунтах, от засоленных до торфянистых. Широко распространена под северным мысом губы Фролиха.

Кладофора – зеленая нитчатая водоросль. Клетки кладофоры отличаются от клеток большинства других водорослей множеством ядер, имеют сетчатый хроматофор.

У кладофоры может происходить как бесполое, так и половое размножение споры и гаметы по своему строению похожи на споры и гаметы хламидомонады.

1. Воды Байкала насыщены кислородом вплоть до больших глубин. Поэтому органический мир Байкала – разнообразен, много эндемичных форм растений и животных, в том числе и водорослей.

2. В ходе длительной эволюции Байкала сформировались холодоустойчивые

4. Наиболее многочисленны диатомовые и зеленые водоросли.

5. В Байкале распределение водорослей имеет поясной характер.

1. « Байкал » Атлас. Москва, 1993 г.

2. Электронный учебник по биологии.

3. А.К.Тулохонов, О.А. Екимовская, А.Н.Бешенцев « Я познаю Байкал »

Источник

Загадки байкальской спирогиры

Уже не первый год мировую общественность волнуют сообщения, периодически появляющиеся в печатных и электронных СМИ, о необычном массовом развитии в Байкале загадочной водоросли – спирогиры, «которая губит все на своем пути». И как только не называют, и в чем только не обвиняют несчастную! Действительно, за последние несколько лет во многих районах Байкала выявлено интенсивное зарастание дна спирогирой, а в некоторых – обильные береговые скопления этой водоросли, продукты разложения которых делают прибрежную воду опасной для использования человеком и животными. Раньше водоросли этого рода обитали только в мелководных хорошо прогреваемых бухтах озера и не развивались в таких масштабах. Но ведь не спирогира сама по себе является причиной гибели губок и моллюсков или развития сакситоксин-продуцирующих цианопрокариот и других проблем Байкала (Timoshkin et al., 2016). Все эти явления, как звенья одной цепи, – следствие действия факторов, которые, вероятно, имеют смешанную природу. Статья посвящена основным вопросам, которые ставит перед исследователями необычное развитие байкальской спирогиры

В последние годы во многих районах Байкала происходит интенсивное зарастание дна, а в некоторых – серьезные структурные изменения фитобентоса, в частности замена видов-доминантов, в том числе эндемиков, зелеными нитчатыми водорослями, ранее в таких масштабах в озере не регистрируемых. Кроме того, практически по всему периметру озера на глубинах 0—1 м выявлено увеличение биомассы нативных, т. е. характерных для Байкала видов водорослей (Timoshkin et al., 2016). Как правило, значительную долю в составе макрофитобентоса Байкала теперь составляют представители рода спирогира ( Spirogyra Link).

Ученым приходилось и прежде наблюдать водоросли рода спирогира в Байкале и его окрестностях, но никогда за столетнюю историю изучения фитобентоса озера развитие этих водорослей не имело массового характера и было приурочено только к мелководным, хорошо прогреваемым бухтам (Ижболдина, 2007). На данный момент известно, что значительное развитие этих водорослей часто происходит в местах повышенной концентрации биогенных элементов, обусловленной главным образом сбросом недостаточно очищенных сточных вод (Кравцова и др., 2012, Тимошкин и др., 2014). Результатом такого развития являются гниющие массы водорослей, аккумулирующиеся на берегу в некоторых районах озера (например, г. Северобайкальск) в течение всего периода открытой воды (Тимошкин и др., 2014).

В заливе Лиственничном водорослевые маты спирогиры и улотрикса приводят к существенным нарушениям условий среды для нереста августовской популяции желтокрылки ( Cottocomephorus grewingkii, Dybowski) (Ханаев и др., 2016)

Следует особо отметить, что выбрасываемые на берег водоросли – это нормальное явление в целом. Так завершается вегетационный сезон многих представителей донной флоры озера. Их можно сравнить с фильтром, отработавшим свое, который Байкал регулярно меняет. Например, в последние годы, несмотря на развитие спирогиры, другие нитчатки (нитчатые водоросли) живут и отмирают в положенный им срок. В июне–июле вдоль открытого берега можно видеть скопления улотрикса, а в августе – эндемичных драпарнальдиоидес. Никто их не вытесняет, просто заканчивается пик их вегетации, т. е. роста. На формирование свободноплавающих скоплений талломов макроводорослей в прибрежной части озера в разное время обращали внимание такие исследователи, как В. Ч. Дорогостайский, К. И. Мейер, А. П. Скабичевский.

Однако чрезмерное количество водорослей может быть опасным. А точнее, продукты гниения массивных водорослевых матов, будь то выброшенных на берег или свободноплавающих, могут делать воду непригодной для использования человеком и животными.

Для существования байкальских гидробионтов чрезмерное развитие водорослей, по мнению некоторых исследователей, также может создавать серьезные проблемы.

Еще в первых работах, посвященных донной флоре Байкала, была отмечена ее оригинальность и наличие специфической зональности в распределении видов. В прибрежной зоне озера выделено пять растительных поясов, занимающих глубины от 0 до 60—116 м и характеризующхся определенными видами водорослей (Ижболдина, 2007).

Начиная с 2012 г. стали появляться научные сообщения о локальных структурных изменениях донных фитоценозов Байкала в связи с чрезмерным развитием нитчатых водорослей. В частности, стало известно о замене в летний период в районе залива Лиственничного эндемичных видов драпарнальдиоидес ( Draparnaldioides Meyer et Skabitsch.), доминирующих в третьем растительном поясе, нитчатыми водорослями родов спирогира и улотрикс ( Ulothrix Kütz.), что, по мнению авторов, было связано с повышенной антропогенной нагрузкой, в частности с увеличенным содержанием в воде соединений фосфора, источниками которых могут являться синтетические моющие средства (Кравцова и др., 2012, Kravtsova et al., 2014). Сообщалось также о большом количестве спирогиры, прикрепленной к каменистому субстрату этого залива в составе первого растительного пояса (на глубине 0,3—0,5 м) (Вишняков и др., 2012). Упоминалось об осеннем развитии на урезе воды в этом же заливе и в бухте Большие Коты зеленой водоросли стигеоклониум ( Stigeoclonium tenue (Ag.) Kütz.) при практически полном отсутствии обычного для этой зоны пояса улотрикса. Было показано, что масса спирогиры в период максимального развития в бухте Большие Коты может достигать до 317 г/м 2 (Тимошкин и др., 2014). По состоянию на 2015 г. спирогира зарегистрирована во многих исследованных районах Байкала, преимущественно вдоль западного берега (Тимошкин и др., 2016)

При этом, если «порядочные» улотрикс и драпарнальдиоидес «знают честь» и уходят вовремя, то спирогира упрямо не сдает позиции, поставляя на берег тонны отжившей массы до поздней осени.

Читайте также:  Геншин импакт озеро цинсю печати

Любопытен тот факт, что среди байкальских зеленых водорослей (Chlorophyta), которые являются наиболее разнообразной группой макрофитобентоса озера, лидирующие позиции заняла именно спирогира (которая, однако, согласно современной систематики, относится к отделу Charophyta). В других водоемах, например, в Великих Американских озерах (Эри, Мичиган, Онтарио), увеличение биогенной нагрузки также привело к массовому развитию зеленых нитчаток (Higgins et al., 2008 и др.), однако там, как и во многих других системах, испытывающих подобные проблемы, пришлось иметь дело с кладофорой гломератой ( Cladophora glomerata (L.) Kütz). Кладофора гломерата, одна из самых широко распространенных нитчаток в мире, также является «естественным» представителем донной флоры Байкала, где встречается на каменистом субстрате в августе-сентябре. При этом вдоль основной части побережья и число участков встречаемости (1,5—8 %) вида, и его фитомасса (0,21г/м 2 ) незначительны (Ижболдина, 2007).

Почему спирогира?

Отчего же массовым развитием на биогенное перенасыщение литорали Байкала откликнулась именно загадочная спирогира, а, например, не печально известная кладофора гломерата? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо изучение этих водорослей, в частности, их жизненных циклов и особенностей развития как в естественной среде обитания на основе регулярных сезонных полевых исследований, так и в лабораторных условиях с учетом многих факторов. Так, например, в случае «цветения» прибрежной зоны Великих Американских озер было выявлено, что резкая замена доминантов – улотрикса зонаты ( Ulothrix zonata Kütz.) кладофорой гломератой – и чрезмерное развитие последней происходит, в частности, из-за массового бесполого размножения улотрикса, инициируемого повышением температуры воды в летний период (Graham et al., 1985). Опустошенные после выхода зооспор нити улотрикса отмирают, предоставляя «вакантное» место для других водорослей. Далее «на сцену выходит» кладофора гломерата, для которой действующий температурный режим, наличие свободного каменистого субстрата и поступающее биогенное «питание» с суши являются благоприятными условиями для успешного развития. Интересно то, что улотрикс возвращается, когда осенью температура становится ниже 10° С, теперь уже замещая кладофору. То есть особенности биологии отдельных видов в совокупности с абиотическими факторами в условиях повышенной биогенной нагрузки во многом ответственны за специфическую перестройку прибрежных донных сообществ в Великих Американских озерах.

Застукать спирогиру со спирогирой

Рассуждая о загадочности развития именно спирогиры в Байкале, нельзя не сказать о ней самой, как об одном из наиболее таинственных представителей растительного мира. Считается, что водоросли рода Spirogyra легко узнаваемы благодаря их спирально закрученным хлоропластам. Однако существуют другие, довольно похожие на нее, водоросли (например, рода Sirogonium Kütz. или Sirocladium Randhawa), которые человек без опыта и специальной подготовки может принять за спирогиру. В некоторых случаях ее можно спутать даже с представителями других семейств! Поэтому, видя перед собой зеленый нитчатый моток, нельзя однозначно утверждать, что это спирогира. В некоторых участках Байкала бурно «цветет» только спирогира.

Проблемы идентификации спирогиры связаны еще и с тем, что определение вида проводится по особенностям стадий полового размножения, или конъюгации, когда содержимое клеток одной нити переходит в клетки другой. Без количественных и качественных характеристик этого процесса, без описания сформировавшихся в его результате зигоспор даже примерно нельзя сказать, какой вид находится перед нами на предметном стекле под микроскопом, а значит, и там, откуда был взят образец. При этом такие стадии у спирогиры по разным данным встречаются лишь в 10—18 % образцов, а у байкальской спирогиры, по данным автора – лишь в 9 %.

Анализ последовательностей 18S pДНК, полученных при работе с отдельными вегетативными нитями водорослей из залива Лиственничный, показал, что в массе водорослей присутству­ют, как минимум, три вида спи­рогиры, пока не идентифицированные ( Романова и др., 2013)

С развитием методов молекулярной биологии появилась возможность определять виды живых организмов на основе совпадения нуклеотидных последовательностей молекулярных маркеров неизвестного вида с уже имеющимися в базах данных последовательностями известных видов. На данный момент таксономически признанными являются 516 морфологических видов спирогиры (согласно AlgaeBase по состоянию на апрель 2016 г.), однако лишь для 36 из них известны последовательности каких-либо генетических маркеров и только для 8-ми ядерного гена 18S рДНК (согласно базе данных NCBI по состоянию на апрель 2016 г.).

Главным образом именно из-за трудностей видового определения спирогиры сложно сказать, является ли тот или иной вид данного рода вселенцем, который беспрепятственно распространился по всему Байкалу в последние годы. Спирогира, которая сегодня массово развивается во многих районах Байкала, могла быть там и вчера, но не в таком количестве, а ее фертильные стадии просто не встречались исследователям ранее. Так, недавно по морфологическим признакам была определена Spirogyra fluviatilis Helse, или спирогира речная (Тимошкин, 2014), которая развивается на каменистой литорали в некоторых заливах Байкала. Ранее этот вид в озере не регистрировали, но это не означает, что эта водоросль была занесена недавно. Спирогира речная широко распространена во всем мире и встречается во многих пресноводных водоемах, реках и озерах. В окрестностях Байкала многие исследователи находили стерильные талломы спирогиры (см. Ижболдина, 2007), вполне возможно, относящиеся и к этому виду.

Выяснение видового богатства спирогиры в Байкале является на сегодняшний день одной из самых актуальных задач. Во-первых, данные о биоразнообразии вообще и отдельных групп организмов в частности, используются в методах экологического биомониторинга водных экосистем. А точная видовая идентификация и понимание регионального разнообразия является основой биологического контроля и оценки состояния окружающей среды. При этом, сведения о видовом составе спирогиры в Байкале, которыми мы располагаем сегодня, получены более 80 лет назад, ограничены двумя локальными участками (Мейер, 1930) и буквально единичны для окрестностей озера (Ижболдина, 2007). Во-вторых, Байкал – это кладезь уникального биологического разнообразия. Многие виды нигде, кроме как в Байкале, не встречаются! Не исключено, что и спирогира представлена в Байкале многими видами, идентифицировать которые разными методами – задача ближайшего времени.

Работы, которые посвящены фундаментальным и практическим проблемам байкальской спирогиры, ведутся в настоящее время в Лимнологическом институте СО РАН.

Увы, пока вопросов больше, чем ответов. Но, как известно, правильно поставленная задача – уже половина ее решения.

Вишняков В. С. и др. Таксономический список макроводорослей прибрежной зоны бухты Большие Коты и залива Лиственничный (Южный Байкал) // Изв. Ирк. гос. ун-та. Сер. «Биология. Экология». 2012. Т. 5, № 3. С. 147–159.

Ижболдина Л. А. Атлас и определитель водорослей фитобентоса и перифритона озера Байкал (мейо- и макрофиты) с краткими очерками по их экологии. Новосибирск: Наука-Центр, 2007. С. 248.

Кравцова Л. С. и др. Нарушение вертикальной зональности зеленых водорослей в прибрежной части залива Лиственичный озера Байкал. // Докл. РАН. 2012. Т. 447 № 2. С. 1—3.

Романова и др., Идентификация зеленых нитчатых водорослей из района локального биогенного загрязнения озера Байкал (залив Лиственничный) с помощью молекулярного маркера 18S рДНК // Экологическая генетика. 2013. Т. 11 № 4. С. 23-33. (12597).

Тимошкин O. A. и др. Экологический кризис на Байкале: ученые ставят диагноз. Наука из первых рук. 2014. Т. 5, С. 75–91.

Тимошкин О. А. и др. Массовое развитие зеленых нитчатых водорослей родов Spirogyra Link и Stigeoclonium Ktz (Chlorophyta) в прибрежной зоне Южного Байкала // Гидробиологический журнал. 2014. Т. 10 № 5. С. 15–26.

Ханаев И. В. и др. Влияние массового развития зеленых нитчатых водорослей на воспроизводство желтокрылки Cottocomephorus grewingkii (Dybowski, 1874) (Cottidae) в условиях экологического кризиса озера Байкал // Докл. РАН. 2016. Т. 467. № 1. С. 119–121.

Graham J. M. et al. Light and temperature as factors regulating seasonal growth and distribution of Ulothrix zonata (Ulvophyceae) // J. Phycol. 1985. V. 21. P. 228–234.

Higgins S. N., et al. An ecological review of Cladophora glomerata (Chlorophyta) in the Laurentian Great Lakes. Journal of Phycology. 2008. V. 44. 839—854.

Kravtsova L.S. et al. Nearshore benthic blooms of filamentous green algae in Lake Baikal. // Great Lakes Research. 2014. V. 40. P. 441–448).

Timoshkin, O. A., et al., Rapid ecological change in the coastal zone of Lake Baikal (East Siberia): Is the site of theworld’s greatest freshwater biodiversity in danger? // J. Great Lakes Res. (2016), http://dx.doi.org/10.1016/j.jglr.2016.02.011.

Выражаю искреннюю благодарность научному руководителю д. б. н., проф. О. А. Тимошкину, а также д. б. н. Н. А. Бондаренко за их чуткое напутствие в моем научном поиске

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ «Мой первый грант» № 16-34-00064 «Морфологическое и генетическое разнообразие водорослей рода Spirogyra (Zygnematophyceae, Charophyta) – новых доминирующих представителей флоры озера Байкал»

Источник



Водоросли озера Байкал

Основным источником первичной продукции органического вещества озера Байкал являются водоросли, населяющие как толщу воды (фитопланктон), так и дно (фитобентос). Высшие водные растения – гидрофиты и гидатофиты – в самом Байкале отсутствуют, если не считать крайне редких одиночных, явно угнетенных их представителей.

Всего во флоре Байкала и в связанных с ним водоемах к настоящему времени обнаружено 1085 таксонов водорослей, из которых 852 являются видами и 233 – подвидами, вариететами и формами. В открытом Байкале найдено 677 таксонов, в заливах, сорах, мелких бухтах – значительно меньше, что объясняется недостаточной их изученностью.

Огромное большинство видов водорослей, обнаруженных в Байкале, относится к широко распространенным в пресных водах Евразии. Общее число эндемичных видов и разновидностей довольно велико, достигает почти 200 таксонов, из которых – 6 родов, 133 вида и 62 разновидности и формы. Но это составляет всего лишь около 28% от общего числа таксонов, обнаруженных в открытом озере.

Синезеленые водоросли (Cyanophycees), обитающие в открытом Байкале, почти все относятся к широкораспространенным видам, которые обитают в самых разнообразных условиях – в стоячих и текучих водах, горячих и холодных источниках, вне воды – на стенах разных сооружений, в почве и т. п.

Бентосные синезеленые, которые постоянно встречаются в литоральной области и вместе с эндемичными видами образуют биоценозы. Таковы Nostoc verrucosum Vauch., Tolypothrix distorta (El. Dan.) Kuttz., Chamaesiphon, Phormidium sp. и др. Некоторые из них, по-видимому, прочно обосновались в литорали Байкала. Из синезеленых, обитающих в планктоне открытого озера, нужно особо отметить Synechocystis limnetica Popovsk. – чрезвычайно мелкий организм, ин­тенсивно размножающийся в пелагической части озера.

Золотистые водоросли (Chrysophycees) – немногочисленная в Байкале группа, насчитывающая 29 таксонов, из которых 13 отмечены для открытого озера. Эндемиков – 4 вида, остальные относятся к широкораспространенным в планктоне пресных вод. Для золотистых в целом характерна приуроченность к холодным водам и временам года, поэтому поселение их в Байкале вполне естественно. Некоторые виды Dinobryon принадлежат к основным компонентам фитопланктона открытого озера. К планктону же относятся два эндемика – Epichrysis melosirae С. Meyer (Chrysosphaera melosirae (C. Meyer) Bourr., который является типичным эпипланктонным организмом, т. е. живет в планктоне, прикрепляясь к планктонным видам Melosira, и второй вид – Chrysospherella baikalensis Popovsk. Два других эндемика из золотистых являются бентосными организмами: Tetrasporopsis reticulata С. Meyer, Chrysothaltus baikalensis С. Meyer.

Пирофитовые водоросли (Pirrophyta)–очень маленькая в Байкале группа, включающая 7 таксонов. Все они относятся к группе перидней и обнаружены в открытом озере, и лишь некоторые в заливах и сорах. Очень своеобразен Peridinium baikalense J. Kiss, et Zwetkow. Далее, интересны три эндемичных таксона, относящихся к беспанцирному роду Gymnodinium, от­крытых Н. Л. Антиповой. Три таксона этой группы являются широкораспространенными. Один из них – Ceratium hirundinella (О. F. Mull) Bergh. можно считать прочно обосновавшимся в Байкале, но основным его местообитанием являются соры.

Читайте также:  Какие типы озер распространены в украине

Диатомовые водоросли (Diatomophycees) – наиболее многочисленная группа в Байкале, общая численность таксонов которой достигает 715 (см. табл. 1). Есть основание считать, что видовой состав диатомовых, как, впрочем, и других водорослей Байкала и связанных с ним водоемов, выявлен неполностью. В открытых районах Байкала обнаружено 576 таксонов.

Диатомовые водоросли – очень сложная во всех отношениях группа, в том числе и по экологии, и по родственным связям с небайкальскими видами. В списке флоры Байкала имеется большое число широко распространенных видов, таких как Navicula radiosa, N. bacillum, Cocconeis placentula, Cymbella ventricosum и множество других.

Зеленые водоросли (Euchlorophycees) – эта очень большая и важная группа растительности пресных вод в Байкале сравнительно малочисленна, насчитывает всего 224 таксона. Основная часть их свойственна заливам и сорам, в открытых же районах озера зарегистрировано всего 49 зеленых водорослей. В этой группе очень резко выражено преобладание лишь немногих отделов, которые играют важную роль в растительных груп­пировках открытого Байкала.

Вольвоксовые (Volvocales) – обширная в континентальных водоемах группа, в Байкале насчитывает всего 13 таксонов, из которых в открытых районах озера обнаружено лишь 4 вида. Два из них – Swarchewskiella rotans Jasn. и Chlorophy-sema hemisphaerica С. Meyer эндемичны. Оба вида живут эпи-фатами на других растениях. Третий вид – Chlorogonium ророvae Ustjuzh. обитает в р. Селенге и Селенгинском мелководье подо льдом. Четвертый – Eudorina – постоянно живет в сорах, откуда попадает в пелагиаль озера.

Группа Тетраспоровых (Tetrasporales) и Хлорококковых (Chlorococcales) насчитывает в Байкале 111 таксонов, большая часть которых обитает в сорах, мелководных бухтах, в открытом же Байкале отмечено 11 таксонов. Но из числа этих таксонов лишь два являются настоящими байкальскими – Tetraspora bullosa С. Meyer (Т. cylindrica (Wahlenb.) Ag. var. bullosa C. Meyer и Sykidion gomphonematis C. Meyer. Остальные тетраспоровые и хлорококковые заносятся в открытый Байкал из соров.

Из многочисленной группы Улотриксовых (Ulotricophycees), содержащей 17 семейств, в открытом Байкале обитают представители лишь трех семейств – Ulotricacees, Chaetophoracees, Cladophoracees, и они слагают основную массу раститель­ности. Остальные семейства в открытом Байкале или не имеют существенного значения или вовсе отсутствуют, хотя в распо­ложенных рядом сорах встречаются и иногда играют значительную роль.

Наибольшее значение из зеленых водорослей во флоре Байкала имеют Хетофоровые и Кладофоровые. Хетофоровые (Chaetophoracees) в Байкале представляют самостоятельную ветвь развития, содержащую три эндемичных рода – Ireksokonia С. Meyer, Myxonemopsis С. Meyer, Draparnaldioides С. Meyer et Skabitsch. В настоящее время есть основание считать род Myxonemopsis С. Meyer единственным эндемичным байкальским видом.

Группа кладофоровых (Cladophoraceae) – весьма интересная в Байкале, объединяет 4 рода, из которых 2 – Gemmiphora Skab. и Chaetocladiella С. Meyer et Skab. эндемичны. Широко распространенный в пресных водах и морях род Cladophora наиболее богат эндемичными видами, число которых достигает 7.

Харовые водоросли (Charophycees) Байкала изучены недостаточно. В сорах известны три вида этой группы. Встречаются харовые и в самом Байкале, например в районе Бол. Котов. К сожалению, они наблюдались без репродуктивных органов, поэтому видовая их принадлежность не определена.

Красные водоросли (Rhodophycees) в Байкале крайне бедны. Интересно отметить, что два вида Batrachospermum, обычно обитающие в чистых и холодных водах, в самом Байкале не произрастают, но встречаются в сорах.

Источник

Диатомовые водоросли озера байкал

Centric diatoms from paleolakes of the Baikal rift zone, Russia

Усольцева М.В. 1 , Титова Л.А. 1 , Хассан А. 2 , Чувашова И.С. 2,3 , Рассказов С.В. 2,3

Marina V. Usoltseva, Lyubov А. Titova, Abdulmonem Hassan, Irina S. Chuvashova, Sergei V. Rasskazov

1 Лимнологический институт СО РАН (Иркутск, Россия)
2 Иркутский государственный университет (Иркутск, Россия)
3 Институт земной коры СО РАН (Иркутск, Россия)

УДК 582.26:556.55(1-925.16)

C помощью световой и сканирующей электронной микроскопии исследованы центрические диатомовые водоросли из палеоозер Баргузинской, Тункинской долин и Витимского плоскогорья. Показано, что наиболее распространенными и массовыми были представители родов Aulacoseira, Actinocyclus, Alveolophora, Pseudoaulacoseira и Concentrodiscus. Наибольшее сходство по видовому составу диатомей выявлено между палеоводоемами Баргузинской долины и Витимского плоскогорья.

Ключевые слова : диатомовые водоросли; Aulacoseira; Actinocyclus; Байкал; Баргузинская долина; Витимское плоскогорье; Тункинская долина.

Байкал – глубочайшее и древнейшее пресноводное озеро на планете (Атлас Байкала, 1993). Его формирование началось около 27 млн. лет назад (Мац и др., 2001). Какие изменения происходили в водоеме за такой долгий период можно узнать, изучая палеолетопись диатомовых водорослей. С этой целью был создан международный проект «Байкал-бурение», в рамках которого пройдено несколько скважин (Кузьмин и др., 2009). Самая глубокая скважина – 600 м – пробурена в районе Академического хребта. Диатомовые водоросли данной скважины изучались Г.К. Хурсевич. Показано, что на протяжении долгой истории озера состав доминирующего комплекса диатомей неоднократно изменялся. Самые древние отложения, изученные в Байкале – позднемиоценовые – соответствовали временному интервалу 8–5,33 млн. лет (Кузьмин и др., 2009). Вопрос о происхождении и расселении более ранней диатомовой флоры Байкальского региона до сих пор остается открытым.

Известно, что Прибайкалье является древнейшей областью континентальной седиментации, где в больших депрессиях-котловинах древних озер в течение неогена накопились огромные толщи озерных осадков (Флоренсов, 1960). Для полной регистрации осадочной летописи всей истории структурного развития центральной части Байкальской рифтовой системы первостепенное значение имеет детальное сравнительное изучение разрезов осадочных отложений и комплексов диатомей Баргузинской, Тункинской долин, Витимского плоскогорья и озера Байкал.

Исследованию диатомовых водорослей Витимского плоскогорья посвящены работы (Ендрихинский, Черемисинова, 1970; Рассказов и др., 2007; Черняева и др., 2007; Usoltseva et al., 2010; Usoltseva, Khursevich, 2010), в которых приведены комплексы видов диатомей для средне-верхнемиоценовых отложений (12–9 млн. л.), описаны новые виды. Результаты изучения ископаемых диатомовых водорослей Тункинской котловины представлены в публикациях (Черемисинова, 1973; Попова и др., 1989; Лупикина, Хурсевич, 1991; Khursevich, 1994; Лихошвай и др., 1997; Усольцева, Титова, 2015). Диатомеи Баргузинской долины впервые изучены нами (Hassan et al., 2019).

Целью данной работы был сравнительный анализ комплексов ископаемых центрических диатомей из озера Байкал и палеоводоемов Байкальской рифтовой зоны.

Методы исследований

Материалом для исследований были образцы кернов из скважин Витимского плоскогорья (скв. 7632, 4053, 8101,8182) и Баргузинской долины (скв. 531, 532, 545), отобранные нами в кернохранилищах Байкальского филиала Сосновгеология ФГУГП «Урангеологоразведка». Скважина в Тункинской долине (Тунк/13) была пробурена нами в рамках проекта РФФИ № 12-05-33007. Отобрано более 350 образцов керна.

Исследования диатомей проводились с помощью светового микроскопа Axiovert 200 ZEISS LM с камерой Pixera Penguin 600CL и сканирующего электронного микроскопа (СЭМ) Quanta 200. Для световой микроскопии были сделаны постоянные препараты с помощью смолы Naphrax. Для СЭМ пробы обрабатывали 30% перекисью водорода при 75°С в течение 3 часов, промывали дистиллированной водой 3 раза и помещали на столик для СЭМ.

Для определения видов использовали следующую литературу (Houk, 2003; Houk, Klee, 2007; Диатомовые. 2008; Кузьмин и др., 2009; Usoltseva, Tsoy, 2010).

Результаты и обсуждение

Показано, что во всех исследованных палеоозерах доминировали центрические диатомеи. В древнем озере Тункинской долины обитали: Aulacoseira ambigua (Grunow) Simonsen, A. ambigua f. curvata (Skabichevsky) Genkal, A. islandica (O. Müll.) Simonsen, A. praegranulata var. tuncaica Likhoshway et Pomazkina, Aulacoseira sp. 1, указанный ранее (Лихошвай и др., 1997) как створки, похожие на A. baicalensis, Cyclotella tuncaica Nikiteeva, Likhoshway et Pomazkina, Stephanodiscus tuncaensis Pomazkina et Likhoshway, Stephanodiscus sp., Melosira undulata (Ehrenberg) Kützing и Ellerbekia teres (Brun) Crawford.

Составы комплексов центрических диатомей из палеоозер Северной и Южной палеодолин Витимского плоскогорья различались. Для Южной палеодолины характерны виды: A. сanadensis (Hustedt) Simonsen, A. spiralis (Ehrenberg) Houk et Klee, A. jonensis (Grunow) Houk et Klee, A. valida (Grunow) Krammer, A. italicа (Kützing) Simonsen, A. ambigua (Grunow) Simonsen, A. granulatа (Ehrenberg) Simonsen, A. pusilla (F. Meister) Tuji et Houk и A. distans (Ehrenberg) Simonsen. Среди видов ActinocyclusA. gorbunovii (Sheshukova) Moisseeva et Sheshukova, А. krasskei (Krasske) Bradbury et Krebs, A. vitimicus Usoltseva et Khursevich, A. intermedius Usoltseva et Khursevich, Lobodiscus peculiaris Usoltseva et Khursevich и Pseudoaulacosira moisseeviae (Lupikina) Lupikina et Khursevich. В планктоне древнего озера Северной палеодолины Витимского плато развивались другие виды: Concentrodiscus variabilis Khursevich et Chernyaeva, Аlveolophora robusta (Khursevich) Usoltseva et Khursevich, A. tscheremissinovae Khursevich, Mesodictyopsis dzhilindus (Khursevich) Khursevich и Aulacoseira baicalensis (K. Meyer) Simonsen.

Диатомеи Баргузинской долины исследованы из двух скважин, условно названных Бодон 1 и 2. В палеоозере Бодон 1 Баргузинской долины определены: Actinocyclus gorbunovii, А. krasskei, Аlveolophora tscheremissinovae, Pseudoaulacoseira moisseeviae, Aulacoseira distans, A. spiralis, Aulacoseira sp. с овальными створками, Melosira varians Agardh, Ellerbekia teres. В целом, состав диатомей указывает на сходство со средне-позднемиоценовыми диатомеями Витимского плоскогорья. Нужно отметить, что в средней части керна доминировал вид Aulacoseira sp. с овальными створками. Это древний признак и до сих пор отмечен только для диатомей раннемиоценовых отложений Дальнего Востока, Японии и миоцен-плиоценовых отложений штата Орегон, США (Usoltseva, Tsoy, 2010). На древность Aulacoseira sp. также указывает большая толщина стенок панциря и глубокая кольцевидная диафрагма. Эти признаки указывают на более древний возраст диатомей Баргузинской долины.

В палеоозере Бодон 2 отмечены Actinocyclus tunkaensis Khursevich, Аlveolophora tscheremissinovae, Aulacoseira canadensis, Aulacoseira sp. 2, A. islandica со спорами и A. distans. Эти отложения коррелируются с осадками оз. Байкал познемиоценового-раннеплиоценового возраста.

Сравнительный анализ комплексов доминирующих видов неогеновых отложений Баргузинской, Тункинской долин и Витимского плоскогорья показал, что в их состав входят представители одних и тех же планктонных родов: Actinocyclus, Alveolophora, Aulacoseira, Pseudoaulacoseira, Concentrodiscus, Lobodiscus, но они представлены разными видами. Наибольшее сходство выявлено между палеоводоемами Баргузинской долины и Витимского плоскогорья. Общими видами были: Actinocyclus krasskei, A. gorbunovii, Pseudoaulacoseira moisseeviae, Alveolophora tscheremissinovae, Aulacoseira distans, A. spiralis и A. islandica. Все вышеперечисленные виды, за исключением P. moisseeviae и A. tscheremissinovae встречались и в верхнемиоценовых дельтовых фациях Палеобаргузина, вскрытых скв. BDP-98 на подводном Академическом хребте Байкала.

Интересно, что из всех перечисленных диатомей палеоводоемов Байкальской рифтовой зоны в настоящее время в заливах оз. Байкал в летне-осенний период встречается A. ambigua, а в весеннем фитопланктоне пелагиали озера можно наблюдать A. baicalensis и A. islandica. Доминирование этих видов в Байкале отмечено с раннего плиоцена (Кузьмин и др., 2009) до настоящего времени (Popovskaya et al., 2016). Однако наши данные свидетельствуют об их развитии и в более раннее время – в миоцене.

Вопрос о распространении байкальских, как ранее считалось, эндемичных видов диатомовых водорослей за пределами Байкала вызывает интерес среди ученых вот уже много лет. Одна из гипотез о распространении байкальских эндемичных видов центрических диатомей в озерах Забайкалья (Токко, Огиендо, Амалык) представлена Н.А. Бондаренко и С.И. Генкалом (Бондаренко, Генкал, 2005). Авторы, ссылалаясь на данные предыдущих исследователей (Кожов, 1972; Карасев, 1987), высказали мнение о том, что в прошлом байкальские эндемики Aulacoseira baicalensis, Stephanodiscus meyeri Genkal et Popovskaya, Cyclotella baicalensis Skvortzow и Cyclotella minuta (=L. minuta) имели более широкий ареал распространения и сохранились в горных водоемах Байкальской рифтовой зоны благодаря особенностям биологии. Таким рефугиумом для Aulacoseira baicalensis, вероятно, оказались водоемы Витимского плоскогорья.

Необходимо продолжить детальные исследования морфологической вариабельности представителей для получения более полной картины разнообразия диатомовых водорослей Байкальского региона.

Работа выполнена в рамках проекта РФФИ № 19-04-00746 и бюджетного проекта ЛИН СО РАН 0345–2019–0001 на базе приборного центра «Электронная микроскопия», входящем в ЦКП «Ультрамикроанализ» ЛИН СО РАН.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов, требующего раскрытия в данном сообщении.

Список литературы

  1. Байкал: Атлас // Г.И. Галазий (гл. ред.). – М.: Роскартография, 1993. — 160 с.
  2. Бондаренко Н.А., Генкал С.И. О находке байкальских эндемичных водорослей в горных озерах Забайкалья // Ботанический журнал. 2005. Т.90, №9. С. 1398–1411.
  3. Диатомовые водоросли России и сопредельных стран. Ископаемые и современные. Т.2, Вып. 5. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008. – 171 c.
  4. Ендрихинский А.С., Черемиссинова Е.А. О находке миоценовых отложений на Витимском плато // Доклады АН СССР. 1970. Т.191, №.4. С. 885–888.
  5. Карасев Г.Л. Рыбы Забайкалья. – Новосибирск: Наука, 1987. – 295 с.
  6. Кожов М.М. Очерки по байкаловедению. – Иркутск: Восточно-сибирское книжное издательство, 1972. – 252 с.
  7. Кузьмин М.И., Хурсевич Г.К., Прокопенко А.А., Феденя С.А., Карабанов Е.Б. Центрические диатомовые водоросли позднего кайнозоя озера Байкал: морфология, систематика, стратиграфическое распространение, этапность развития (по материалам глубоководного бурения). – Новосибирск: ГЕО, 2009. – 374 c.
  8. Лихошвай Е.В., Помазкина Г.В., Никитеева Т.А. Центрические диатомовые водоросли из миоценовых отложений Байкальской рифтовой зоны (Тункинская котловина) // Геология и геофизика. 1997. Т.38, №9. С. 1445–1452.
  9. Лупикина Е.Г., Хурсевич Г.К.Lobodiscus (Tscher.) Lupik. et Khurs. — новый род класса Centrophyceae (Bacillariophyta) // Альгология. 1991. Т.1, №3. С. 67–70.
  10. Мац В.Д., Уфимцев Г.Ф., Мандельбаум М.М. Кайнозой Байкальской рифтовой впадины: строение и геологическая история. – Новосибирск: СО РАН, 2001.– 252 с.
  11. Попова С.М., Мац В.Д., Черняева Г.П., Шимараева М.К., Кульчицкий А.А., Воробьева Г.А., Климанова В.М., Кононов Е.Е., Кравчинский А.Я., Кулагина Н.В., Лазо Ф.И., Орлова Л.А., Панычев А., Сизиков А.М., Шибанова И.В. Палеолимнологические реконструкции. Байкальская рифтовая зона. – Новосибирск: Наука, 1989. – 111 с.
  12. Рассказов С.В., Лямина Н.А., Черняева Г.П., Скобло В.М., Лузина И.В., Руднев А.Ф., Резанов И.Н. Стратиграфия кайнозоя Витимского плоскогорья: феномен длительного рифтогенеза на юге Восточной Сибири. – Новосибирск: ГЕO, 2007. – 193 с.
  13. Усольцева М.В., Титова Л.А. Ископаемые пресноводные диатомовые водоросли Тункинской впадины (Прибайкалье) по материалам бурения 2013 г. // Вопросы современной альгологии. 2015. №3(10). URL: http://algology.ru/837 (дата обращения – 25.04.2019)
  14. Флоренсов Н.А. Мезозойские и кайнозойские впадины Прибайкалья. – Л.: Изд-во АН СССР, 1960. – 257 с.
  15. Черемисинова Е.А. Диатомовая флора неогеновых отложений Прибайкалья. – Новосибирск: Наука, 1973. – 69 с.
  16. Черняева Г.П., Лямина Н.А., Рассказов С.В., Резанов И.Н., Савинова В.В. Биостратиграфия и условия накопления средне и верхнемиоценовой вулканогенно-осадочной толщи джилиндинской впадины Западного Забайкалья // Геология и геофизика. 2007. Т.48, №4. С. 460–471.
  17. Hassan A., Usoltseva М., Rasskazov S., Chuvashova I., Titova L. The first study of fossil diatom flora from Middle Miocene-Lower Pliocene lacustrine sediments in BarguzinValley, Baikal Rift Zone // Quarternary International. 2019. (In Press.). DOI: https://doi.org/10.1016/j.quaint.2019.03.024.
  18. Houk V. Atlas of freshwater centric diatoms with a brief key and descriptions. Part. I. Melosiraceae, Orthoseiraceae, Paraliaceae and Aulacoseiraceae // Poulíčková A. (ed.). Czech Phycology Supplement 1. – Olomouc: Palacký University, 2003. – 112 p.
  19. Houk V., Klee R. Atlas of freshwater centric diatoms with a brief key and descriptions Part. II. Melosiraceae and Aulacoseiraceae (Supplement to Part I) // Fottea, Olomouc. 2007. V.7(2). Р. 85–255.
  20. Khursevich G.K. Morphology and taxonomy of some centric diatom species from the Miocene sediments of the Dzhilinda and Tunkin Hollow // Memoirs of the California Academy of Sciences. 1994. V.17. P. 269–280.
  21. Popovskaya G.I., Genkal S.I., Likhoshway Ye.V. Diatoms of the plankton of lake Baikal. Atlas and Key. – Novosibirsk: Nauka, 2016. – 180 p.
  22. Usoltseva M., Khursevich G.Alveolophora robusta comb. nov. from Miocene deposits of the Vitim Plateau, Russia // Diatom Research. 2010. V.28(1). P. 109–114. DOI: https://doi.org/10.1080/0269249X.2012.738251.
  23. Usoltseva M., Khursevish G., Rasskazov S., Vorob’eva S., Chernyaeva G. Morphology of Actinocyclus and Lobodiscus species (Bacillariophyta) from the Miocene deposits of the Vitim Plateau, Russia // Plant Ecology and Evolution. 2010. V.143(3). P. 352–364. DOI: https://doi.org/10.5091/plecevo.2010.410.
  24. Usoltseva M.V., Tsoy I.B. Elliptical species of the freshwater genus Aulacoseira in Miocene sediments from Yamato Rise (Sea of Japan) // Diatom Research. 2010. V.25(2). P. 397−415. DOI: https://doi.org/10.1080/0269249X.2010.9705859.
Читайте также:  10 озер россии глубже 200 метров

Статья поступила в редакцию 1.06.2019
Статья принята к публикации 21.07.2019

Об авторах

Усольцева Марина Владимировна – Marina V. Usoltseva

кандидат биологических наук
старший научный сотрудник, Лимнологический институт СО РАН, Иркутск, Россия (Limnological Institute SB RAS, Irkutsk, Russia)

Титова Любовь Александровна – Lyubov А. Titova

ведущий инженер, Лимнологический институт СО РАН, Иркутск, Россия (Limnological Institute SB RAS, Irkutsk, Russia)

Хассан Абдулмонем – Abdulmonem Hassan

аспирант, Иркутский государственный университет, Иркутск, Россия (Irkutsk State University, Irkutsk, Russia)

Чувашова Ирина Сергеевна – Irina S. Chuvashova

кандидат геолого-минералогических наук
старший научный сотрудник, Институт земной коры СО РАН, Иркутск, Россия (Institute of the Earth’s Crust, SB RAS, Irkutsk, Russia); Иркутский государственный университет, Иркутск, Россия (Irkutsk State University, Irkutsk, Russia)

Рассказов Сергей Васильевич – Sergei V. Rasskazov

доктор геолого-минералогических наук
профессор, Институт земной коры СО РАН, Иркутск, Россия (Institute of the Earth’s Crust, SB RAS, Irkutsk, Russia); Иркутский государственный университет, Иркутск, Россия (Irkutsk State University, Irkutsk, Russia)

Корреспондентский адрес: Россия, 664033, г. Иркутск, ул. Улан-Баторская, 3, ЛИ СО РАН. Телефон (3952)423280.

ССЫЛКА:

Усольцева М.В., Титова Л.А., Хассан А., Чувашова И.С., Рассказов С.В. Центрические диатомовые водоросли из палеозер Байкальской рифтовой зоны, Россия // Вопросы современной альгологии. 2019. № 2 (20). С. 279 –284. URL: http://algology.ru/1535

DOI – https://doi.org/10.33624/ 2311-0147-2019-2(20)-279-284

При перепечатке ссылка на сайт обязательна

Centric diatoms from paleolakes of the Baikal rift zone, Russia

Marina V. Usoltseva 1 , Lyubov А. Titova 1 , Abdulmonem Hassan 2 , Irina S. Chuvashova 2,3 , Sergei V. Rasskazov 2,3

1 Limnological institute SB RAS (Irkutsk, Russia)
2 Irkutsk State University (Irkutsk, Russia)
3 Institute of the Earth’s Crust, SB RAS (Irkutsk, Russia)

Using light and scanning electron microscopy centric diatoms were investigated from paleolakes of the Barguzin, Tunkinskaya valleys and Vitim Plateau. Representatives of Aulacoseira, Actinocyclus, Alveolophora, Pseudoaulacoseira and Concentrodiscus were common and widespread. The greatest similarity in species composition of diatoms was found between the paleo-lakes of the Barguzin Valley and the Vitim Plateau.

Key words : diatoms; Aulacoseira; Actinocyclus; Baikal; Barguzin Valley; Vitim Plateau; Tunkinskaya Valley.

R eferences

  1. Baykal: Atlas [Baikal: Atlas]. Galazy G.I. (ed.). Moscow: Roskartografiya, 1993. 160 p. (In Russ.)
  2. Bondarenko N.A., Genkal S.I. O nakhodke baykalskikh endemichnykh vodorosley v gornykh ozerakh Zabaykal’ya [On the discovery of Baikal endemic algae in the mountain lakes of Transbaikalia]. Botanicheskiy znurnal. 2005. V.90, №9. P. 1398–1411. (In Russ.).
  3. Cheremisinova E.A. Diatomovaya flora neogenovykh otlozheniy Pribaykal’ya [Diatom flora of Neogenic sediments in Pribaikalie]. Siberian Branch Nauka Publisher, Novosibirsk, 1973. 83 p. (In Russ.)
  4. Chernyaeva G.P., Lyamina N.А., Rasskazov S.V., Rezanov I.N., Savinova V.V. Biostratigrafiya i usloviya nakopleniya sredne i verkhnemiotsenovoy vulkanogenno-osadochnoy tolshchi dzhilindinskoy vpadiny Zapadnogo Zabaykal’ya [Biostratigraphy and conditions of formation of Dzhilinda Depression Miocene unit in West Trans-Baikal]. Geologiya i Geofisika. 2006. V.48, №4. P. 460–471. (In Russ.)
  5. Diatomovye vodorosli Rossii i sopredelnykh stran. Iskopayemye i sovremennye [The diatoms of Russia and adjacent countries. Fossil and recent]. V.2, Is.5. Izdatelstvo St. Peterburgskogo universiteta, St Petersburg, 2008. 171 p. (In Russ.)
  6. Florensov N.A. Mezozoyskie i kaynozoyskie vpadiny Pribaykal’ya [Mesozoic and Cenozoic Depressions of Pribaikalie]. Izdatelstvo AN USSR, Leningrad, 1960. 257 p. (In Russ.)
  7. Hassan A., Usoltseva М., Rasskazov S., Chuvashova I., Titova L. The first study of fossil diatom flora from Middle Miocene-Lower Pliocene lacustrine sediments in BarguzinValley, Baikal Rift Zone. Quarternary International. 2019. (In Press.). DOI: https://doi.org/10.1016/j.quaint.2019.03.024.
  8. Houk V. Atlas of freshwater centric diatoms with a brief key and descriptions. Part. I. Melosiraceae, Orthoseiraceae, Paraliaceae and Aulacoseiraceae. Poulíčková A. (ed.). Czech Phycology Supplement 1. Palacký University, Olomouc, 2003. 112 p.
  9. Houk V., Klee R. Atlas of freshwater centric diatoms with a brief key and descriptions Part. II. Melosiraceae and Aulacoseiraceae (Supplement to Part I). Fottea, Olomouc. 2007. V.7(2). Р. 85–255.
  10. Karasev G.L. Ryby Zabaykal’ya [Fish of Transbaikalia]. Nauka, Novosibirsk, 1987. 295 p. (In Russ.)
  11. Khursevich G.K. Morphology and taxonomy of some centric diatom species from the Miocene sediments of the Dzhilinda and Tunkin Hollow. Memoirs of the California Academy of Sciences. 1994. V.17. P.269–280.
  12. Kozhov M.M. Ocherki po baykalovedeniyu [Essays on Baikal]. Vostochno-sibirskoye knizhnoye izdatelstvo, Irkutsk, 1972. 254 p. (In Russ.)
  13. Kuz’min M.I., Khursevich G.K., Prokopenko A.A., Sedenya S.A., Karabanov E.B. Tsentricheskie diatomovye vodorosli pozdnego kaynozoya ozera Baykal: morfologiya, sistematika, stratigraficheskoe rasprostranenie, etapnost razvitiya (po materialam glubokovodnogo bureniya) [Late Cenozoic centric diatoms of Lake Baikal]. GEO, Novosibirsk, 2009. 374 p. (In Russ.)
  14. Likhoshway Ye.V., Pomazkina G.V., Nikiteeva T.A. Tsentricheskie diatomovye vodorosli iz miotsenovaykh otlozheniy Baykalskoy riftovoy zony (Tunkinskaya kotlovina) [Centric diatoms from the Miocene deposits of the Baikal rift zone (Tunkinskaya depression)]. Geologiya i Geofisika. 1997. V.38, №9. P. 1445–1452. (In Russ.)
  15. Lupikina E.G., Khursevich G.K. Lobodiscus (Tscher.) Lupik. et Khurs. – novyy rod klassa Centrophyceae (Bacillariophyta) [Lobodiscus (Tscher.) Lupik. et Khurs. – new genus of the class Centrophyceae (Bacillariophyta)]. Algologiya. 1991. V.1, №.3. P. 67–70. (In Russ.)
  16. Matz V.D., Ufimtsev G.F., Mandelbaum M.M. Kaynozoy Baykalskoy riftovoy vpadiny: stroenie i geologicheskaya istoriya [Cenozoic of the Baikal rift basin: structure and geological history]. SO RAN, Novosibirsk, 2001. 252 p. (In Russ.)
  17. Popova S.M., Matz V.D., Chernyaeva G.P., Shimarayeva M.K., Kul’chitskiy A.A., Vorob’yeva G.A., Klimanova V.M., Kononov Ye.Ye., Kravchinskiy A.Ya., Kulagina N.V., Lazo F.I., Orlova L.A., Panychev A., Sizikov A.M., Shibanova I.V. Paleolimnologicheskie rekonstruktsii (Baykalskaya riftovaya zona) [Paleolimnological reconstructions. Baikal rift zone]. Nauka, Novosibirsk, 1989. 111 p. (In Russ.)
  18. Popovskaya G.I., Genkal S.I., Likhoshway Ye.V. Diatoms of the Plankton of lake Baikal. Atlas and Key. Nauka, Novosibirsk, 2016. 180 p. (In Russ.)
  19. Rasskazov S.V., Lyamina N.A., Chernyaeva G.P., Lusina I.V., Rudnev A.F., Resanov I.N. Stratigrafiya kaynozoya Vitimskogo ploskogor’ya: fenomen dlitelnogo riftogeneza na yuge Vostochnoy Sibiri [Cenozoic stratigraphy of the Vitim Plateau: phenomenon of long rifting in the south of East Siberia]. Geo, Novosibirsk, 2007. 193 p. (In Russ.)
  20. Usoltseva M., Khursevich G. Alveolophora robusta comb. nov. from Miocene deposits of the Vitim Plateau, Russia. Diatom Research. 2010. V.28(1). P. 109–114. DOI: https://doi.org/10.1080/0269249X.2012.738251.
  21. Usoltseva M., Khursevish G., Rasskazov S., Vorob’eva S., Chernyaeva G. Morphology of Actinocyclus and Lobodiscus species (Bacillariophyta) from the Miocene deposits of the Vitim Plateau, Russia. Plant Ecology and Evolution. 2010. V.143(3). P. 352–364. DOI: https://doi.org/10.5091/plecevo.2010.410.
  22. Usoltseva M.V., Titova L.A. Iskopaemye presnovodnye diatomovye vodorosli Tunkinskoy vpadiny (Pribaykal’e) po materialam bureniya 2013 goda [Fossil freshwater diatom algae of the Tunkinskaya depression (Pribaikalye) from 2013 drilling data]. Voprosy sovremennoy algologii [Issues of modern algology]. 2015. №3(10). URL: http://algology.ru/837 (Accessed on – 25.04.2019) (In Russ.)
  23. Usoltseva M.V., Tsoy I.B. Elliptical species of the freshwater genus Aulacoseira in Miocene sediments from Yamato Rise (Sea of Japan). Diatom Research. 2010. V.25(2). P. 397−415. DOI: https://doi.org/10.1080/0269249X.2010.9705859.
  24. Yendrichinsky A.S., Cheremisinova Ye.A. O nakhodke miotsenovykh otlozheniy na Vitimskom plato [On finding of Miocene deposits on Vitim plateau]. Doklady AN SSSR. 1970. V.191, №4. P.885–888. (In Russ.)

Authors

Limnological Institute SB RAS, Irkutsk, Russia

Limnological Institute SB RAS, Irkutsk, Russia

Источник

Adblock
detector